Все как по Маслоу

27.02.2012
Просмотров: 2588

Для оценки долгосрочной стратегии экономической политики российского руководства можно обойтись без юристов и экономистов. Достаточно физиолога и психолога.

Для оценки долгосрочной стратегии экономической политики российского руководства можно обойтись без юристов и экономистов. Достаточно физиолога и психолога.

Понять логику экономической политики российской власти все труднее. Взять, например, предвыборные обещания: десятки бюджетных триллионов на социалку, оборонку, великие стройки, спорт и многое другое. Все вместе эти обещания невыполнимы, так как исполнение одного из них делает невозможным выполнение других. К чему это, если любой старшеклассник с калькулятором знает, что денег на все не хватит? Откровенно говоря, зачастую логика тут не просматривается вообще.

Конечно, желая добиться взаимности, можно наобещать много чего: парень со ста рублями в кармане обещает понравившейся девушке путешествие на Мальдивы, новую квартиру и бриллианты. Умные девушки знают, что верить этому не стоит: обещания никто и не собирается выполнять, а утром молодой человек может и вовсе ретироваться. Но наши властители никуда вроде не собираются, скорее даже наоборот: демонстрируют готовность оставаться вечно.

Политику властей можно попытаться объяснить их искренней верой в светлое будущее, предопределенное вожделенными $200 за баррель. Тогда логично предположить и активность ради выполнения обещаний. Но нет. Здравоохранение, например, еще в 2006 году объявили приоритетным национальным проектом, однако средневековые дискриминационные квоты на лечение онкологических больных никто и не думает отменять.

И так в каждой сфере. Есть очевидные решения, вполне посильные для бюджета и лежащие в русле декларируемых задач, которые, однако, никто не собирается внедрять. На этом фоне принимаются дорогостоящие и никому не нужные решения вроде строительства моста на остров Русский за $1 млрд. Политика противоестественная и почти иезуитская, вне логики и морали.

Но это если смотреть через призму логики отдельных индивидуумов. Если же взглянуть на российскую политику с точки зрения самой властной корпорации, противоречий нет. Принципы работы вертикали власти при наложении на пирамиду Маслоу (см. рис.) обретают четкое мотивационное соответствие и логическую закономерность. Если пирамида Маслоу — классическая модель, описывающая иерархию потребностей человека, то пирамиду приоритетов российской власти лучше всего описывать с помощью "пирамиды Баблоу". И хотя "Деньги" не претендуют на научную точность, удивительно, как соответствует этот подход нашим реалиям.

Физиологические потребности: коррупция, кумовство, преемственность

По классификации Абрахама Маслоу на низшем уровне находятся первичные потребности индивидуума: еда, питье, секс. В "пирамиде Баблоу" те же самые органические потребности, с тем лишь отличием, что питается российская власть коррупционными доходами. Взятки, откаты, распилы, заносы — не просто устойчивое многообразие коррупционных форм, а хлеб власти, в котором она нуждается уже на физиологическом уровне и без которого теряется смысл ее существования.

Доказательства? Да пожалуйста. И 143-е место России в коррупционном индексе Transparency International, и пресловутый триллион рублей, украденный, по признанию президента Медведева, на госзакупках, и 1-2% ВВП, теряемых, по словам премьера Путина, на откатах, и 52,6% ВВП, которые, по подсчетам ВАОП "Чистые руки", оказались в коррупционной тени. Но характернее всего другая цифра: конкурс на специальность "Государственное и муниципальное управление" в Академии госслужбы во время вступительных экзаменов летом 2011-го составил 80 человек на место, что в четыре раза больше, чем годом ранее. Карьера чиновника сегодня — кратчайшая дорога к успеху, финансовому преуспеянию и luxury-потреблению.

Что касается потребности в размножении, которую Маслоу также относит к базовым физиологическим потребностям, то и тут полное соответствие. Причем в двойном размере: российская вертикаль размножается как почкованием, так и напрямую.

