Фабрика грез

07.08.2012
Просмотров: 1189

В Россию пришла мода на лофты.

Направление, зародившееся в США семьдесят лет назад, за считанные годы покорило Европу, а в последнее время добралось и до России. Жизнь на фабрике — желанный удел художников и потребителей продукции премиум-класса.

Идея использовать отремонтированные фабричные постройки, мастерские, склады в качестве жилья, офисов и арт-пространства принадлежит американцам. В сороковых годах прошлого века цены на землю в центре городов поползли вверх и собственники стали выводить промышленные предприятия на окраины. Освободившиеся помещения в фабричном районе Манхэттена (Нью-Йорк) начали занимать люди искусства, приспосабливая их под творческие мастерские и жилье. Привлекательными были как технические характеристики помещений — большие площади с высокими потолками и огромными окнами, так и сравнительно низкая стоимость аренды. Подобные квартиры-студии стали называть лофтами: от английского loft — чердак, голубятня.

Самый известный пример американского лофта — арт-студия Энди Уорхола под названием «Фабрика», которая активно действовала с 1962 по 1968 годы. Располагалась она на пятом этаже дома № 231 по 47-й улице на Манхэттене. «Фабрика» дала старт тенденции, захлестнувшей всю Америку, а затем и Европу. Бывшие промышленные пространства сегодня используются не только для жилья, но и для организации многофункциональных культурных центров с выставочными залами, кафе, ресторанами, офисами, концертными площадками. Даже вновь построенные здания нередко стилизуются под лофты.

В России развитие лофтов началось с Москвы и Санкт-Петербурга. Классических лофтов, переоборудованных в жилье из бывших промышленных зданий, в России пока практически нет, однако активно развивается тенденция использования промышленных и административных зданий в качестве бизнес-центров и арт-площадок. В последние годы московское правительство начало активно выводить промышленные предприятия из центра города. Их площади отдают, главным образом, под деловые и развлекательные центры. Многие бывшие заводские площади сдаются в аренду под офисы.

В Санкт-Петербурге, Чебоксарах, Екатеринбурге, Туле, Нижнем Новгороде уже построены и находятся на стадии проектирования бизнес-центры и жилые комплексы в этом стиле.

По словам креативного директора «Лофт проекта Этажи» (Санкт-Петербург) Савелия Архипенко, на Западе девелоперы довольно давно перепрофилируют промышленные здания под культурные центры, жилье, офисы. В России тенденция использования бывших промышленных объектов под современные функции обозначилась значительно позже, чем в западных странах, потому что у нас подобные объекты до 2000-х годов в той или иной форме были захвачены рейдерами, а некоторые до сих пор находятся у них в руках.

«Сейчас, когда в Москве ввели ограничение на строительство, а в Санкт-Петербурге промышленная архитектура висит камнями на собственниках, которые платят за электричество, воду и канализацию безумные деньги и не знают, как грамотно управлять этими помещениями, как вдохнуть в эти здания вторую жизнь, у нас тоже начался разворот в эту сторону. На самом деле реализация этих проектов связана с волей и смыслом: если нет воли и нет понимания, ничего не развивается, — подчеркнул Архипенко в разговоре с «Биржей». — Основной фактор для лофт-объектов — локация. У «Лофт Проекта Этажи» она суперская: с нами рядом метро. Когда мы только открывали его, Лиговский проспект, где расположен центр, был не так развит, как сейчас. В его развитии есть заслуга и нашего проекта. Другие факторы — это индивидуальное видение, нам просто понравилось место. Проект не очень большой, но в силу того, что у него есть люди, которые думают, что-то хотят, он существует. За похожими проектами на Западе стоят конкретные люди, которые двигают и развивают эту тему».

По регионам все очень индивидуально. Если мы говорим о больших территориях, очень многое зависит от муниципальной власти и от губернатора. Чтобы это направление развивал частный бизнес, — а нужно, чтобы это так было, — необходимо взаимодействие с властью, пролонгация истории, потому что требуются огромные деньги на инфраструктуру, замену коммуникаций. Если на этой базе создаются культурные кластеры, это вторая задача. Но перспектива в любом случае есть, отметил специалист.

Первое отличие лофт-объекта от вновь построенного для бизнеса — это возможность быть уникальным. Таких объектов больше не будет, это невозобновляемый источник. Второе — они имеют историю, дух. Это плюсы для продвижения, для грамотного PR таких проектов. Ими достаточно сложно управлять, нужен «вижн» — понимание, что и как делать. Некоторые объекты находятся в очень интересных местах, там, конечно, бывает обременение, если это исторический памятник. В этих случаях требуется грамотное долгосрочное управление. Одним ударом за год инвестиции не вернешь — это не наркотики и не оружие, говорит Архипенко.

