Андрей СМИРНОВ: Я долго искал настоящих охотников

02.03.2012
Просмотров: 3296

Генеральный директор мебельных салонов “Алькова" ходит с ружьём два месяца в году.

В начале беседы с Андреем СМИРНОВЫМ к моим ногам упала медвежья шкура: я попросил его показать последнюю серьёзную добычу на охоте. Шкура убитого медведя выглядела далеко не мирно: один звериный оскал чего стоил. Но начали мы разговор с предельно мирных тем: мебель, дом, уют... А охота — она была и остаётся любимым увлечением моего собеседника, и о ней он может рассказывать долго и увлекательно.

— Андрей Эдуардович, ваш бизнес предопределила специальность?

— Так оно и было. В 1986 году я поехал по распределению в Горький. И строил планы: вот приду на мебельную фабрику, там мне места не найдут, и я с удовольствием вернусь в родной портовый город. Но не вышло. Довольно быстро стал главным механиком объединения “Горьк-мебель", затем директором мебельной фабрики “Нижегородец". Потом начались пертурбации в стране, предприятие стало акционерным. Рабочие проголосовали за другого директора, и мне пришлось всё начинать сначала. Решил организовать свой бизнес, взял кредит и купил магазин. Кредит был большой (20 млн рублей), но его удалось отработать всего за четыре года. Кстати, когда пришёл отдавать кредит, в банке удивились. В те годы было много невозвратов.

— В магазине вы сразу организовали продажу мебели?

— Поначалу мы там продавали всевозможные хозтовары. Но к мебели я всё равно хотел вернуться, как к чему-то своему, родному. Стали развивать торговую сеть, приобрели несколько магазинов. Первое время реализовывали мебель, произведённую в Нижегородской области. Брали продукцию местных предприятий, а им в качестве бартера поставляли свои комплектующие.

— С реализацией товара тогда, наверное, проблем не было?

— Люди не хотели хранить деньги, которые быстро обесценивались. Тогда даже производство не успевало за спросом. А мы постепенно стали выходить за пределы региона.

— А почему бы самим мебель не делать?

— У нас был печальный опыт. Мы взяли одну площадку, оборудовали её и через месяц занялись производством диванов. Первые 200 штук были моментально реализованы, последовало много заказов. И вдруг у нас эту площадку забирают, она становится муниципальной... С той поры опасаюсь открывать всякого рода производства.

— Сейчас вы возглавляете целую сеть мебельных салонов...

— Да. Причём товары реализуем уже не через магазины, а через специализированные мебельные центры. Таких центров в Нижнем Новгороде пока четыре, возможно, появятся ещё два. Ориентированы они на три группы потребителей: эконом-класс, средний и средний “плюс". Товары в таких центрах разбиты по ассортименту, так что выбирать удобно. Наша фирма сейчас в основном занимается реализацией столовой мебели (стол, стул, буфет), то есть для кухни и гостиной.

Два раза в год в Москве проводятся крупнейшие выставки мебели, где мы выбираем различные новинки. Я буду рад, если в России качество мебели когда-нибудь приблизится к западным образцам. В наших салонах есть российская мебель, но в основном продукция зарубежная: из Италии, Германии, Индонезии, Китая, Таиланда, Малайзии. Иногда мебель поступает частями, и тогда приходится её собирать и клеить. У нас своя служба сервиса, которая занимается сборкой мебели на дому у заказчика и осуществляет гарантийное обслуживание.

— Когда вы приезжаете на выставку или изучаете продукцию нового партнера, то берёте с собой своего дизайнера?

— Бывает и так. За всеми новинками одному не уследить. У нижегородцев ведь хороший вкус, думаю, не хуже, чем у жителей столицы. О новинках они неплохо информированы, бывает, ждут такую мебель, которая ещё и до выставки не доехала.

— Что из столовой мебели удивило в последнее время?

— Увидел один круглый стол американского производства. В нём много выдвижных фрагментов, которые позволяют увеличить диаметр вдвое. Но представляете, круг-то остаётся и все стыки абсолютно незаметны глазу.

— Сейчас кто только не занимается мебелью. Конкуренция не смущает?

— Воспринимаю её как данность. Она думать заставляет, какую-то изюминку искать, чтобы отличаться от других. Жаль только, что много развелось всякого “самопила": сам пилю, сам продаю. Рождаются новые фирмы, которые рвутся на рынок, козыряют дешёвым товаром. Часто их продукция подходит в лучшем случае для обустройства гаража.

— Вы заядлый охотник. Когда начали бродить с ружьём?

