Людмила Кольцова: Нелегкая жизнь легких конструкций

19.05.2011
Просмотров: 2799

Компания "Волгоспецстрой", сотворившая несколько лет назад большой купол нижегородского планетария, делает ставку на научно-исследовательскую деятельность. Разумеется, это требует немалых вложений.

Компания "Волгоспецстрой", сотворившая несколько лет назад большой купол нижегородского планетария, делает ставку на научно-исследовательскую деятельность. Разумеется, это требует немалых вложений. Однако компания нашла оптимальный вариант, к тому же - во всех отношениях общественно-полезный. О новинках, испытаниях конструкций - особенно актуальных после снежной зимы, чудо-заказчиках, гастарбайтерах и СРО - в интервью с гендиректором ООО "Волгоспецстрой" Людмилой КОЛЬЦОВОЙ.

Людмила Георгиевна, купол планетария явно прославил компанию “Волгоспецстрой” — заказы, наверное, так и посыпались?

— Добавил налета важности — да. А заказы у нас были и раньше — много и интересных, однако планетарий оказался необыкновенным. Почему-то никто до нас не строил купола из легких стальных тонкостенных конструкций (ЛСТК). И после планетария у нас появились довольно нетрадиционные заявки: уже просили не домик-пряник с двускатной крышей, а купольные конструкции, арочные, сложные архитектурные формы. И мы приветствуем это — не хочется зацикливаться на строительстве одинаковых сарайчиков.

Сейчас много говорится об энергоэффективности. В связи с этим компания “Галеон”, например, представила свои экономичные купольные дома. А вы не работаете в этом направлении?

— Здесь не надо путать. Энергоэффективность — это все-таки прерогатива тех, кто работает внутри дома, кто строит целые дома, прерогатива проектировщиков. Деятельность же нашей компании ограничена металлокаркасами. Мы производим стальные тонкостенные профили, выполняем работы по монтажу, сборке металлокаркасов — и знаем толк в этом. А вот строить дома — не стремимся, хотя можем. Каждый, по-моему, должен заниматься своим делом. Иначе нужно брать субподрядчиков, отвечать за их работу. А если вдруг “косяки” — то лучшие годы уйдут на суды и пересуды. Зачем?

Слышала, что с наступлением кризиса вы стали особенно избирательны по отношению к своим заказчикам? Как теперь обстоит дело?

— Таких заказчиков, как в этом году, у нас вообще никогда не было! То ли посткризисный период как-то влияет на людей, то ли еще что, но почему-то некоторые предприниматели считают, что они чуть ли не подвиг совершают, когда дают нам заказ — а платить вовсе не обязательно. Вопрос задается примерно такой: “А что деньги? А без денег вы не можете, что ли?” И я даже не знаю, как на это реагировать...

Зато мы очень любим клиентов, которые приходят к нам не в первый раз, — и таких у нас достаточно.

Каких заказов у вас сейчас больше? На частные коттеджи?

— Скорее производственного толка. Это ангары, здания для техосмотра, строения для хранения чего-то.

Вы изначально уделяли большое внимание научно-исследовательской работе. Продолжаете в том же духе?

— Безусловно. В прошлом месяце мы пришли к соглашению с ННГАСУ о необходимости проведения совместной научно-исследовательской деятельности. А вообще мы достаточно плодотворно работаем с кафедрой металлоконструкций с 2004 года, когда я предложила им рассмотреть новую для нашего региона тему ЛСТК не только с точки зрения производства, но и с научной стороны. Строительный университет очень живо тогда откликнулся — и у нас проведено уже немало интересных совместных работ.

Мы участвуем и материально, и интеллектуально в проведении испытаний наших конструкций, они создают очень любопытные разработки. Мы берем студентов на практику, в ННГАСУ пишут дипломы и курсовые по нашей тематике — и мне это нравится.

То есть получается довольно экономный вариант?

— Я бы сказала — интересный! Науке нужно производство, а производству нужна наука. Вот так мы и “поженились”. Очень интересные испытания, кстати, проходили до майских праздников — по проверке стропильных ферм из ЛСТК на разрушающую нагрузку.

Это какие-то новые конструкции?

— Дело даже не в новизне, а в том, например, что этой зимой выпали очень большие снега — и далеко не всем повезло с кровлями. И мы, глядя в будущее, хотим быть уверены в механической прочности наших конструкций.

Другой случай: наши конструкции собираются на самонарезающих винтах — ну, и непривычные к этому строители или заказчики сомневаются: “А хорошо ли это?” А потому проверка надежности таких соединений тоже была проведена опытным путем.

