Наш главный памятник — сам город

27.04.2012
Просмотров: 1395

У бизнеса в Нижнем Новгороде нет мотивации сохранять историко-культурную среду. Ему проще разрушить памятник, а потом через суд узаконить новое строение.

У бизнеса в Нижнем Новгороде нет мотивации сохранять историко-культурную среду. Ему проще разрушить памятник, а потом через суд узаконить новое строение. Поэтому и складывается ситуация, что власть, привлекая в город инвестора, разрушает его историческую среду. А это значит, что город теряет свое лицо, свою конкурентоспособность в борьбе за туриста, а в конечном итоге — и за инвестора тоже. Что делать? Рекомендации “Нижегородского эксперт-клуба”, заседание которого состоялось 18 апреля в пресс-центре “Медиа Страйк Холл”, свелись к двум основным направлениям: сформулировать внятную позицию власти и создать мотивацию для бизнеса.
 Понятие “культура” должно быть в стратегии развития города. В законе об охране памятников, вступившем в силу в 2002 году, прописаны два важных момента: объекты культурного наследия могут находиться в любой собственности, и ответственность за их содержание лежит на собственнике, рассказал заместитель руководителя Управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области Игорь Петров. С тех пор в Нижегородской области была приватизирована половина памятникового фонда. Но большой проблемой остаются многоквартирные дома-памятники, бремя содержания которых лежит на жителях. В законе говорится о том, что собственник, вложивший средства в памятник, имеет право на компенсацию со стороны государства. Однако механизма этих выплат до сих пор нет.

 Дело не в деньгах, не соглашается главный архитектор научно-исследовательского предприятия “Этнос” Ирина Агафонова, они найдутся, если будет желание. Понятие “памятники” — шире, чем наше представление об отдельных зданиях, это та среда, которую они формируют. Главный наш памятник — сам город Нижний Новгород, его исторический центр, который в последние годы из-за безумной точечной застройки мы стремительно теряем, считает тележурналист Георгий Молокин. Чтобы все это сохранить, нужна система. Еще несколько лет назад в городе был проект “Ильинская слобода”, направленный на сохранение купеческой среды. В его рамках сложилась и площадь Народного единства. И это при том, что в те годы губернатор выступал против памятника Минину и Пожарскому, а на том месте, где сейчас церковь, собирались строить торговый центр, рассказала профессор кафедры ЮНЕСКО ННГАСУ Татьяна Виноградова. Сейчас появился новый проект — по приведению в порядок улицы Рождественской. Однако, не приведёт ли это к тому, что мы, увлекшись этим проектом, потеряем улицу Ильинскую? А ведь две эти улицы — части одного целого.

 Проблема в том, что власть “работает” на саммиты и форумы: мы убираем только те территории, по которым 2-3 часа будут гулять высокие гости, считает Георгий Молокин. И ничего не делаем для горожан. Кто, к примеру, определяет, каким цветом должны быть покрашены здания? И почему они у нас все разные и непонятных цветов? Здесь не надо дополнительных денег, здесь нужен только здравый смысл. Если власть захочет проявить волю, она может многое, говорит Игорь Петров. Вспомним, например, офисный
 центр, закрывающий собор Алексанра Невского, — это был первый случай, когда уже построенные верхние этажи были снесены.

 У бизнеса должна быть мотивация. Отсутствие общегородской политики в вопросах истории и культуры привело к тому, что и у бизнеса исчезла мотивация работать в этом направлении, говорит председатель регионального отделения “Деловой России” Павел Солодкий. Власти видят самострой и ничего не делают. Горожане не знают, какой из домов — памятник, а какой — нет. Если у двух рядом стоящих домов разные статусы, то почему они в одинаково плохом состоянии? В других городах люди могут, к примеру, поставить лавочку узаконенного образца с именами своих близких, у нас подобной внутригородской политики нет.

 Кроме того, что власть ничего не делает сама, она не пытается организовать бизнес, который готов работать на создание городской среды, считает президент Ассоциации рестораторов и отельеров Нижегородской области Сергей Рубан. Так, несколько лет назад, когда на Большой Покровке вырубили деревья, а вместо них поставили кадки с цветами, местный бизнес предлагал власти взять каждую кадочку “на обслуживание”, но ответа так и не дождался.

 Когда мы проводили реконструкцию нашего ресторана, говорит совладелец “Бурлацкой слободки” Елена Корнева, то сбор и оформление документов занял у нас едва ли не больше времени, чем сама реконструкция. В итоге, чтобы нам подписали проект, мы покупали городу урны. Законопослушным в нашем городе быть невыгодно, продолжает Павел Солодкий. Инвестору проще разрушить памятник, а потом через суд узаконить новое строение.

 Для инвестора важно, чтобы у власти была четкая позиция и в отношении расселения людей из памятников, содержать которые жильцы не хотят, говорит Игорь Петров. Здесь предполагается две статьи расходов: на расселение и на реконструкцию. Инвестора привлечь проще, если первый вопрос решен.

 Мотивацию для бизнеса сразу не создашь, говорит предприниматель Александр Буреев. Самое простое, с чего можно начать, — сообщить людям об инвесторах, которые что-то уже вложили, например, повесить на сами памятники таблички с именами предпринимателей.

 Наша задача сделать так, чтобы наше наследие не зависело от тех, кто находится у власти, резюмировал политолог Иван Юдинцев. Нам пора делать то, что предприняли в Восточной Европе — вводить институт уполномоченных по охране памятников истории и культуры с правом налагать вето на любые решения исполнительной власти по этим вопросам.

Ольга Панова, Биржа № 15 от 24 Апреля 2012

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.