ЗАПОДЛИЦО, или Когда соседям договориться не удалось

17.02.2012
Просмотров: 2000

Вообще-то этот материал задумывался как иллюстрация к готовящемуся проекту закона Нижегородской области об оказании бесплатной юридической помощи. Но вместо одной проблемы из этой истории вывалился целый мешок костей.

Вообще-то этот материал задумывался как иллюстрация к готовящемуся проекту закона Нижегородской области об оказании бесплатной юридической помощи (поскольку осенью вступил в силу соответствующий новый федеральный закон), цель которого - помочь тем, кто не может оплатить дорогостоящего адвоката или юриста (за них, по идее, это должен сделать бюджет). Но вместо одной проблемы из этой истории вывалился целый мешок костей. Получается, что в целом вся система буксует: в одном звене сработает, в другом – нет. В результате никакого облегчения и защиты человеку нет. Напротив, обида, злость и разочарование поселяются в душе.


Дом - на части

Жила-была когда-то в Нижнем Новгороде, в районе “Красной Этны“, семья. Детей, как водится, много было. Отстроились - деревенский домик на улице Алма-Атинской в частном секторе, с землей и огородом. (Сейчас, правда, райончик еще тот, цыгане прибывают, наркоманы разгуливают, кладбище опять же рядом).

Потом отец захотел разделить домик между детьми (сынок уж очень беспокойный был) - на две трети и одну треть. Так и образовались кв.№1 и кв. №2 с двумя отдельными входами, но с общим фундаментом и одной крышей. Их разделяла теплозвукоизоляционная перегородка в 14 см толщиной.

Позже сособственниками дома стали внуки Олег и Ольга.

- С 1986-го по 2010 годы они жили нормально, - вспоминает Валентина Серпионовна Какатунова, мать Ольги и доверенное лицо дочери в судах. - И вдруг где-то в апреле 2010 года племянник Олег задумал ремонт дома. Сказал дочери: так и так, мне мало жилплощади, хочу второй этаж.

“Я, - говорит Ольга, - не против. Это твоя воля, твоя земля. Но не забывай: у нас долевое владение, крыша одна, потолок один, бревенчатые стены. Сама я строиться не могу, финансовое положение не позволяет (она к тому времени развелась, двое несовершеннолетних детей на руках, алименты мизерные. – Авт.). Но ты сначала закажи проект, чтобы не пострадала моя часть дома, когда ты свою отпилишь. Как закрепишь? Ведь нельзя, чтобы все это в воздухе болталось?"

А он проект не стал готовить. Это потом в суде он какой-то проект заявил и начал строить нижний этаж из газосиликатных блоков. Строил сам, специалистов не нанимал, - продолжает Валентина Серпионовна.

- Я ему по-хорошему говорила, все-таки родственники: сделай нормально фундамент. Он – мне: да, хорошо-хорошо. И все по-своему делал. Залил его только со своей стороны, вдоль межквартирной перегородки.

Однажды я прихожу, а Олег все несущие половые балки (под полом, чтобы он не прогибался) отпилил заподлицо со своим фундаментом. А с нашей стороны эта часть пола, которая замыкалась на межквартирную перегородку, теперь как качель качается. Под ней ничего нет, никакой опоры - пустота. Я чуть не упала.

С этого момента мое терпение закончилось, я пошла по инстанциям. Был июнь 2010 года, - заключает Какатунова.


Партия обещала бесплатно

Как часто бывает в таких конфликтах, между соседями-родственниками началась коммуникационная война с перерезанием водопроводных труб, привлечением полиции, прокуратуры и противостояниями в судах.

- Я обращалась и в жилищную инспекцию, и в прокуратуру, и в приемную В.Путина в «Единую Россию» на Рождественскую – там прием вела Ольга Сысоева (на тот момент депутат Заксобрания). Она же направила письмо в областную коллегию адвокатов, чтобы оказать нам бесплатную юридическую помощь. Потому что дочь совсем не богатая, а мы - пенсионеры.

По словам Валентины Серпионовны, все справки из соцзащиты о правомерности оказания юрпомощи тогда были предоставлены.


Андрей Климов, адвокат конторы Ленинского района Нижегородской областной коллегии, которому поручено было защищать подопечную, говорит, что этот процесс занял немало сил и времени (с учетом того, что противная сторона еще и кассационную жалобу подавала).

- Очень много времени и сил заняла строительно-техническая экспертиза, - рассказывает Климов. - В результате она подтвердила, что из-за реконструкции часть дома становится не пригодной для проживания и грозит обрушением. Права истца-сособственника нарушаются.

Мы обратились в суд с иском о возложении на ответчика обязанности выполнить строительные работы (чтобы дом или часть дома вообще не рухнула. – Авт.), и в июне 2011 года суд Ленинского района в основной части признал справедливость требований. Мы победили, но решение, насколько мне известно, на практике не исполнено.


Не знают как исполнить

Дальше констатации и морального удовлетворения дело не пошло.

Судья вынесла три исполнительных производства (работы хватило бы для целой стройбригады), а потом - задачка для судебных приставов: как заставить ответчика исполнить решение суда.

