Смысл термина "кошмарить" стал мне понятен благодаря руководству Сбербанка, - Андрей Городнов

05.03.2012
Просмотров: 3066

Нижегородский бизнесмен Андрей Городнов сегодня находится в открытом противостоянии со Сбербанком. Чем может закончиться этот публичный конфликт, рассказал бывший владелец ЗАО "Алтэкс – группа компаний" Андрей Городнов.

Нижегородский бизнесмен Андрей Городнов сегодня находится в открытом противостоянии со Сбербанком. В своем открытом письме к премьер-министру РФ Владимиру Путину, он охарактеризовал политику руководства банка в отношении своих заемщиков не иначе, как "кошмарить бизнес". Чем может закончиться этот публичный конфликт, выросший из нескольких десятков арбитражных и нескольких уголовных дел, в интервью НИА "Нижний Новгород" рассказал бывший владелец ЗАО "Алтэкс – группа компаний" Андрей Городнов.

- Андрей Геннадьевич, вы, можно так сказать, "вынесли сор из избы" - обычно подобные разбирательства проходят тихо и без внимания прессы и общественности. Не боитесь, что это отрицательно повлияет на исход дела?

- "Сор из избы", если можно так выразиться, вынести меня принудило само руководство Волго-Вятского банка Сбербанка России. Может быть, лично Вы и не обратили внимания, но первыми в прессе публично обвинили меня в мошенничестве именно представители банка. В тоже время я за два последних года не дал ни одного комментария прессе, хотя меня очень просили.

Методы, которые выбрали банкиры в решении вопросов с нашим предприятием, мягко говоря, не соответствуют нормальным цивилизованным отношениям. Вместо того, чтобы принять здравые решения по реструктуризации долга, руководство Волго-Вятского банка Сбербанка России со своими коллегами из центрального аппарата Сбербанка, с самого начала конфликта начали использовать неприемлемые методы – угрозы мне лично и моим близким, шантаж, требование "взяток и откатов" в различных вариациях. Видимо, руководители банка компенсировали таким образом отсутствие «таланта» и управленческих компетенции. Бездарность их поведения и решений как менеджеров просто поражает! Когда поток лжи и клеветы превысил разумную грань, мне ничего не осталось, как заговорить об этом вслух и громко.

- Вы говорите, что дело ЗАО "Алтэкс – группа компаний" - типичное для российского бизнеса…

- Да, ситуации, когда компания не может выплачивать по долгам, и вынуждена обращаться за реструктуризацией своего кредитного портфеля к банку, вполне типична. И причина тому не собственные управленческие ошибки, а новая волна кризиса.

Если открыть любой словарь и прочитать значение слова предпринимательство, то вы там обязательно найдете ключевое определение - это деятельность, осуществляющаяся на свой страх и риск. Ключевое слово здесь риск, а прибыль это премия за него. Это преподают на первых курсах любого экономического ВУЗа.

В бизнесе рисков любого вида и типа хоть отбавляй. Осторожность разумна, но, тем не менее, она не может оправдать фатальное нежелание испытывать, хоть какие-то риски при ведении финансово-хозяйственной деятельности. Иначе предприниматели должны исчезнуть как класс. Но главное чтобы при наступлении тех или иных сложных ситуаций был всегда понятный и цивилизованный выход, гарантированный соответствующим законодательством. Такая практика существует в любой цивилизованной стране, в том числе и у нас в России. Иначе если при наступлении любого экономического риска, перед предпринимателем будет маячить тюрьма за его профессиональную деятельность (как бы этого хотело руководство Волго-Вятского Сбербанка) в предпринимательской сфере не останется участников.

Напомню, что такие порядки уже были в эпоху СССР. Наверное, руководители из Сбербанка просто "подзадержались" и заблудились со своей глубоко советской ментальностью в нашем 21 веке. И в этом мнении я не одинок - об этом говорят, тысячи предпринимателей по всей стране, да что там предприниматели, если Премьер министр Путин В.В. в своей статье "Нам нужна новая экономика", опубликованной в газете "Ведомости" от 30 января 2012 года, говорит со всей прямотой об этой проблеме.

