Архитектурное наследие

03.04.2012
Просмотров: 1940

Ржавеющий металл на фасадах, выцветающий бессер и примитивная архитектура тридцатилетней давности — это то, что мы хотим оставить потомкам?

Сергей Мосунов, генеральный директор финансовой компании «Мосунов и партнеры»:

- Вчера услышал хорошую шутку: «Ночь. Тишина. За письменным столом занимаются любовью архитектор и архитектура».

В нашем городе, похоже, не занимаются ни любовью, ни архитектурой...

Пусть это прозвучит грубо, но мне грустно смотреть на город, в котором новые здания сразу становятся ржавыми и выцветшими, как дома на улице Белинского. Ржавеющий металл на фасадах, выцветающий бессер и примитивная архитектура тридцатилетней давности — это то, что мы хотим оставить потомкам? Уверен, что нет.

Можно только догадываться, как бы распорядились, например, в Казани уникальной возможностью построить центральную улицу с нуля. А что говорить о других городах за пределами нашей Родины!

«Холодной» осенью 2008 года, в самый разгар кризиса, мы разговаривали с г-ном Кондрашовым на тему того, как он видит развитие улицы Рождественской. Мне на тот момент казалось, что благодаря его усилиям и инвестиционным проектам компании «ПИР» улица должна стать новым историческим центром. Я обрадовался, когда г-н Кондрашов занял пост сити-менеджера, и подумал, что у города появилась возможность сохранить и приумножить свою архитектурную ценность.

Но... Много раз на встречах разного уровня я задавал вопрос: почему в городе такая низкая культура в области архитектуры? Почему существуют проекты строительства обычных коробок в самом центре, не говоря уж о современных памятниках? Последние примеры — проект дома № 4 по улице Минина, в непосредственной близости от кремля, и проект нового оперного театра, на разработку которого уже потрачено около 160 миллионов рублей наших кровно заработанных налогов. А в целом он обойдется в 4 миллиарда.

Ради интереса можно обратиться в крупные иностранные архитектурные бюро — например, в RMGM или Ateliers Jean Nouvel, в норвежское Snohetta AS или в нидерландское UN Studio — и узнать примерную стоимость проектирования такого театра. Почти все они, кстати, имеют опыт работы в проектировании театров в России. Пример — здание Дворца танцев Бориса Эйфмана, конкурс на проектирование которого выиграла UN Studio. Его стоимость в переводе на рубли составляет порядка 3 миллиардов, что на 25% дешевле нижегородского проекта.

Возникает резонный вопрос: куда пойдут деньги? На вырубку деревьев в Пушкинском парке? На асфальтирование прилегающих территорий? А может, на «строительную» технику с персональными водителями? Мы вряд ли это узнаем.

И все-таки как люди, изучавшие труды великих архитекторов, таких как Випсаний Агриппа, Калликрат, Мансар, Бернини, Лоренцо, Иофан и другие, могут создавать такие проекты? Наш город просто задыхается от нехватки красивых и современных зданий, способных действительно вдохновлять и вызывать чувство гордости, которые можно демонстрировать друзьям и партнерам со словами: «Да, это Нижний Новгород. Приезжайте, увидите сами!»


Источник: Архив: Бизнес-клуб
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.