Суд, в частности, постановил:

произвести разрезку трех ленточных фундаментов с установкой вертикальной гидроизоляции в швы; произвести устройство кирпичного фундамента под межквартирную перегородку; произвести кладку столбиков из обыкновенного глиняного кирпича под концами переводов у межквартирной перегородки; произвести устройство узлов сопряжения межквартирной перегородки с бревенчатыми и каркасными стенами; произвести отпиливание потолочных балок и их опирание на дополнительный брус…; произвести корректировку проекта реконструкции жилого дома, учитывающую: необходимость разработки узлов сопряжения межквартирной перегородки с бревенчатыми и каркасными стенами, разделение дома на две самостоятельные части, возможность увеличения снеговой нагрузки на кровлю над квартирой №1, нарушение условий работы вытяжной трубы газового отопления квартиры №1…»


- А теперь приставы, видимо, не знают, как заставить Олега исполнить решение суда. Все это время он продолжал себе строить, второй этаж уже вырос, - показывает Какатунова. - Хотя суд одно время наложил запрет на работы в его части дома.

Придется, наверное, подавать в суд на судебных приставов, потому что когда действовали обеспечительные меры, еще была возможность принудить Олега поправить что-то на стороне Ольги, но ничего не делалось. У него штабеля строительных материалов лежали, могли они стройматериалы арестовать? Или штраф выписать? Он возвел два этажа, и как теперь закреплять узлы дома? Ломать все? А ведь он даже встречный иск подал, чтобы обязать мою дочь саму сделать фундамент, - возмущается тетя племянником.


Архитекторы подскажут?

На запрос «МК в Нижнем» Управление Федеральной службы судебных приставов по Нижегородской области сообщило:

“В Ленинском районном отделе судебных приставов г. Н.Новгорода Управления на исполнении находится три исполнительных производства, возбужденных по данному решению Ленинского районного суда.

На данный момент отложены исполнительные действия по двум исполнительным производствам неимущественного характера. Первое - в связи с направлением запроса в Нижегородский архитектурно-строительный институт, второе (об обязании Лакеева О.Н. демонтировать навес) - в связи с морозными погодными условиями.

По третьему исполнительному производству о взыскании судебных расходов в сумме 7,5 тысячи рублей на сегодняшний день должником оплачено 1,5 тысячи рублей. В случае неоплаты оставшейся части долга она будет взыскана в принудительном порядке путем обращения взыскания на имущество должника“.


Рушится от старости

Кстати, ответчик вины своей не признал и в суде настаивал, что строительные работы выполнялись им в соответствии с проектной документацией на реконструкцию его части дома, а все обстоятельства, на которые жалуется совладелица дома и истица, связаны только с «большим износом дома».

- Видите, часть дома Ольги уже накренилась, - показывает на месте Валентина Серпионовна последствия соседской «реконструкции». - Пол ходит ходуном. По закону племянник должен сделать фундамент по межквартирной перегородке с нашей стороны.

Эксперты же четко сказали, что неравномерная осадка одноэтажной (деревянной) и двухэтажной кирпично-газосиликатной части дома может привести к разрушению ленточного фундамента.

Перегородка, которая, фактически, для Ольгиной части дома стала стеной, она фанерная, щель до газосиликатной стены соседа -10 см. Крыша разгромлена, чистить нужно от снега, а как?


Постскриптум

Говорят, в таких делах (да еще с родственниками) лучше договариваться. Некоторые ни на кого не надеясь предпочитают разбираться по понятиям.

А тем, кто еще верит в правовое государство и нашу судебно-исполнительную систему, что делать? Валить из страны? Или голосовать мозгом?


Чистого времени, затраченного на судебные заседания адвокатом А. Климовым, получилось четыре дня. По закону об оказании бесплатной юридической помощи адвокату должны были заплатить из облбюджета согласно тогдашним расценкам 17320 рублей (на что было соответствующее заявление судьи и другие документы). Однако услуги Климова остались не оплаченными.

В ответе Управления по обеспечению деятельности судей, адвокатов и нотариата сказано, что истица не подпадает под категорию граждан, которым положена бесплатная юрпомощь. По какой причине – остается загадкой.

Согласно справке из соцзащиты, на момент подачи иска - июнь-август 2010 года - у истицы на семью из троих человек был среднедушевой доход 5130 рублей, а областной прожиточный минимум в то время равнялся 5372.

- У Ольги даже 1 МРОТ дохода на душу в семье не было. Алименты она получала мизерные - 2200 рублей на детей. Она подходила под категорию малоимущих, которым положена юридическая помощь, - утверждает Валентина Серпионовна.

- А зачем тогда и партия «Единая Россия» просила предоставить нам бесплатную юридическую помощь, и областная коллегия адвокатов, раз мы не подпадали под нужную категорию? – резонно задает вопрос Какатунова. - Мы никого не обманывали, справки все собрали, а потом нам чиновники сказали, что будто бы закон изменился, мы, дескать, под вас закон переделывать не будем (планка малоимущих повысилась - вместо одного прожиточного минимума стало два. – Авт.). В итоге Андрею Климову не заплатили.

- И деньги-то небольшие, - переживает Какатунова. - Ну так же нельзя. Человек работал, помимо участия в заседаниях помогал составлять документы. И позже, когда процесс закончился, он нам всегда помогал, консультировал. Не за деньги. От щедрости душевной!

Понятно, что после таких эпизодов желания поработать бесплатно у нижегородских адвокатов больше не становится. Убедительных причин, чтобы не заплатить, у областного бюджета не было, нам, по крайней мере, их никто не назвал.

А между прочим, в прошлом году на бесплатную помощь в казне было заложено около 6 млн рублей.


Елена КОЛОСОВА. Фото автора и Олега ЗАЙЦЕВА.

Источник: МК в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.