Алла ЛЕБЕДЕВА: «Нужно давать ребенку ощущение полета»

02.06.2011
Просмотров: 5270

Алла Лебедева стала одним из нижегородских учителей-экспериментаторов. Ее класс - один из двух в Нижегородской области и единственный в городе, обучающийся по так называемой «Системе Жохова».

Советская система школьного образования была хоть и лучшей в мире, но слишком уж строгой, традиционной. Как в психологии возможны различные трактовки поступков человека, его потенциальных мотиваций и стимулов, так и в педагогике учить можно по-разному. Все зависит от ракурса и расстановки акцентов. Так появились авторские методики преподавания. Появились относительно недавно. Но спрос на них большой. Потому что свободной стране - здоровая конкуренция, а еще потому, что родители тоже разные. Алла Лебедева стала одним из нижегородских учителей-экспериментаторов. Ее класс - один из двух в Нижегородской области и единственный в городе, обучающийся по так называемой «Системе Жохова». Только что закончился первый год. «Б+К» решила узнать о результатах эксперимента.

Алла, я так понимаю, вы работаете с детьми по какой-то прогрессивной методике?

— Ну, можно и так сказать (смеется). Я преподаю по авторской методике Владимира Жохова — в начальной школе лицея №8. «Система Жохова» в России работает уже 15 лет. Это уникальная методика. В Нижнем она была введена всего лишь год назад — решили попробовать на одной площадке – у нас – в формате эксперимента плюс еще в выксунской школе №6, если говорить об области. Причем в Выксе начали раньше. Я ездила в их школу два раза, побывала на уроках и поняла, что мне, как учителю, это близко, соответствует моим представлениям о том, как нужно учить современных детей, в конце концов это соответствует моему темпераменту.

А в чем уникальность этой методики?

— Я не возьмусь доказывать ее уникальность, потому что работаю по концепции Жохова всего год. А говорить о результатах такой работы имеет смысл спустя как минимум четыре года — когда класс полностью пройдет весь курс. Плюс необходимо посмотреть, какие система даст учебные результаты, как она сработает при переходе из начальной школы в среднее звено.

Сама я услышала о системе Жохова, когда, учась в аспирантуре, попала в летнюю научную школу в Перми. У меня возник чистый профессиональный интерес — за 20 лет работы в школе у меня установилось четкое ощущение несоответствия затраченного труда и получаемых результатов. Я работала по нескольким учебным методикам, и каждая из них по-своему интересна, но тех результатов, которые я бы хотела получать, они не давали. А мое учительское кредо — нацеленность на самообразование. И у Жохова я увидела потенциал для максимального развития детей.

Современные дети практически рождаются с компьютером в руках, и с ними сложно конкурировать с помощью указки и мела. А система Жохова предполагает активную компьютерную поддержку. Есть видеокурс всех уроков, соответственно, каждое занятие идет в визуальном сопровождении — на экране транслируется материал, который я преподношу детям. То есть все уроки полностью составлены автором методики, и я получаю из Москвы почтой все материалы.

Вы можете описать какие-то конкретные формы обучения?

— Задачей системы является развитие интеллектуальных и творческих способностей учеников. Информационная среда урока обладает для этого мощным потенциалом, значительно превышающим возможности одного учителя и «набора привычных средств». Но в первую очередь система нацелена на сбережение здоровья детей. Например, ученики не должны носить учебники, то есть тяжести, в школу. Поэтому главным инструментом обучения является маркерная доска. А маркер — средство обратной связи. Дети пишут ответы на вопросы учителя на своих досках. Каждый ребенок получает задания, которые распечатываются на листочках. И ребенок вписывает только ответы, то есть он не должен много писать. Это снижает утомляемость.

Каждый день начинается с зарядки, также включенной в видеокурс. На экране упражнения показывают, например, сказочные персонажи. Это ярко и музыкально. Длится такая зарядка минут 7—10. Причем потом дети сами показывают упражнения для всего класса, по очереди. Должна сказать, им это очень нравится.