А какие-нибудь НИИ в России занимались такой работой?

— Теоретические разработки и отдельные испытания в области ЛСТК проводятся в Москве, Санкт-Петербурге и других городах. Тем не менее единой нормативно-технической документации по ЛСТК в России пока не существует. Исследовательское поле по этой тематике столь велико, что работы всем хватит.

Но вы ведь и новое что-то придумываете. Приведите конкретный пример.

— Конечно, мы постоянно находимся в поисках новых возможностей применения ЛСТК.

И, например, сейчас это использование ЛСТК совместно с новым материалом поликарбонатом для выполнения светопрозрачных конструкций. Это может быть какой-нибудь торговый центр с прозрачной кровлей (в Иванове очень красиво получилось — сферическая кровля радиусом 12 метров на высоте 36 метров над землей), или даже ФОК — было и такое обращение, а в бытовом плане — теплица или зимний сад, о котором и сама мечтаю.

Кадрового голода не ощущаете, наверное, благодаря сотрудничеству с ННГАСУ?

— Его почти все сегодня ощущают. Потерялись специалисты среднего звена. Престиж профессии рабочего — строителя, мастера, прораба куда-то улетучился. Специалистов высшего звена выпускается в несколько раз больше, нежели рабочих, и эта диспропорция накладывает свой отпечаток. И некоторые еще удивляются такому количеству “ученых” гастарбайтеров!

Вы тоже пользуетесь их услугами?

— Нет. Все наши сегодняшние сотрудники работают в компании не менее пяти лет. Некоторые пришли к нам только с аттестатом школы, и мы оплатили им обучение в строительном техникуме, другие совмещали работу с обучением в ННГАСУ. Компания старается сохранять кадровый костяк, более того, когда начинаются сезонные работы (а у нас сезон начался в этом году в феврале!) — привлекаем бригады тоже не с улицы, а те, с которыми сотрудничаем уже с 2004 года.

Небольшие компании, по-вашему, должны вступать в СРО?

— Если они имеют отношение к госзаказам и многоэтажному строительству, то просто обязаны это делать. Тем же, кто занимается малоэтажкой, закон пока позволяет не вступать в СРО.

Вы бы не хотели, судя по интонации?

— Нет, почему? Сейчас происходит непонятная ситуация: в какой-то момент лицензии на выполнение тех или иных работ отменили, и началась эра СРО. И все “малоэтажники” пока могут пользоваться прорехой в законодательстве, но я не могу сказать, что это хорошо. Многие маленькие организации просто выпали из информационного поля и главное — из-под контроля. “Вот там кто-то закон разработал, ну и бог с ним, мы и так проживем”. И, как вы понимаете, это влечет массу негативных последствий.

Так что СРО по малоэтажке, скорее всего, все-таки нужно. Кстати, выдвигалась хорошая идея, что Ассоциация малоэтажного строительства может стать коллективным членом СРО. Такой вариант прорабатывался — и я не думаю, что он самый плохой. Однако воз и ныне там.

Конкурентов у вас много?

— Есть немало аналогичных компаний, занимающихся ЛСТК, — и мне не хотелось бы конкурировать ни с кем из них. Не надо ломать копья по этому поводу: рынок настолько широк, а конструкции настолько интересныеи многоприменимы, что здесь не драться нужно — а нормально поставить отрасль. И испытания проводить вместе! Вообще есть много частных вопросов, которые лучше решать вместе, а не “стрелять” друг у друга документы в случае проверок. Но что-то пока я не слышу отклика в ответ на свои предложения.

Справка. Людмила Кольцова. Нижегородка в третьем поколении. “Девичья” специальность — радиоэлектроника (НГТУ), потом — педагогика (Академия педагогических наук СССР), окончила также Академию международного бизнеса и Университет марксизма-ленинизма.

Почти 20 лет преподавала в радиотехническом колледже. В 1992-м ушла в бизнес. В настоящее время (с 2003 года) — генеральный директор компании “Волгоспецстрой”.

Увлечения: участие в экспедициях “Дом и корабль” Юрия Немцова. И с недавнего времени “садизм” по полной программе, то есть дача: общение с природой, выращивание растений, садовая архитектура...

Любимых книг много: была пора и Ефремова, и Монтеня, и Гончарова не отвергнуть, однако книги Ильфа и Петрова вне времени и “конкуренции”.

Изречение: “Когда с работы хочется домой, а из дома — на работу”.

Замужем (супруг — партнер по бизнесу), сыну 35 лет.


 

Людмила ЗУЕВА

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.