Слово на вес золота

15.08.2012
Просмотров: 1141

Деловая репутация бесценна для бизнесмена.

Предприниматели надеются, что с возвращением статьи о клевете в УК РФ голословные обвинения и разборки «по понятиям» останутся в прошлом, а конкуренция перейдет в правовое поле. В Нижнем Новгороде уже создается прецедент: владелица ювелирных салонов направила иск в суд о защите доброго имени от нападок бывших партнеров. О значении нового закона о клевете для предпринимательского сообщества «Биржа» поговорила с экспертами правового клуба.

Динара Иванова6.2Kb
Глава сети магазинов «Серебряная роза»

Клевета — это фактически информационное рейдерство, грязный прием родом из 90-х

Думаю, каждый предприниматель неоднократно встречался с клеветой в свой адрес и поддержит введение данного закона. Со временем эта норма позволит нам перейти к цивилизованным отношениям в бизнесе, потому что клевета — это фактически информационное рейдерство, грязный прием родом из 90-х. И я буду рада, если мой пример покажет всем, что в России принимаются действенные законы, которые позволяют защититься предпринимателям от недобросовестных действий конкурентов.

На прошлой неделе мы обратились к уполномоченному по правам предпринимателей, в прокуратуру и в арбитражный суд. Поводом для обращения стало письмо, которое было разослано моими бывшими коллегами, а ныне конкурентами. В тексте письма они обвиняют меня в нескольких вещах. Во-первых, в недобросовестном отношении к персоналу, во-вторых, в мошенничестве, которое якобы представители моих бывших партнеров выявили при проведении инвентаризации. Также меня обвиняют в том, что я якобы умышленно избавляюсь от имеющихся активов. И логичное завершение — призыв к торговым центрам о прекращении сотрудничества со мной.

Особенно меня возмутили обвинения в мошенничестве. В моем распоряжении есть акты инвентаризации, которые подписаны с обеих сторон — мной и моими бывшими коллегами, и указанные в них сведения противоречат содержанию письма. Что же касается моих недобросовестных действий в отношении арендодателей, то это просто смешно. Все торговые центры работают по принципу депозитных договоров. Мы платим вперед и надолго, и если съезжаем, то у ТЦ остается предоплата за месяц вперед. Если я кого-то и обману в этом случае, то только себя.

Надо отметить, что, несмотря на все, я хорошо отношусь к конкурентам, они в свое время много для меня сделали, но такие методы борьбы считаю недопустимыми. Поэтому мы обратились в суд, благо у нас есть все доказательства нашей невиновности. Я добиваюсь восстановления своего доброго имени и требую компенсации морального вреда в размере 5 млн рублей. Но надо отметить, что эта сумма не покроет все убытки, которые я понесла из‑за этого письма. До начала конфликта у меня было 17 магазинов, осталось 10. То есть я фактически лишилась половины бизнеса. Это в очередной раз доказывает, что репутация делового человека бесценна и возвращение статьи в УК — правильное решение.

Анна Денежко5.7Kb
Консультант отдела по взаимодействию со СМИ Нижегородского областного суда

Раньше статья о клевете на практике применялась крайне редко

Клевета была исключена из уголовного права совсем недавно. Еще полгода назад статья о клевете была прописана в УК РФ, хотя на практике применялась крайне редко. Так, за 2009—2011 годы мировыми судьями Нижегородской области (это находится в их компетенции) было вынесено всего семь обвинительных приговоров по данной статье. В качестве наказания в основном назначался штраф, плюс к этому в некоторых гражданских исках требовали компенсацию морального вреда. Только в одном случае было применено наказание в виде условного лишения свободы на шесть месяцев. Но там, помимо клеветы, было еще и обвинение потерпевшего в особо тяжких преступлениях — ответчик в присутствии множества свидетелей обвинил потерпевшего, что тот якобы убил свою тетю.

Что интересно: почти во всех случаях заявители — обычные люди, не предприниматели, не деятели искусства или науки. Только однажды иск подал депутат Госдумы РФ. Обвиняемым был его бывший работник, который через СМИ распространил информацию, будто во время выборов в Думу в 2003 году потерпевший занимался противоправными действиями. Эти заявления классифицировались не только как «клевета», но и как «оскорбление». В качестве наказания был назначен штраф в 100 тыс. рублей.

Так что статистика говорит в пользу того, что эта статья редко применялась. Что будет в будущем, сказать сложно. Мы, конечно, можем предполагать, что из‑за увеличения размера наказания люди будут обращаться в суд чаще. Однако насколько именно чаще и кто это будет — предприниматели или обычные граждане — пока просчитать никак нельзя. Все будет зависеть от сложившейся к тому моменту судебной практики.

4.6KbВячеслав Монахов
Депутат городской думы Нижнего Новгорода

Показателем эффективности нового закона станет правовая практика его применения

У меня такое ощущение, что закон делался не под предпринимателей, а под мероприятия политической сферы. Но, на мой взгляд, закон о клевете, недавно подписанный президентом, — это хороший инструмент защиты для бизнеса. Еще год назад за клевету могли дать максимум административный штраф, а сейчас за это привлекают уже к уголовной ответственности, и штраф может составить до 5 млн рублей. Лично я выступаю за увеличение размера компенсации, однако не считаю необходимым решать этот вопрос именно в рамках уголовного законодательства. Хочу отметить, что показателем эффективности действия нового закона должна стать правовая практика его применения. В Нижнем Новгороде уже есть один крупный прецедент — владелица ювелирной сети «Серебряная роза» подала в суд иск о защите чести и достоинства, поскольку конкуренты открыто оклеветали ее в информационном письме, и благодаря вступлению в силу закона этот случай повлек за собой крупное судебное разбирательство.

