Причины ажиотажа — психология, а не статистика

23.05.2011
Просмотров: 4379

На вопросы «Новой» в Нижнем» отвечает руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области Михаил Теодорович.

На вопросы «Новой» в Нижнем» отвечает руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области Михаил Теодорович.

— Насколько ситуация на рынке автомобильного топлива Нижегородской области отличаются от ситуации, сложившейся в соседних регионах?

— Отличается, конечно. Рынок живой, на него влияет география, традиции, структура экономики, привычки людей. Всё это вкупе определяет потребительское поведение. К тому же, есть ещё и логистика, и ценовая традиция. В результате где-то топливо чуть дороже, где-то чуть дешевле.

— Как у нас обстоят дела с ценой на бензин и с качеством топлива?

— Считается, что у нас бензин не самый дешёвый, что, например, во Владимирской области бензин дешевле. Но мы хорошо помним, что Владимирская область расположена вдоль федеральной трассы. Самый крупный город, Владимир, тоже на ней расположен. И там совершенно другой рынок: другие поставки, другие потребители. Цены эластичнее, и рынку приходится в каком-то смысле приспосабливаться к существующему спросу.

Понятно, что стоимость доставки тоже влияет на цену топлива: чем дальше «едет» продукт, тем дороже он становится. Особенно, если у потребителя невелик выбор. Я бы не сказал, что есть какие-то особенные причины, влияющие на цену бензина. По крайней мере, наша практика — поступающие обращения и рассматриваемые дела — не даёт поводов говорить о наличии факторов, дискриминирующих нижегородских потребителей по признаку цены топлива. Есть мнения, разные. Никто не хочет платить больше.

Что касается качества, можно сказать, что наличие собственного нижегородского нефтеперерабатываю­щего завода, ­наверное, до какой-то степени обеспечивает наполнение рынка недавно и территориально близко произведённым топливом. Плюс это до какой-то степени страхует рынок от притока бензина плохого качества. Понятно, страховки полной быть не может, понятно, никто не сможет назвать цифры, но общеэкономическая логика такова.

— Как будут меняться цены на бензин в ближайшие месяцы?

— Динамика цен всегда связана с динамикой потребления и с циклическими процессами. Ну, например, цена долго оставалась постоянной. Значит, она должна измениться. Ну, хотя бы с учетом инфляции. Инфляция у нас составляет примерно десять процентов в год. Это около одного процента в месяц. От 25 рублей за литр — это примерно 25 копеек в месяц, то есть закономерная инфляционная надбавка к цене. На эту надбавку может налагаться надбавка оптовой цены. Например, дорожает нефть, вслед за этим дорожает опт, а значит, дорожает и розница. Это означает, что к инфляционной добавке может ещё добавиться и оптовая, которую диктует рынок нефти, причем, рынок международный, который не контролируется из России и не подчиняется ей. Россия сильно интегрирована в мировой рынок, особенно по топливу. Естественно, мировая цена на нефть отражается (конечно с каким-то временным лагом) на внутренних ценах. А другая ситуация — когда оптовая цена идёт вниз. Дешевеет нефть, дешевеет в оптовом звене бензин. Соответственно, появляется стимул, чтобы он дешевел на рознице. Таким образом, несмотря на инфляционную надбавку, цена может стабилизироваться и достаточно надолго. Есть ещё и фактор ­политики нефтяных компаний. У каждой компании своя ценовая политика — по крайней мере, должна быть, и ФАС за этим следит.

Сочетание всех факторов и определяет движение розничных цен. В результате могут быть периоды энергичного движения цены, когда цена бензина за месяц увеличивается, например, за рубль. Но точно так же возможно движение цены вниз, когда она дешевеет на пятьдесят копеек, притом что она до этого долго не менялась. Если посмотреть долгосрочную статистику, то такие вещи тоже бывали.

Есть ощущение, что цены всё время растут, и оно знакомо каждому из нас, кто платит, вынимая деньги из своего кармана. Но если следовать фактам, то получается, что цены могут снижаться. Другое дело, что в каждом конкретном случае изменение цены вызывает разные эмоциональные реакции и по-разному помнится.

— Грозит ли нижегородским автомобилистам дефицит топлива?