Стандартным для власти образом размножение происходит путем отбора и воспитания лояльных. Иногда это принимает трагикомические формы вроде создания движения "Наши". Иногда чуть ли не эпические — вроде истории о превращении в миллиардеров большей части членов маленького дачного кооператива "Озеро". Иногда — анекдотические: доля оказавшихся на высоких государственных должностях однокурсников президента и премьера зашкаливает. Отбор идет совсем не по деловым качествам, тут требуются лояльность и ментальная близость.

А уж если вам повезло там оказаться, то дальше можно воспроизводить себя и напрямую. Дети высших чиновников, несмотря на молодость и недостаточный опыт, занимают первые места в правлениях крупнейших банков и корпораций. Младший сын главы кремлевской администрации Сергея Иванова — председатель правления страховой группы СОГАЗ, старший руководит департаментом в ВЭБе. В том же ВЭБе кресло члена правления занимает и отпрыск главы СВР Михаила Фрадкова. А сын секретаря Совбеза Николая Патрушева руководит Россельхозбанком. Перечисление остальных примеров займет слишком много места.

Потребность в безопасности: силовые структуры, суды, прокуратура

Когда вы получили гарантированный источник питания, настает время защищаться от других претендентов. Как индивидуум задумывается об обеспечении собственной безопасности, так и российская власть выстраивает свои охранные редуты. Потеря власти грозит автоматическим обнулением коррупционных доходов. Для избавления от этих страхов и угрозы свержения задействована целая армия — МВД, прокуратура, суды, ФСБ и другие спецслужбы. Только на одно МВД в текущем году запланировано потратить 1,1 трлн руб., то есть почти 10% всех бюджетных расходов.

Дополнительной компонентой безопасности является и то, что значительная часть нынешней правящей элиты — сами выходцы из спецслужб. В связи с этим можно вспомнить и фразу Путина, произнесенную в День чекиста перед активом ФСБ еще в 2001 году: "Разрешите доложить, операция по внедрению в правительство прошла успешно", которая многим тогда показалась шуткой. И если индивидууму чувство безопасности, кроме всего прочего, дает крыша над головой, то для властной вертикали функцию крыши выполняют именно спецслужбы.

Спецслужбы могут защитить от врагов, но от божьей воли, рока и инфаркта не могут. Поэтому на пересечении Рублевки и МКАД работают два лучших в стране кардиологических центра. Они обеспечивают медицинскую безопасность: вдруг приступ случится прямо в Кремле. А если что-то не столь срочное, то можно и три часа в самолете до швейцарских клиник потерпеть.

Потребность в любви и принадлежности к общности: популизм и "Народный фронт"

После удовлетворения физиологических потребностей и создания безопасных условий существования актуализируются первые социальные потребности — в принадлежности к чему-либо и любви со стороны кого-либо. Вероятно, это единственная ступень во всей структуре мотивов власти, на которой хоть в каком-то формате возникает так называемое население. Именно на подтверждение его любви, причем безоговорочной и верноподданнической, вертикаль — раз уж монархия не объявлена — претендует.

Правда, инструментарий для разжигания в народе этого светлого чувства весьма узок: пенсии и зарплаты, стипендии и льготы. Ну и торс вождя в телевизоре. Тотальный контроль телевидения — один из главных инструментов поддержания высоких рейтингов власти и ее отдельных представителей. Результат трудно назвать любовью по согласию, это больше похоже на насилие.

В пирамиде Маслоу на этом уровне помимо любви есть еще принадлежность. В обоих случаях речь идет об одном круге людей. Но в случае "пирамиды Баблоу" ее строителям довольно трудно ассоциироваться с жертвами собственного идеологического насилия. Поэтому для реализации данной потребности создаются различные надстройки, в которые попадают прошедшие фильтр представители научной и творческой элиты. С ними как-то приятнее себя отождествлять, особенно в рамках какого-нибудь "Народного фронта". А они, в свою очередь, ярко продемонстрируют населению, как надо любить власть,— Станиславу Говорухину и Никите Михалкову поверят.

