«Если это правда, то это катастрофа»

12.04.2012
Просмотров: 1324

Для защиты предпринимателей может быть создано особое подразделение при прокуратуре, впервые осужденных за мошенничество сажать не надо, а полномочия государства по оказанию услуг гражданам могут быть переданы частным компаниям.


Медведев лично проверит статистику привлечения предпринимателей к уголовной ответственности, пишет Деловая газета Взгляд.

Для защиты предпринимателей может быть создано особое подразделение при прокуратуре, впервые осужденных за мошенничество сажать не надо, а полномочия государства по оказанию услуг гражданам могут быть переданы частным компаниям. Такие предложения высказал президент Медведев, обсуждая проблему уголовного наказания предпринимателей.


Дмитрий Медведев в ходе встречи в формате «Открытого правительства» обсудил проблему уголовного наказания предпринимателей и даже пообещал подумать об амнистии для них, а также особое внимание уделил проблемам приватизации и увеличению эффективности работы госкомпаний.

Беспокойство о бизнесменах


«Амнистия – вещь, в общем, вполне возможная, в народе непопулярная по понятным причинам, потому что все вспоминают «Холодное лето 53-го»»
Медведев сказал, что встревожен данными о количестве предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности в России. Официально каждого шестого предпринимателя привлекают к уголовной ответственности. «Я звонил в правоохранительные ведомства, чтобы понять, это правда или нет. Потому что если это правда, то это катастрофа. Но у меня все-таки ощущение, что эта цифра несколько виртуальная», – цитирует президента «Интерфакс». Но если это правда, то с этим надо что-то делать, говорит президент, потому что это подрывает веру «в наличие здорового предпринимательского климата в стране».

Между тем Медведев отметил, что достаточно спокойно относится к тому, сколько предпринимателей уехало из страны. «Это все цифры очень неприятные, но к ним я отношусь чуть более спокойно, чем к цифрам по привлечению к уголовной ответственности», – сказал президент. По его мнению, для возвращения уехавших из страны российских предпринимателей нужно создавать нормальные условия для работы дома.

Президент не против создания «бизнес-омбудсмена», однако предлагает для защиты бизнесменов создать особое подразделение при прокуратуре или «фигуру специального прокурора, который должен выступать в защиту предпринимателей».

Он понимает, что эта идея может понравиться не всем, потому что «прокуратуру не любят или считают, что там много разных людей работает – и хорошие, и нехорошие». Однако «когда речь идет об отмене актов или их приостановлении, лучше включать инструмент прокуратуры. Тем более они это делают с удовольствием», пояснил президент. При этом «бизнес-омбудсмену» разрешать отменять постановления правительства ни в коем случае нельзя, считает Медведев.

Кроме того, добавляет он, создать орган при прокуратуре или специального прокурора по защите прав предпринимателей было бы проще. Спецподразделение также поможет «изменить мышление людей, которые работают в правоохранительных органах, потому что это тоже очень важно».

Уголовная ответственность

Дмитрий Медведев полностью согласился с тем, что впервые осужденных за мошенничество (статья 159) при условии возмещения ими ущерба можно не лишать свободы, а в качестве меры пресечения надо применять залог и домашний арест. «И сейчас уже применяется, но нужно применять гораздо шире», – говорит Медведев.

Он также допускает возможность изменения статьи 159 УК о мошенничестве. «Я знаю, что статья 159 (мошенничество) используется абсолютно по-разному, в том числе и является предметом манипулирования. Я не уверен, что ее можно разделить на отдельные статьи, но если это можно и если это принесет эффект, я не против», – заявил президент. При этом Медведев высказал опасения, что после деления статьи 159 на несколько разных составов «общее количество людей, которые будут по ней привлекаться, увеличится». Он предлагает для начала просчитать эффект, имеет ли смысл так делать.

Медведев соглашается обсудить и вопрос об амнистии в отношении осужденных за экономические преступления. «Амнистия – вещь, в общем, вполне возможная, в народе непопулярная по понятным причинам, потому что все вспоминают «Холодное лето 53-го», еще что-нибудь подобное, но в принципе, как сигнал это можно было бы продумать. При этом должны апеллировать к Государственной думе, потому что амнистию объявляет парламент, а не президент», – отметил президент. «Давайте обсудим это с парламентом и с отдельными фракциями», – добавил он.

Правда, в Госдуме мнения по этому вопросу разошлись. Так, ЛДПР разделяет идею введения амнистии осужденных за экономические преступления. «Мы уже на протяжении 10 лет говорим о необходимости проведения такой амнистии, о том, что надо выпустить из тюрем всех тех, кто попал туда за ерундовые копейки», – заявил «Интерфаксу» глава высшего совета ЛДПР и вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев. Кроме того, ЛДПР предлагает ввести амнистию «для тех, кто вывез в свое время тем или иным способом большие средства за границу». «Сейчас многие бизнесмены хотели бы вернуться в Россию, вложить деньги в нашу экономику, но боятся это сделать, поскольку никто не хочет повторить судьбу Ходорковского», – говорит Лебедев.

Лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин также считает современной поддержанную президентом России инициативу об амнистии по экономическим преступлениям. «Сейчас куча людей сидит невиновных, которых из-за их бизнеса либо «заказали», либо еще по каким-то надуманным причинам», – говорит Митрохин. Между тем он считает, что одной амнистии будет недостаточно. «Помилование – это хорошо, чтобы освободить тех невиновных людей, которые сейчас вынуждены сидеть в тюрьмах. Но этого недостаточно. Нужны изменения в законодательстве, комплексные и системные, чтобы не сажать невинных людей», – пояснил лидер партии.

Однако во фракции КПРФ Госдумы не считают правильным объявлять амнистию для лиц, осужденных за экономические преступления, зато предлагают ужесточить ответственность за экономические преступления. «Размах коррупции в стране достиг уже таких размеров, что надо думать о том, как ужесточить наказания за экономические преступления, в том числе предусмотрев обязательную конфискацию имущества коррупционеров», – заявил зампред ЦК КПРФ и депутат Госдумы Владимир Кашин.


«Президент не против создания «бизнес-омбудсмена», однако предлагает для защиты бизнесменов создать особое подразделение при прокуратуре»
Между тем защита экс-главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского заявила, что амнистия для осужденных за экономические преступления могла бы стать вариантом, при котором российское руководство «не потеряет лицо». «Если есть понимание того, что содержание М. Ходорковского под стражей уже не идет на пользу ни Владимиру Путину, ни Дмитрию Медведеву, ни России, то это самый лучший выход из положения, который одновременно оздоровит и ситуацию во всей пенитенциарной системе, поможет освободить людей, которым там нечего делать», – сказал «Интерфаксу» адвокат Ходорковского Юрий Шмидт. Для амнистии Ходорковскому не придется признавать вины.

Однако Ходорковский может не попасть под амнистию для осужденных по экономическим статьям, считает его защита. Шмидт добавил, что бывший руководитель «ЮКОСа» подпадет под нее, если у парламентариев «не будет прямой установки – ни в коем случае не допустить освобождения Ходорковского, что несложно сделать, в разных формулировках».

Госкомпании

Особое внимание президент уделил госкомпаниям. Он предлагает правительству «набраться мужества» провести приватизацию в полном объеме в соответствии с ранее утвержденным планом. «Если правительство этого не сделает, это означает, что приватизации не будет», – говорит Медведев.

По его словам, решения о приватизации не исполняются в полном объеме потому, что сначала принимаются, а потом «на уровень руководства страны устремляется поток лоббистов, одержимых разными устремлениями». «Факт в том, что в результате этого правильное по сути решение о приватизации размывается по соображениям нецелесообразности: «Давайте этот завод не будем трогать, он нам так важен. Более того, там пока ситуация не блестящая, пройдет два-три года, акции на рынке начнут котироваться (по) каким-то другим уже цифрам, тогда мы все и продадим». И ничего не исполняется», – сказал президент.

На встрече прозвучали предложения запретить госкомпаниям увеличивать долю за счет приобретения частных активов. Президент считает, что надо «не просто ввести запрет, потому что запрет будут стараться обходить». «Можно было бы пойти по другому пути, что на такого рода приобретения нужно давать какое-то высочайшее согласие или в форме решения правительства или в форме решения министерства, причем это должно делаться абсолютно публично», – считает глава государства. Таким образом, должно быть видно, что конкретная госкомпания намеревается приобрести какой-либо актив, например СМИ.

Госслужащих в советах директоров быть не должно, их должны заменить независимые директора, подтвердил президент свою точку зрения. Медведев также не против преобразовать унитарные предприятия (ГУПы) в публичные акционерные общества либо казенные предприятия. Хотя основная проблема, по его мнению, не в этом.

Глава государства в целом поддерживает идею о передаче полномочий государства по обслуживанию населения коммерческим организациям. Главное – делать это более активней, чем делалось в последние годы, добавил Медведев.

Касаясь вопроса о передаче государственных функций по регулированию и лицензированию в саморегулируемые организации, Медведев сказал: «Дело хорошее. Единственное, что меня смущает, – не стоит превращать эти организации в подобие государственных структур». Он напомнил, что авторитет саморегулируемых организаций за границей основан не на том, что у них есть функции государственного регулирования, а на их авторитете и «понимании того, что если ты не присоединился к соответствующей саморегулируемой структуре, тебя просто на рынке не будут воспринимать».


Источник: Взгляд. Деловая газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.