— Мы держим ситуацию под контролем и находимся в постоянном взаимодействии с участниками топливного рынка. Проанализировали запасы. Причиной беспокойства послужили данные выборочного мониторинга запасов на «лукойловских» нефтебазах. Мы увидели, что на Кстовской нефтебазе — одной из самых крупных — запасы оказались существенно ниже, чем за аналогичный период прошлого года. Однако тщательный анализ показал, что снижение запасов произошло только на той же Кстовской нефтебазе. Наложились крупные отгрузки водным транспортом в преддверии паводка и крупные текущие отгрузки топлива по железной дороге, притом что в силу технологической специфики топливо на эту нефтебазу можно подавать по трубе, и только большими порциями (тысячами тонн). Но «Лукойл-Волганефтепродукт» смог показать, что суммарные запасы по всем нефтебазам региона были несколько выше, чем в прошлом году. Важно, что участники рынка разделяют мнение, что, в целом, рынок обеспечен топливом.

Текущих запасов, как говорят топливники, достаточно, чтобы сглаживать и нивелировать наблюдаемые колебания рынка.

Представитель НОРСИ на совещании, которое состоялось в Управлении 29 апреля, рассказал о том, что в мае заработают новые установки крекинга бензина. Это дополнительно 3000 тонн бензина в месяц. Поэтому сегодня я не вижу причин, которые могли бы привести к дефициту топлива. Хотя рынок можно взорвать и изнутри, а неадекватное поведение потребителей способно создать дефицит где угодно. Но я связываю ожидания и с более взрослым, если можно так сформулировать, зрелым потребительским поведением нижегородцев, с тем, что народ не будет кидаться на заправки с канистрами в руках. Тем более что и не запасёшь столько, сколько имело бы смысл. Крупу купил двадцать килограмм и ешь её целый год, а бензин… Куда мы его нальем? У большинства из нас нет ёмкостей для хранения. Поэтому нервов и эмоций здесь гораздо больше. И ажиотаж происходит, скорее, в психологической сфере, нежели в товарной.

— Насколько конкурентоспособными в нынешних условиях оказываются частные заправки, не принадлежащие крупным нефтяным компаниям?

— Конкурентоспособных много. «Лукойл» держит только треть рынка. По нашим оценкам, до 35?%. А в рознице у него где-то четвёртая часть заправок. А все остальные? Все остальные — это не «Лукойл». Это и сети крупных российских нефтяных компаний, и местные небольшие розничные сети, и отдельные хозсубъекты.

— А крупные бренды берут бензин с «лукойловских» нефтебаз?

— В том числе, но и не только. «Газ­пром­нефть» увеличивает поставки в ­Ниже­городскую область. Но они активно используют чужие сети, при наличии хоть и небольшой, но своей. «Татнефть» тоже возит своё топливо, как и «Башнефть». Менее крупные игроки бензин в Нижегородскую область везут из Рязани, Владимира, Ярославля и не только. В этом и проявляется значение и сила конкуренции. При советской власти были специально обученные люди, которые думали, откуда в магазине возьмётся хлеб. Теперь нужда в этом отпала. Для этого есть конкуренция. На продовольственном рынке эта схема в очередной, миллиард первый раз, зарекомендовала себя наилучшим образом. На топливном будет то же самое. Собственно, это сейчас и происходит.

Мы сейчас не говорим о качестве. Кто-то идёт в «Лукойл», кто-то — в ТНК, кто-то — к бензовозу с пахучей жидкостью. И на здоровье. В конце концов, каждый волен покупать товар там, где хочет. Но если основные игроки своей доли рынка не теряют, значит, люди им доверяют.

— Когда вы говорите о положении на рынке, оперируете обобщёнными данными. А как автовладелец вы уверены в том, что бензин, которым заправляетесь, не вредит вашей машине?

— Я не сторонник того, чтобы экономить на топливе. Возможно, это моя заморочка инженерская. Как человек с техническим образованием, кандидат технических наук, конструктор с двенадцатилетним опытом и автомобилист с тридцатилетним стажем, я точно знаю, что железо не всё может стерпеть. Оно не может вытерпеть больше того, для чего оно придумано. И я считаю, что неверно мучить машину неправильной эксплуатацией, а потом ожидать от неё правильного поведения. Чудес не бывает. Если вы купили хорошую машину, если вы ждёте от неё многого, относитесь к ней хорошо. Написано 95?й, значит, 95?й. Написано 92?й, значит, 92?й. Всем известны рекомендации производителей. Иначе это игра в русскую рулетку: прокатит — не прокатит. Я лично эту дилемму трактую в пользу машины.


Источник: Новая газета в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.