В кризисные периоды развития экономики количество проблем, банкротств, и других подобных случаев, безусловно, зашкаливает. Причем, будем объективны, российская действительность такова, что до 2% процентов подобных случаев – это мошеннические схемы, когда предприниматели осознанно пытаются уклониться от выплаты по кредитам или иным обязательствам. Еще 40%, я сейчас привожу цифры статистики и исследований по этой тематике, - это ошибки менеджмента. Но самое парадоксальное для России, что около 60% всех банкротств компаний малого и среднего бизнеса – это результат давления кредитора, который отказывается вести переговоры с заемщиком.

- То есть Вы сами признаете, что когда банки подразумевают бизнес в мошенничестве, они занимаются охотой на ведьм?!

- Ну, это не совсем так. Логично, что банки и другие кредиторы в российских условиях вынуждены относиться с подозрением к каждому проблемному заемщику. Но надо понимать, что есть разница между ООО "Рога и копыта" со сроком жизни менее года, где сидит зиц-председатель Фунт и крупной региональной компанией, общий стаж работы на рынке которой около двадцати лет?! И опять же обратите внимание, нормально, когда кредитор проверяет и подозревает заемщика при первом рассмотрении дела. И даже логично для прояснения ситуации обратиться с иском в арбитражный су. Но чем можно объяснить маниакальное не желание урегулировать дело, найдя компромисс, когда уже были проведены все необходимые судебные разбирательства, а также экспертизы?...

- А условия действительно были взаимовыгодные для обеих сторон?

- Они были и остаются обсуждаемыми. Мы потратили более трех месяцев на согласование наших соглашений в 2009 году, и в 2010 году, там стоят подписи высокопоставленных менеджеров Волго-Вятского Сбербанка, все они, естественно, подписаны и с моей стороны, но там всегда не хватало только одной подписи госпожи Кудрявцевой И.В.

В 2008 году, мы обратились к руководству Волго-Вятского банка Сбербанка России с просьбой о реструктуризации нашего долга. В октябре-ноябре мы вынуждены были не по своей воле, погасить задолженность перед двумя другими банкам на общую сумму около 600 млн. руб, и у компании не было возможности своевременно погашать долги перед Сбербанком. Мы честно предложили нашим партнерам, а тогда банк был в числе наших старых и надежных партнеров, реструктурировать наш долг. То есть мы не отказались платить, не просили уменьшить нашу задолженность, а просто попросили рассрочку. Для Сбербанка, через который Правительство РФ реализует программы поддержки малого и среднего бизнеса в стране, это не должно было составить большого труда.

Мы не собирались скрываться или банкротиться. Ничего такого. У меня на столе лежала новая стратегия работы компании в новых экономических условиях. Почему вдруг мы встретили такое непонимание со стороны руководства банка лично мне до сих пор не понятно. Может быть, просто слабое руководство Волго-Вятского Сбербанка, и боязнь принятия любых решений в нестандартной кризисной ситуации парализовало здравый смысл и управленческую логику. Может быть, что то еще?...

- Именно отказ Сбербанка в рассрочке и реструктуризации Вы назвали в своем обращении к В.В.Путину "кошмарить бизнес"?

- Нет, конечно. Честно говоря, мы достаточно долго пытались работать по правилам здравого смысла. Мы просили реструктуризацию, предлагали массу вариантов по выходу из сложившейся ситуации и когда не смогли договориться и получили ультимативные - НЕТ, НЕТ, НЕТ!!!, то единственным законным выходом было принятие мной решения о ликвидации компании, дабы остановить наращивание долгов. На протяжении всего времени с 2009 года, мы спокойно отвечали на каждый иск Волго-Вятского банка Сбербанка России и молча сносили все обвинения в наш адрес со стороны руководства банка, когда они обвиняли нас в мошенничестве.

Начиная с июля 2009 года, Волго-Вятский банк Сбербанка России инициировал более 50 арбитражных дел, при этом суды разной инстанции неизменно решали хозяйственный спор в пользу нашей компании. Я больше скажу, даже когда 1 октября 2010 года было принято решение о возбуждении "заказного" уголовного дела в отношении меня и моих коллег, мы также старались сохранять нейтралитет. Мы знали, что не являемся мошенниками и всегда придерживались честной открытой позиции и, что по-прежнему готовы на любые конструктивные переговоры. Однако, это большое заблуждение и определенная умственная деформация – думать, что открытие "заказного" уголовного дела делает предпринимателей более сговорчивыми и покладистыми. Могу по собственному опыту сказать, что это ошибочная и тупиковая позиция заказчиков таких дел.