Каждый день они слушают классическую музыку. Это и интеллектуальное развитие, и отдых. Плюс мы с детьми поем песни — за первый год разучили около тридцати. Такие занятия и легкие развивают, и музыкальный слух. Еще одна форма активности — просмотр мультфильмов. Причем после этого ученики должны ответить на вопросы о мелких деталях. То есть смотреть нужно очень внимательно. Это развивает наблюдательность.

Что за мультфильмы показываете: «образовательные» или нацеленные на художественное восприятие?

— Понимаете, главная цель — сделать каждый урок органичным и интересным, не игрой, но праздником. Нужно учитывать возрастные особенности. У первоклассника игровая деятельность еще не до конца конвертируется в учебную. Ребенок как раз находится в состоянии перехода. Поэтому, когда он смотрит мультфильм про Винни Пуха, но задают ему вопросы о количестве шариков у Пятачка и цвете бантика на хвосте Ослика, это оказывается очень органичным форматом.

Вы говорили, что дети мало пишут. Получается, акцент ставится на развитии устной речи?

— В первом классе — да. Там используются только два формата письменной работы — с маркерной доской и ответы на карточках с вопросами. С конца первого класса дети больше работают над письменной речью. Это дает динамику. Дело в том, что в первом классе процесс письма отнимает колоссальное количество времени — и палочки, и числа, и буквы дети выводят очень медленно. Смещение акцента в сторону устной речи высвобождает огромное количество времени. Тут еще играет роль и другой фактор — шести-, семилетние дети очень хотят говорить, им интересно исследовать и математические термины, и понятия. И в процессе исследования и самовыражения они не отвлекаются на письмо. В программе есть предмет «Риторика», на котором дети учатся говорить выразительно. На этих уроках они слушают образцы выразительной речи, озвучиваемые знаменитыми актерами. Я включаю им запись голоса Михаила Ульянова, читающего сказку про Конька-Горбунка. Во время прослушивания они видят текст на экране, потом пробуют читать сами, работают в группах. Приобретаются хорошие навыки чтения.

И дети справляются с выразительным чтением? Им удается интонировать?

— Прекрасно справляются. Сами тексты этих сказок гениальны, образны, интонирование заложено и на уровне языка, и на уровне восприятия. А тут еще дети получают образец произнесения каждой фразы с объяснением всех сложных или новых слов. После такого многократного обращения с текстом они начинают легко ориентироваться в материале.

Кстати, в рамках курса риторики дети знакомятся с разными видами словарей — орфографическим, этимологическим, словарями синонимов и антонимов. И слова рассматриваются с разных точек зрения. Этимология вообще стала для них увлекательной игрой. Получается, первоклассники учатся ценить слово, точно его употреблять в речи.

Вообще, по Жохову начальное образование становится разноуровневым. То есть дети развиваются физически, художественно, учатся самовыражаться. За первый класс мы успели пройти много важных тем, например часы. То есть первоклассники легко ориентируются в часах с любыми циферблатами — и с арабскими цифрами, и с римскими. Они легко могут сказать, сколько времени будет через тридцать минут и сколько было полтора часа назад. То есть вы можете представить, о каком уровне понимания идет речь. За тот же первый класс дети изучили термометр, они могут определять температуру и соответственно научились выполнять арифметические действия с отрицательными числами. Плюс уравнения.

Вам легко было переключиться на новый формат общения с детьми?

— Само собой, полученное мной педагогическое образование было ориентировано на традиционную систему. Для того чтобы начать работать с методикой Жохова, я прошла специальный курс обучения. И каждую неделю Владимир Иванович проводит трехчасовую скайп-конференцию с преподавателями, работающими по его системе. Он на неделю вперед разбирает каждый урок, дает пояснения, подробные рекомендации. В этом году первый класс взяли 77 учителей по всей стране.