С точки зрения горожанина, перепрофилированные здания гораздо интереснее, чем просто безликие невнятные современные постройки. В 60-х годах прошлого века в Европе была принята Венецианская хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест. Она охраняет и промышленную архитектуру. По мнению архитектора, мы входим в ту пору, когда ее признают равноценной дворцовой — не всю, конечно, но большинство. Промышленная архитектура влияет на дух города, на его ткань, это его капитализация.

Михаил Дуцев, Доцент кафедры архитектурного проектирования ННГАСУ

Конечно, для развития городской среды и для самих зданий перепрофилирование — это хорошо. Как иначе они могли бы жить дальше? Только получив новую функцию, новую жизнь. Перепрофилирование особенно актуально для объектов культурного наследия, которые ремонтируются и реставрируются за счет инвесторов. Для искусства это вообще хорошая идея: размещение в историческом здании добавляет красоты и романтики. Для бизнеса важно наличие самой комфортабельной площади.

Евгений Асс, Архитектор, профессор МАРХИ

Если есть промышленные территории и находятся средства и люди, которые заинтересованы в том, чтобы освоить эти пространства, несомненно, это идет на пользу городу. Московский центр современного искусства «Винзавод» и центр дизайна Artplay — это негосударственные институции, они реализуются за счет частных вложений. Безусловно, это хорошая перспектива, и во многих городах мира подобные проекты реализуются с большим успехом.

Западные примеры:

Cigar Factory (Чарльстон, США):
Комплекс офисов, апартаментов, ресторанов, торговых площадей. Расположен на территории фабрики по производству сигар (бывшая хлопковая мануфактура).

Manufaktura (Лодзь, Польша):
Крупнейший реализованный редевелоперский проект в Европе. Включает торговые площади, досуговые и развлекательные заведения, гостиницу и офисы, галереи и музеи, детский игровой комплекс, 51 гастрономический объект. Находится на территории фабрики XIX века.

Spinnerei (Лейпциг, Германия):
Арт-центр, включающий в себя галереи и студии художников, клубы, магазины. Занимает гигантский комплекс зданий бывшей хлопкопрядильной фабрики.

Melkweg (Амстердам, Нидерланды):
Мультидисциплинарная площадка, объединяющая пять направлений современного искусства: музыку, танец и театр, кино, фото- и медиа-арт. Расположен на территории бывшего склада.

Примеры в России:

«Винзавод» (Москва):
Комплекс промышленных построек: старинные цеха, дегустационные лаборатории, лофты и винные подвалы. Общая площадь — 20 000 кв. м. В помещениях старинного пивоваренного завода «Московская Бавария» располагаются три выставочных зала, галереи, фотогалереи, дизайн-студии, мастерские художников, магазины, школа стилистов, арт-кафе.

Девелоперский проект «Красный октябрь» (Москва):
Освобожденные под застройку промышленные площади принадлежали одной из старейших в России кондитерских фабрик. Около 170 тысяч квадратных метров застройки вместят жилые, развлекательные, торговые и офисные комплексы.

Деловой квартал «Красная роза 1875» (Москва):
Конференц-залы, банковские услуги и банкоматы, гостиница, фитнес-клуб с бассейном, салон красоты, турагентство, цветочный магазин, магазин подарков, наземные и подземные паркинги. Расположен на территории бывшей ткацкой фабрики «Красная роза», занимающей квартал в исторической слободе Хамовники.

Креативное пространство «Ткачи» (Санкт-Петербург):
Многофункциональный центр для культуры, образования, работы и отдыха. Находится в здании бывшей ткацко-прядильной фабрики им. Петра Анисимова.

«Бугров бизнес-парк» (Нижний Новгород):
Комплекс отдельно стоящих административных зданий. Расположен на территории бывшего владения нижегородских промышленников Бугровых.

Likёrka Loft (Тула):
Первый в России life-style-центр, в процессе строительства. На территории бывшего ликерного завода появится многофункциональный комплекс: торговая галерея, spa-салон, каток, ночной клуб, рестораны, спортивная площадка, детские кружки и студии.

Алла Бренёва / Биржа №27 от 8 Августа 2012, фото etoday.ru

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.