Время думать о будущем

03.05.2012
Просмотров: 1815

Разговор с президентом ОАО “Агрофирма “Птицефабрика Сеймовская” Леонидом СЕДОВЫМ — не о технологиях успеха конкретного агрохолдинга, а о перспективах сельскохозяйственного производства в России в целом.

Сегодня продукция “Сеймовской” известна и востребована не только в Нижегородской области, но и далеко за ее пределами. Яичные брэнды, выведенные на рынок птицефабрикой, называют инновационными. Яйца “Деревенские”, обогащенные каротиноидами и витаминами А и Е, “Молодильные” — с селеном и витамином Е, даже были запатентованы как изобретения. Сеймовцы предложили потребителю продукт наивысшего качества, произведенный на основе биотехнологий. Потребитель оценил.

 Но наш разговор с президентом ОАО “Агрофирма “Птицефабрика Сеймовская” Леонидом СЕДОВЫМ — не о технологиях успеха конкретного агрохолдинга, а о перспективах сельскохозяйственного производства в России в целом. Конечно, с акцентом на профильные для агрофирмы направления.

 — Леонид Константинович, вы знаете ситуацию в сельском хозяйстве и изнутри, и со стороны власти. Как бы вы очертили перспективы агропромышленного комплекса России?

 — Ситуацию в сельском хозяйстве нельзя назвать радужной. Она различная в регионах России. И это зависит как от климата, так и от позиции руководства. Черноземные земли имеют перспективу. Мы входим в нечерноземную зону. У наших соседей — во Владимирской, Кировской, Ивановской областях и выше — ситуация просто катастрофическая, за исключением Ленинградской области, которая успешно развивается и особенно продвинулась по животноводству.

 В Нечерноземье инфраструктура сельского хозяйства ветшает, ее нет практически. В деревне кругом проблемы — с дорогами, жильем, школами, медицинским обслуживанием... Вот у нас в регионе решается вопрос газификации, но это уже не удерживает население, скорее улучшает условия жизни пенсионеров и дачников. Село теряет молодое население, работать некому. В основной своей массе сельское хозяйство деградирует, и серьезной перспективы обрабатывать наши угодья, кроме как иностранной рабочей силой, я пока не вижу. Кадровый голод нарастает ежегодно. Лет через пять ситуацию спасет разве что вахтовый метод.

 — Звучит совсем не оптимистично. Но сельхозпроизводители всегда сетовали на жизнь, а во власти село называли бездонной ямой.

 

— Да, во времена младореформаторов село называли черной дырой и утверждали, что денег туда давать не стоит. Говорить так перестали, но и поддерживать не торопились. Период реализации национальных проектов несколько изменил ситуацию к лучшему. Появились льготные кредиты, о чем мы буквально мечтали лет 10 назад. Долгосрочные кредиты с субсидированием процентных ставок позволили построить немало животноводческих комплексов, в основном свиноводческих, подтянуть птицеводство. Мы за очень короткий период решили вопросы обеспечения населения России мясом птицы. По крупному рогатому скоту ситуацию не выправили, потому что резкое уменьшение численности КРС у населения не смогли возместить строительством комплексов. И сейчас в основе своей животноводство убыточно. У нас, правда, лукавят, говоря, что молочное производство рентабельно, а производство мяса убыточно. Первое рентабельно только потому, что все затраты на содержание поголовья списываются на второе.

 

В Нижегородской области этот вопрос отчасти снят за счет дотаций из бюджета на литр молока. Планируется, что с 2013 года дотирование будет повсеместно в РФ — иначе отрасль бесперспективна.

 

— В агрохолдинге представлены только рентабельные направления?

 

— Чего только не было в агрохолдинге! И рыбой занимались, и звероводством, и пчелами, и свиноводством. На сегодня оставили только КРС, производство зерна и птицеводство, остальные направления свернуты как нерентабельные или низкорентабельные.

 

— Так что все-таки могло бы сделать АПК рентабельным?

 

— Конечно, есть решения. Мы беспрерывно киваем на Запад — по делу и не к месту. Но почему-то ту поддержку, которую во всех западных странах оказывают сельскому хозяйству, не переносим на нашу почву. Американцы на прямую поддержку сельского хозяйства тратят 20 млрд долларов. Россия — 3,6 млрд долларов. При этом американский фермер получает прямую поддержку — на тонну зерна, гектар обрабатываемой земли или литр молока (хотя и с некоторыми ограничениями по объемам финансирования), у нас поддержка на 80 процентов состоит из субсидирования процентных ставок по кредитам (в ЕЭС процентные ставки и так низкие), а это скорее поддержка банков, но не сельского хозяйства. Да, на протяжении 18 лет переговоров по вступлению в ВТО Россия отстояла сумму в 9 млрд долларов на прямую поддержку сельскохозяйственного производства, но перспектив получить их в полном объеме не вижу. Если бы эти средства в полном объеме шли на прямую поддержку сельхозпроизводителя и в комплексе решались вопросы развития деревни, чтобы там условия жизни поднять, ситуацию можно было бы кардинально изменить.

