Все равно дороже

07.08.2012
Просмотров: 1455

Сотовые операторы не согласны снижать цены на «прямые» номера.

Общество защиты прав потребителей обвинило «большую тройку» сотовых операторов в дискриминации владельцев «прямых» номеров, пишет газета "Взгляд". Компании считают претензии необоснованными, а эксперты указывают, что у правозащитников недостаточно юридических оснований заставить операторов уравнять тарифы «прямых» и «федеральных» мобильных номеров.

Общество защиты прав потребителей (ОЗПП) направило операторам «большой тройки» досудебную претензию с требованием пересмотреть тарифы на услуги сотовой связи для московских абонентов, подписавших с ними договор на использование «прямого» (семизначного) номера, говорится на сайте общественной организации.

Поводом послужили жалобы от владельцев «прямых» номеров, поступившие в ОЗПП после вступления с 1 июля в Московской зоне в силу новых правил набора телефонных номеров, выпущенных Минкомсвязи.

Дозвониться на номера в кодах 495, 498 и 499 теперь можно, используя только полный, десятизначный формат номера. Данное правило распространяется и на номера сотовых операторов. Сейчас при наборе «прямого» мобильного номера по старой схеме звонящего «перебрасывает» на автоинформатор, который сообщает о новых правилах.

Напомним, с 1 июля 2012 года компания МГТС изменила порядок набора номера для столичных квартир. Теперь абонентам приходится набирать 11 цифр, что окончательно свело на нет преимущества семизначных номеров.

К примеру, абоненты МТС, имеющие «прямые» номера, не могут воспользоваться выгодными тарифными предложениями, которые доступны владельцам «федеральных» номеров. Оператор объясняет это тем, что за прямыми номерами закреплены два префикса: мобильный 985 и городской 495, – а переадресация вызовов стоит денег. Решением проблемы мог бы стать отказ от кода 495, только этого сделать нельзя по техническим причинам, отмечает газета «Ведомости».

По мнению правозащитников, возможность сокращенного набора номера – основное потребительское свойство этой услуги, а с вступлением в силу новых правил она потеряла самостоятельную потребительскую ценность. При этом стоимость тарифов на услуги сотовой связи для владельцев «прямых» номеров остается выше, чем для владельцев «федеральных» номеров (номеров с операторскими кодами), отмечают в ОЗПП. В частности, при дозвоне на короткие семизначные сотовые номера с городского телефона абонентам все равно приходится набирать код города.

Правозащитники полагают, что снижение тарифов на прямые номера устранит неравноправное положение потребителей мобильной связи, которые в настоящее время вынуждены оплачивать одни и те же услуги в разном размере.

«ОЗПП оставляет за собой право на обращение в суд с иском в защиту неопределенного круга потребителей к тем операторам, которые продолжат нарушение прав потребителей, отказывая в пересмотре своей ценовой политики», – говорится в сообщении организации.

Тем временем сами сотовые операторы уже дали понять, что снижать свои расценки не намерены.

В компании «Вымпелком» заявили, что «прямой» номер, в принципе, «прямым» и остался, а его главное преимущество – это низкая цена минуты или даже отсутствие платы для звонящего со стационарного телефона (в зависимости от выбранного тарифа у провайдера фиксированной связи).

Представитель «Мегафона» предложил недовольным абонентам просто перейти на тариф с федеральным номером. «Прямой» номер – это самостоятельная услуга, заключающаяся в предоставлении дополнительно к мобильному номеру еще одного абонентского номера в кодах 495, 499 и т. д. (так называемый городской номер)», – пояснила пресс-секретарь «Мегафона» Юлия Дорохина.

По ее словам, оператор осуществляет переадресацию вызовов, поступающих на дополнительно выделяемый городской номер, на основной мобильный номер. Услуга имеет самостоятельную стоимость, чаще всего не зависящую от тарифного плана абонента, и предоставляется на условиях абонентской платы. «Если абонент не согласен с условиями и порядком предоставления услуги «прямого» городского номера, он может от нее отказаться, перейдя на использование федеральной нумерации», – отметила Дорохина.

Эксперты не верят в успех затеянной правозащитниками кампании.

«У общественной организации недостаточно юридических оснований для подобных требований», – указывает адвокат компании «Налоговик» Антон Соничев. Гражданский кодекс устанавливает принцип свободы договора, по которому никто не вправе навязывать кому-либо заключение договора на определенных условиях. Государство при этом может устанавливать рамочные условия. Как пример – регулирование договоров с энергосбытовыми или сетевыми компаниями.

«То есть речь идет о субъектах естественной монополии, когда хозяйствующий субъект может сознательно и необоснованно манипулировать расходами своих абонентов, – поясняет эксперт. – Операторы сотовой связи не являются субъектами естественной монополии, поэтому регулировать отдельные тарифы компании законодательство не позволяет».
Тем более, добавляет Соничев, сами граждане имеют право подписывать или не подписывать договор, то есть соглашаться платить дополнительно или нет. «Законодательство не предусматривает такого способа защиты прав абонентов, какой полагают реализовать правозащитники», – заключает Соничев.

ОЗПП могло бы пожаловаться на операторов в ФАС (Федеральную антимонопольную службу), однако смысла в этом нет, ведь речь не идет о «навязывании невыгодных условий».

В прошлом ОЗПП не удавалось отстоять свою правоту в судах. В 2010 году, напоминает Соничев, организация уже обращалась в суд по поводу взимания операторами связи платы за входящие сообщения, но исковые требования ОЗПП не удовлетворялись. Аналогичный исход защитников прав потребителей ожидал и при заявлении о неверном информировании покупателей iPhone. Возможно, теперь правозащитники таким способом привлекают внимание к удручающему положению защиты прав потребителей в России и к частным проблемам злоупотреблений со стороны операторов сотовой связи, полагает эксперт.

Аналитик «Инвесткафе» Илья Раченков также считает, что сотовые операторы не станут уравнивать тарифы. Хотя, если бы они пошли навстречу своим абонентам, много не потеряли. «Речь идет о нескольких десятках миллионов рублей в год на оператора», – отмечает Раченков, напоминая, что выручка любого оператора «большой тройки» за квартал превышает 1,5 млрд долларов.

Наталья Журавлева, Взгляд

Источник: Взгляд. Деловая газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.