— С охотой меня познакомил отец. Я тогда учился в четвёртом или пятом классе. С тех пор охота — одно из любимых занятий. Кстати, в Нижнем Новгороде я много времени посвятил тому, чтобы найти настоящих охотников, у которых можно было бы поучиться. Сколько было выпито на этом пути, у национальной охоты ведь свои особенности! Но у профи с алкоголем строго. До охоты — ни-ни, ведь приходится иметь дело с серьёзным зверем. Выпьешь, потеряешь контроль — можешь и жизнью поплатиться. А вот когда охотники возвращаются с добычей, можно и отметить достижения. Но если нет добычи, охотник выпивать, скорее всего, не будет...

— Не рано ли начали убивать птиц и зверей?

— Наверное, рано. Помню, было очень жалко, когда при мне добили подраненную утку. Может быть, лучше было бы пристраститься к охоте, когда стал взрослее. Кстати, ни один охотник не произносит слова “убил" — говорят “добыл". А мои дети используют свой глагол: “папа поймал медведя".

— Кого чаще всего удаётся “поймать"?

— Есть много видов охоты, и большинство из них я стремился попробовать. Очень нравится охотиться на селезня с подсадной уткой, на глухаря. Люблю охоту на медведя, на берлоге и лабазную. Вообще провожу на охоте, наверное, пятьдесят-шестьдесят дней (или ночей) в году. Причём охоту в одиночестве предпочитаю загонной, то есть коллективом.

— Почему?

— Здесь всё зависит только от тебя. Один ты лучше воспринимаешь природу, слушаешь лес, даже запахи улавливаешь лучше. Вот, думаешь, пожил бы в лесу с недельку и, наверное, как медведь бы чувствовал, кто идёт. Зверь ведь может услышать человека метров за четыреста. И как же мне хочется распознать и обнаружить медведя раньше, чем он меня!

— Ваш последний трофей выглядит внушительно...

— Это медведь-восьмилеток. Он весил килограммов двести и был двухметрового роста. Выслеживал я его на протяжении двух сезонов. Он был чрезвычайно осторожен, знал все мои укрытия. Я вообще думаю, что он меня всегда узнавал. Но однажды в безветренный вечер ему не удалось меня обнаружить. Для этого мне пришлось почти два часа находиться без движения.

— Как говаривал Остап Вишня, с вас охотничий рассказ!

— С удовольствием. Выслеживал медведя глубокой ночью. Но получилось, что он оказался у меня за спиной метрах в пятнадцати. Он ведь по-разному подходит. Если хочет напугать человека, то всё ломает вокруг. А может подкрасться бесшумно, как кошка. И вот я чувствую: он рядом. Увидеть его не могу: тьма вокруг, даже повернуться боюсь в его сторону. И вот длится немая сцена. Сердце прыгает где-то у горла, я стою не шелохнусь и потихоньку “врастаю в землю". И вдруг он недовольно фыркает, мол, кто посмел зайти на его территорию, и медленно уходит. После таких эпизодов либо завязывают с охотой, либо ещё больше охотничьего азарта появляется... Вообще я думаю, что, если бы не ушёл в мебельный бизнес, стал бы, наверное, егерем.

— Среди ваших интересов есть и спорт?

— Обязательно. Занятия в спортклубе “Кентавр" стараюсь не пропускать. Играем в волейбол, иногда проводим и футбольные матчи. Капитан нашей команды — бывший руководитель департамента спорта Нижнего Новгорода Юрий Круглов.

— Я слышал, ваша дочь добилась успехов в фигурном катании...

— Маше семь лет, она часто выступает на соревнованиях и почти всегда в призёрах. Не знаю, как сложится её спортивная жизнь, но я уже поражён её трудолюбием и терпением. У неё ведь и по одиннадцать (!) тренировок в неделю бывает.

— А вам за столько лет работы в мебельном бизнесе он не наскучил?

— Нет. Наверное, я счастливый человек. На работе занимаюсь любимым делом, имею возможность выкроить время для своих увлечений. При таком раскладе можно не иметь выходных как таковых и при этом не чувствовать усталости. Мне искренне жаль людей, которые постоянно глядят на часы и считают минуты до окончания рабочего дня, — как же они мучаются при этом!

Андрей Эдуардович СМИРНОВ родился 8 ноября 1960 года в Архангельске.

ОБРАЗОВАНИЕ. Архангельский лесотехнический институт. Специальность — инженер-технолог.

ДЕЛО. Генеральный директор сети мебельных салонов “Алькова". В мебельном бизнесе с 1991 года.

ХОББИ. Охота, рыбалка, спорт.

ЛЮБИМАЯ КНИГА. “Мас-тер и Маргарита" Михаила Булгакова.

ЛЮБИМОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ. “Мужественен тот, кто знает страх, но побеждает его". Фридрих Ницше.

СЕМЬЯ. Женат. Четверо детей.

Алексей Хитрюк , Биржа № 7 от 28 Февраля 2012

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.