А дети, набираемые в эти классы, проходят дополнительный отбор?

— Нет, обучение доступно любому ребенку, вне зависимости от его психологических особенностей или уровня подготовки к школе. Требования предъявляются к школе: в каждом кабинете обязательно должен быть видео-проектор, экран, компьютер и ксерокс.

Есть ли требования к учителю?

— Нужно изменить себя и отношение к профессии. Плюс нужно строго следовать данной системе. Самодеятельность здесь неуместна. То есть совмещать разные методики не получится. Здесь все элементы взаимосвязаны, объединены в подход.

У вас не возникало ощущения, что не все шаги, предлагаемые Жоховым, корректны? Не было ли несостыковок с вашим личным восприятием детской психологии и детского развития?

— Пожалуй, нет. То, что предлагает Жохов, очень разумно. И самое главное — я вижу подтверждение его слов. Другими словами, результаты. Это радует.

Как вы стали учителем?

— Мои мама и старшая сестра — учителя, поэтому проблемы выбора не было: уже в первом классе я знала, что хочу быть учителем. И сразу после окончания школы поступила на педагогический факультет НГПУ. С тех пор я ни разу всерьез не задумывалась о том, стоит ли мне работать в школе или нет. Видимо, это мое предназначение.

Есть преподаватели, которых вы считаете носителями эталонного отношения к профессии?

— Сложно говорить об эталонах в этой сфере... Могу привести пример из недалекого прошлого. Мне интересны новаторы восьмидесятых. Тогда в школу пришла целая плеяда учителей, которые многое изменили в школе, начавшие работать не как все. Лысенкова, Шаталов, Ильин... Их опыт оказался очень интересным, и сейчас о нем много пишут. Это еще советские учителя, которые вышли за границы предлагаемого, интуитивно находя новые решения.

О современных детях часто говорят, что человеческие качества в них могут быть очень неожиданными для юного возраста. Возрастная планка проявления жестокости, подлости опустилась, и сейчас уже в начальной школе можно столкнуться с неприятными фактами. Вы сталкивались с такими ситуациями, когда дети оказывались взрослыми в плохом смысле слова?

— Современные дети, конечно, очень непросты. Но я знаю, что каждый из них в душе очень хороший. Все зависит от того, как воспринимать любой поступок. Один увидит жестокость, другой — заблуждение, у которого есть свои причины.

Школа может вступить в противоборство со средой, в которой ребенок существует? Когда родители осознанно или нет оказываются не способны привить ему базовые ценности, а у учителя это получается?

— Конечно, может. Вопрос в том, какие социальные стихии витают в школе... Если школа как динамическая стихия увлекает ребенка, тогда она может пересилить среду. А когда ребенок взрослеет, он учится сравнивать. И может оценить плюсы и минусы. Если школа дает позитивный опыт, у нее появляется преимущество.

Алла ЛЕБЕДЕВА:

Позиция

Преподавание должно быть образом жизни.

Мудрый взрослый всегда умеет погасить агрессию ребенка.

Положительный опыт, полученный в детстве, хорошо запоминается.

Современные дети умеют общаться с любой техникой и поэтому легко ориентируются в информационном пространстве.

Нужно давать ребенку ощущение востребованности, полета.

Краткая биография

Родилась в 1968 году.

Окончила школу №73 в Нижнем Новгороде.

1990 год — окончила педфак НГПУ.

С 1990 по 2002 годы — работала в школе №70 в родном городе.

С 2002 года по настоящее время — учитель начальной школы лицея №8.

В 2002—2009 годах — внештатный сотрудник лаборатории среды и средовых исследований НИРО.

1996 год — получила второе место в областном конкурсе «Учитель года».

2009 год — получила второе место в районном конкурсе «Учитель года» и третье место — в общегородском.


Источник: Архив: Биржа+карьера
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.