Я убежден, что закон о клевете может стать полезным инструментом, который поможет снизить уровень недобросовестной конкуренции на рынке, когда предприниматели порочат других бизнесменов в корыстных целях, так как ранее за это полагались незначительные штрафы, а сейчас суммы возможных выплат увеличились в разы. Несомненно, это заставит многих задуматься, прежде чем идти на противоправные действия. Ведь предприниматели достаточно сложные люди, все амбициозные и решительные. Часто бывают взаимные претензии и ситуации, в которых сразу не разберешься, кто прав, кто виноват.

Однако могу отметить один минус данного закона — структура доказательств не была изменена или оптимизирована. По-прежнему потерпевшие будут вынуждены опираться на субъективную оценку ситуации, поскольку формальная и четкая процедура еще не определена. И все же данный закон — это шаг вперед, несмотря на его кажущуюся регрессивность, поскольку теперь предприниматели смогут решать проблемы в рамках правового поля, а не методами информационного рейдерства из 90-х. Это и есть шаг к развитию цивилизованного гражданского общества.

Елена Шигина5.6Kb
Заместитель председателя третейского суда при НП «Юридический координационный центр»

Принятые поправки повлияют и на методы борьбы предпринимателей с конкурентами

Прежде всего, этот закон скажется на тех людях, которые привыкли голословно давать оценку тому или иному факту. Такое часто можно увидеть в интернет-пространстве и СМИ. Когда я ознакомилась с законопроектом, подумала: «бедные» блогеры и журналисты, которые привыкли высказывать свое мнение открыто, не стесняясь в выражениях, а также делать предположения исходя из личного понимания той или иной темы, не основываясь на официальных документам, а исходя из слухов или другой непроверенной информации, а также ссылаясь на анонимные источники. Думаю, что благодаря этому закону произойдет тот самый естественный отбор СМИ.

Принятая поправка повлияет и на методы борьбы предпринимателей с конкурентами. В частности, то, что произошло с «Серебряной розой», недопустимо в цивилизованном обществе. Не все методы хороши, и нужно это понимать. Также нужно осознавать, что существует ответственность за свои поступки, и теперь она стала довольно ощутимой.

Кстати, я считаю, что у Динары Ивановой, несмотря на невозможность разрешения спора в рамках принятой поправки к Уголовному кодексу (заявление было подано до подписания, а закон обратной силы не имеет), при грамотном адвокате есть все шансы на победу.

Почему «при грамотном адвокате»? Потому как по данным делам очень часто возникает конкуренция между различными правами, закрепленными в Конституции РФ и международных договорах РФ: между правом граждан и юридических лиц на защиту чести, достоинства и деловой репутации, закрепленным ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, с одной стороны, и их правом на свободу слова, получение, передачу и распространение информации, закрепленным ст. 29 Конституции РФ, с другой. Это создает сложности в разрешении указанных дел, поскольку требует поиска разумного баланса между данными правами. И учитывая, что судопроизводство в гражданском суде осуществляется на основе состязательности, от правильно построенной позиции истца, его представителя, от представленных доводов и доказательств зависит исход дела.

Ирина Войнова4.8Kb
Исполнительный директор НРО «Опоры России»

Закон о клевете станет первым шагом к возвращению малого бизнеса в правовое поле

Когда я узнала о возвращении статьи о клевете в уголовное право, я подумала, что это сделано для борьбы с оппозицией. Однако теперь я смотрю на этот закон немного по-другому. Нашлась предпринимательница, которая решила воспользоваться новой нормой в своих интересах. Динара Иванова показала, что бизнес может использовать закон о клевете в своих интересах. Надеюсь, что она добьется успеха. Я немного в курсе того, что происходит в ювелирной отрасли, и знаю, что эти случаи не единичны, такие приемы используют периодически. Если Динаре удастся защитить свои права, то другие последуют ее примеру.

Более того, я считаю, что дело «Серебряной розы» — очень хороший прецедент в принципе, а не только для ювелирной отрасли. Дело в том, что сейчас предприниматели редко используют право для защиты своих интересов, и еще реже делают это грамотно. Тот же малый бизнес клеветы повидал достаточно, начиная от неграмотности журналистов и заканчивая проплаченными статьями и распущенными конкурентами слухами. Между тем есть немало отраслей, в которых репутация значит практически все. Поэтому нужно создавать реально работающую систему, которая позволила бы защищать свое доброе имя всем, кто столкнулся с подобными проблемами.

К тому же я хочу надеяться, что правильное использование нового закона станет первым шагом к возвращению малого бизнеса в правовое поле. Сейчас он оттуда просто вычеркнут, его интересы практически не защищены законодательно: даже если есть законы, они работают недостаточно хорошо. И это очень грустно, и не только для самих предпринимателей, но и для страны в целом. Малый бизнес — сегмент, на который государство должно рассчитывать. Небольшие предприятия принесут деньги в бюджет при любых экономических потрясениях, потому что они быстро приспосабливаются к изменяющимся условиям рынка. А вот цена на нефть, на которую мы все привыкли смотреть, падает периодически. К тому же у нас на малое предпринимательство приходится достаточно большое количество налогоплательщиков, так что для страны это ценный ресурс.

И чтобы его защитить, нужны реально работающие законы. А чтобы они были, движение не должно быть односторонним — то есть не только государство должно издавать законы, но и бизнесмены — уметь ими пользоваться.

Александр Алешин / Биржа №29 от 14 Августа 2012, фото: Кира Мишина

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.