Более того, даже в условиях столь "странного" поведения Сбербанка мы продолжали выполнять свои обязательства, насколько могли. Если в 2009 году наш долг составлял 612 млн.руб, то в настоящее время наша задолженность стала меньше на 90 миллионов рублей, которые мы выплатили Сбербанку в счет погашения долга.

"Кошмарение" нашей компании началось в октябре 2010 года, когда работа по взысканию задолженности с ЗАО "Алтэкс–группа компаний" была передана в Центральный аппарат Сбербанка России. Руководство банка приняло решение о привлечении сил МВД для решения этого вопроса. По цепочке от министра, на чье имя было направлено обращение от Г.Грефа, решение вопроса было спущено в ГУ МВД по Нижегородской области, где и было возбуждено уголовное дело. Причем, в основу обвинения легла псевдо экспертиза "специалиста" из Академии народного хозяйства, составленная с грубейшими нарушениями и основанная на домыслах, в дальнейшем признанная незаконной арбитражным судом.

Термин "кошмарение" бизнеса, к сожалению, плотно вошел в обиход российского предпринимательства, и звучит даже из уст первых руководителей страны. Это говорит само за себя. Для меня значение этого слова раскрылось именно в действиях руководства Сбербанка, когда, не желая решить вопрос в рамках переговорного процесса, банк прибегает к давлению на предпринимателя через правоохранительные органы. Когда в ход пошли запугивания и шантаж, а параллельно от отдельных сотрудников финансовой структуры начали поступать предложения договориться "обходными" путями…

- Поэтому Вы и воззвали к общественности и лично премьер-министру?

- Я воззвал, потому что в какой-то момент эта ситуация перестала укладываться у меня в голове. Я, правда, до сих пор не могу понять, как получилось так, что уважающие себя люди, известные в регионе банкиры, позволяют себе публично угрожать мне и моим коллегам, вместо того чтобы набраться мужества и задуматься по поводу своих способностей управлять большой организацией!

Я искренне не могу поверить, что исход дела можно решить, если надавить на правоохранительные органы и суды через московское руководство. Очень в это не хочу верить, хотя сотрудники Сбербанка при каждом удобном случае публично бравируют этим.

Когда я обращался к премьер-министру, собирал пресс-конференцию, я не просил о помощи, я предлагал всем задуматься, что происходит с бизнесом в России сегодня! Вы знаете, как, на самом деле, сегодня обстоят дела у бизнесменов, которые под давлением бездарных менеджеров банка "свернули" свою деятельность год или два назад?! Вы уверены, что они не сидят в тюрьме за мошенничество, которое не совершали?

Мне и моим коллегам в один момент стало очевидно, как обстоят дела с правосудием в стране. Я готов нести ответственность за свои решения. Но честно. Поэтому я принял решение обратиться к общественности и надеюсь, что мой пример подхватят и другие предприниматели, оказавшиеся в подобной ситуации.

Я не понимаю, зачем банку убивать курицу, которая несет золотые яйца? Увеличение кредитного портфеля у банка напрямую зависит от развития предприятий и уверенности предпринимателей в компетентности и желании банкиров строить вменяемые отношения. Где у бизнеса предпосылки рассчитывать, что руководство банка не займет позицию страуса, в то время когда нужно будет принимать оперативно и эффективно нестандартные решения исходя из стратегических экономических интересов сторон. Или опять банк объявит очередное уважаемое предприятие мошенниками, а все усилия направит на сохранение теплых кресел и годовых бонусов своих руководителей, пожертвовав для этого несколькими тысячами рабочих мест.

- Вас услышали?

- Меня слышат. Много моих коллег и просто друзей поддерживают нас в этой истории со Сбербанком, даже самое парадоксальное и большинство сотрудников Сбербанка, (там у меня работает много товарищей и друзей) тоже остаются неравнодушны к этой ситуации. После публикации обращения к премьеру Владимиру Владимировичу Путину, многие позвонили мне, поблагодарили. На самом деле, в подобной ситуации находятся множество предприятий региона, а самое интересное звонки идут со всей территории России. Кто-то борется, кто-то сдался. Но мало кто говорил об этом вслух. Как говорит герой известного фильма: "В чем сила, брат???- В правде!!!" А правда на нашей стороне!

фото: gorodnov.ru

Источник: НИА Нижний Новгород
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.