 

Конкретный пример. Валерий Павлинович Шанцев начал строить спортивные комплексы — в первую очередь на селе. ФОК в Володарске битком забит: отовсюду едут, дети могут в хоккей играть, в бассейне плавать, им здесь нравится — и это формирует чувство родины. Люди увидели приближенные к городу условия жизни, может, будут оставаться на селе. Но это у нас в регионе, в других областях и этого нет. В то же время огромные средства идут на мероприятия политического плана, на проекты, которые никогда не окупятся. Когда есть тяжелейшие проблемы в сфере, обеспечивающей продовольственную безопасность страны, надо как-то иначе расставлять приоритеты.

 

— То есть и на региональном уровне можно многое сделать?

 

— От местной власти много зависит. Возьмите Белгородскую область. Почему туда идет инвестор? Потому что регион за счет бюджета создает всю инфраструктуру — только приходи и возводи комплексы. Как итог: наш регион производит 40 тыс. тонн мяса, а там 600 тыс. тонн. А как поддерживают село в Белоруссии! Мы с их продуктами конкурировать не можем — они дешевле и качественнее, потому что государство вложило весомые средства в модернизацию села.

 

Конечно, поддержку региональной власти мы чувствуем. Валерий Павлинович много делает для области. Если идешь с предложениями, вопросами, он — что его отличает — помогает без волокиты. Благодаря губернатору недавно мы решили вопрос с кредитованием в Россельхозбанке. Банки болезненно реагируют на разные слухи. Их понять можно: кредитная масса у селян большая, в силу обстоятельств сроки окупаемости ряда проектов затянулись. И банк принял документальные подтверждения нашей платежеспособности... под слово губернатора.

 

— Наряду с крупнейшими производителями продовольствия есть место малому бизнесу?

 

— На селе все меньше остается людей. Личные подсобные хозяйства существуют только для собственного обеспечения. Старением населения ограничено и ведение фермерских хозяйств. К тому же главная забота сегодня не произвести, а продать. Фермер не может войти в крупные торговые сети со своими объемами. Объединений, которые могли бы принимать от фермеров продукцию, доводить ее до ума и сдавать в торговлю, у нас чрезвычайно мало. Не сложилось системы справедливого перераспределения доходов от реализации сельскохозяйственной продукции: прибыль — у торговли, в меньшей степени — у переработчиков и по остаточному принципу — у производителя. Один пример. Перед Пасхой спрос на куриное яйцо вырос, торговые сети брали его охотно, мы даже чуть подняли цены и стали работать рентабельно. Как только спрос схлынул, не снижая розничных цен, торговые сети стали принимать продукцию вдвое(!) дешевле, чем до Пасхи. Сегодня диктат торговых сетей ничем не регулируется, закон о торговле нисколько не защищает ни производителя, ни переработчика.

 

Да, некоторые находят свою нишу — поставляют в маленькие магазинчики, собственную розницу открывают, сдают оптовикам, которые жестко прогибают под себя. На Западе фермерская культура строилась не одно десятилетие, фермерские ассоциации активно отстаивают свои права, и государство поддерживает в первую очередь производителя.

 

— Для поддержки производителя была запущена программа “Покупайте нижегородское”. Вы ее активно продвигали, будучи министром. Есть результат?

 

— Я считаю, программа среди населения воспитывала определенный патриотизм. О местных производителях много говорили с экранов телевизоров, объясняли, что наша продукция экологически чистая, выработана по ГОСТам и т. п. — и люди стали больше внимания обращать на нее и больше доверять. С сетями была проделана огромная работа, чтобы брали на реализацию местную продукцию. Административный ресурс задействовали, но вмешались МАП, прокуратура... Обвинить власть в протекционизме легко, но власть на то и власть, чтобы лоббировать интересы своей территории.

 

— Но территорию на замок не запрешь. Да и сможем ли мы тогда обеспечить себя продуктами питания?

 

— По мясу не сможем однозначно. Картофелем — без вопросов, по яйцу — на сто процентов, по молоку вполне. Понятно, что мы не закрытая территория: люди хотят разнообразия ассортимента, и обмен продукцией — естественный процесс. Мы, к примеру, перепроизводим яйцо, и оно уходит еще в восемь регионов Российской Федерации.

 

— Вступление в ВТО как отразится на агропромышленном комплексе?

 

— Считаю, что Россия вступила в ВТО с наихудшими условиями. Даже Украина отстояла 10-процентную таможенную пошлину, у нас нет никаких заградительных барьеров. Если на Западе субсидируют экспорт, то России запрещено субсидировать экспорт излишков. А вот запрет на создание иностранных банков и их филиалов на территории России отстояли, то есть мы не увидим низких процентных ставок по кредитам.