Потребность в уважении и почитании: демонстрация военной и физической силы

Следующая ступень пирамиды Маслоу тоже относится к социальной сфере, но уже в широком понимании. Потребность в уважении зарубежных партнеров почти маниакальна для пирамиды Баблоу. Но попытки достигнуть этого, как правило, сводятся к демонстрации мощи. К делу и без него, вовремя и не совсем, успешно и не очень. Отсюда не только летящая в никуда "Булава", но и множество других инициатив: выделение 20 трлн руб. на перевооружение армии, поддержка одиозных режимов, строительство реактора в Бушере, блокирование резолюции по Сирии. При этом важно не перегнуть палку, чтобы не поплатиться выведенными на Запад капиталами.

Именно к демонстрации мощи можно отнести и грандиозные проекты вроде Олимпиады в Сочи, чемпионата мира по футболу, саммита АТЭС или строительства уже упомянутого моста на остров Русский. Возможность поддерживать масштабные проекты без соотнесения с их необходимостью у нас всегда считалась одним из главных признаков величия. Лучше всего это описано в романе "Generation P" Виктора Пелевина: бизнесмен готов выбросить миллион долларов только для того, чтобы все знали — он на это способен. Особенность всех этих историй в том, что они ориентированы в основном на внешнего потребителя. Чтобы уважали или хотя бы боялись.

Познавательные потребности: управленческие эксперименты

Когда первичные потребности удовлетворены, в доме порядок, а соседи ходят по струнке, наступает потребность чем-то себя занять. Что-то предпринять или замутить. В "пирамиде Баблоу" познавательные потребности выражаются в непрекращающихся экспериментах над страной: ввести транспортный налог — отменить, отменить зимнее время — ввести, переименовать милицию в полицию, разделить министерства на службы и агентства, переименовать комитеты в комиссии. Посмотреть, что получилось.

Точно так же психологи-бихевиористы ставят опыты над крысами: пускают в лабиринт, расставляют приманки и ловушки и смотрят, как те себя поведут. Процесс управления страной и есть такой бесконечный эксперимент. А поскольку ничего толком заранее не продумывается и до конца не доводится, то неизвестно, на что вообще рассчитывали. Тут ведь важен не результат, а процесс: стимул — реакция, стимул — реакция.

Эстетические потребности: популярное искусство и религия

Конечно, до фильмов Лени Рифеншталь, сталинской архитектуры, наполеоновской академии художеств и прочей имперской торжественности нашим властителям далеко. Но и им не чуждо прекрасное. Владимир Путин не раз признавался, что является поклонником группы "Любэ", солиста которой на прошлой неделе поздравил с 55-летием. Кроме того, в списке премьерских предпочтений, как известно, песня "С чего начинается Родина". Впрочем, многие представители властной элиты предпочитают приглашать на свои вечеринки западных звезд за несколько миллионов долларов. Непонятно, правда, чего в этом больше — тяги к прекрасному или желания продемонстрировать свои возможности. Во всех этих эстетических проявлениях чувствуется острый дефицит монументальности и величия. В полной мере касается он и религиозной составляющей: у нас священнослужители молятся на власть, а в награду власть посылает им программу строительства храмов шаговой доступности.

Потребность в самоактуализации: роль в истории

Для большинства людей эстетическое удовлетворение — предел потребностей. Немногие дорастают до высшего уровня по Маслоу — самоактуализации, которая предполагает потребность в реализации глубинных целей личности, "исполнении мечты". Вершина "пирамиды Баблоу", как положено, устремлена в вечность. Выглядит это так: черный кортеж, летящий под вой сирен и блеск мигалок на глазах замерших холопов. И пассажиру на заднем сиденье бронированного автомобиля кажется, что он уже занял место в истории.

Журнал "Коммерсантъ Деньги", №8 (865), 27.02.2012

ЕВГЕНИЙ СИГАЛ

Источник: Архив: Деньги, журнал
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.