 

Естественно, к нам пойдет вал продукции, в первую очередь низкосортной. И уже идет. Если говорить о бройлерном производстве, при открытом рынке нам будет сложно соревноваться, но, думаю, поборемся — наши технологии на уровне европейских. По яичному направлению ситуация пока благоприятно складывается. В Европе по инициативе зеленых принят закон, запрещающий содержание птицы на клеточном оборудовании. Он вступил в действие с этого года, и уже идет резкий спад объемов производства, подскочила цена на яйцо. Затраты на реконструкцию, закупку нового клеточного оборудования повлекут дальнейшее снижение объемов. Поэтому в ближайшее время яйцо с Украины уйдет с нашего рынка на европейский, а с белорусской продукцией мы сможем конкурировать. То есть у нас есть несколько лет, в течение которых мы защищены от вала яичной продукции с Запада — это время думать о будущем.

 

— Наверное, думаете уже?

 

— Постоянно думаем. Но мы в неравных условиях, у нас себестоимость в силу дорогих энергоносителей выше. Мы не планируем увеличивать объемы, агрохолдинг на сегодня на первых позициях в России по объему производства яйца. Задача наша — поднять эффективность производства. Мы входим в мировой рынок, а живем и мыслим по-социалистически. Производство модернизировали — лишних людей не сокращаем. Два года назад в холдинге работало 4400 человек, сейчас 3800 — и это много. Есть отток квалифицированных кадров на вновь открывающиеся производства, потому что мы не всегда конкурентоспособны по зарплате.

 

Что касается рынков сбыта. Мы представлены практически во всех торговых сетях страны. Развивать собственную розничную сеть (на сегодня у нас два с лишним десятка магазинов) не планируем, потому что это сопряжено с большими затратами, а есть более интересные и быстро окупаемые проекты. Вообще, проблем продать не было никогда, вечная проблема — продать рентабельно. Конкуренция на рынке большая, она идет от маленьких фабрик. Многие, демпингуя, приходят к банкротству. В наш холдинг мы взяли практически уничтоженные Бутурлинскую, Выксунскую и Кудьминскую птицефабрики. И предложения о покупке к нам идут беспрерывно со всей России.

 

И знаете, определенная польза от ВТО все же должна быть. Сегодня наше законодательство настолько забюрократизировано, работать невозможно. Вступив во Всемирную торговую организацию, Россия должна привести законодательство в соответствие с европейскими стандартами — и это безусловный плюс.

 

Наталия МИРОНОВА.

 

* * *

 

ОАО “Агрофирма “Птицефабрика Сеймовская” — крупнейший птицеводческий агрохолдинг России, объединивший 30 дочерних предприятий. По объемам производства входит в тройку крупнейших птицефабрик России, производя более 65 млн штук куриных яиц в месяц.

 

В 2004 году, первой в ПФО, агрофирма сертифицировала свою продукцию по системе управления качеством пищевых продуктов на основе принципов ХАССП; в 2009-м — по системе менеджмента безопасности продукции на соответствие ГОСТ Р ИСО 220000-2007.

 

Предприятие располагает собственной кормовой базой: общая площадь сельхозугодий составляет 65 тыс. га. В собственном комбикормовом цехе производительностью 20 т в час выпускаются все виды полнорационных комбикормов по 25 рецептам с компьютерным дозированием компонентов.

 

Современная ветеринарная лаборатория, высококвалифицированный ветеринарный уход (вакцинация птицы против особо опасных болезней, полное отсутствие в рационе птицы антибиотиков, биостимуляторов, ГМО и искусственных компонентов) обеспечивают безопасность и чистоту выпускаемой продукции.

 

На предприятии идет непрерывный процесс модернизации. Обновляются и строятся новые цеха выращивания молодняка и содержания взрослой птицы. В 2006-м построен новый цех сортировки, в котором установлены две яйцесортировальные машины MOBA Omnia общей производительностью 300 тыс. шт. яиц в час. В 2008-м смонтирован участок по розливу яйцепродуктов, где производится пастеризованный меланж в асептической упаковке с длительным сроком хранения. В январе 2012-го введены в эксплуатацию новые инкубационные мощности, оснащенные современным голландским оборудованием.

 

Убойная линия голландской фирмы перерабатывает 1800 голов птицы в час. Колбасный цех производительностью более 4,5 т изделий в день выпускает около сотни наименований продукции. Различные виды тушеного мяса, фарши, паштеты — ассортимент консервного цеха.

 

Еще одно направление деятельности — производство молока. Племенная ферма при головном отделении построена по чешскому проекту, имеет два двора на 400 голов для беспривязного содержания коров, полностью автоматизирована и компьютеризирована.

 

На протяжении многих лет агрофирма является дипломантом всероссийских и международных выставок и конкурсов. Так, в 2003 году предприятие удостоено главной всероссийской премии “Российский национальный Олимп”.


Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.