С жаждой роста

21.08.2012
Просмотров: 1096

Считается, что август самый коварный месяц для фондового рынка, богатый на сюрпризы для профучастников. Подтверждается ли такая традиция в 2012 году?

Считается, что август самый коварный месяц для фондового рынка, богатый на сюрпризы для профучастников. Подтверждается ли такая традиция в 2012 году?

Источник: Курс-Н

— Я очень боялся начала августа, видя, как обычно российский рынок реагирует на ситуацию в этот период, — говорит начальник учебного центра “Финам” в Н. Новгороде Константин ПЕЧНИКОВ. — Были опасения, что по традиции наш рынок пойдет вниз и достаточно сильно. Обычно события развиваются следующим образом. По весне традиционно начинается дивидендное ралли, рынок акций растет, их выкупают под дивиденды. После этого в летнее затишье происходит небольшая коррекция, в августе идет падение, а осенью бумаги подрастают.

В этом году все было наоборот. Рынок рос в январе, феврале, начале марта. Вместо дивидендного ралли он показал очень сильное движение вниз, которое завершилось только в конце мая. В июне слегка восстановился, а в первых числах июля на рынке стали появляться деньги со стороны крупных зарубежных фондов. Российские акции в начале июля заметно подрастали. И у меня были ощущения, что в августе продолжится растущий тренд.

Сейчас можно констатировать, что в первых числах августа приток капитала произошел, и цены российских акций пошли вверх.

Уже в начале прошлой недели котировки подбирались к своим максимальным значениям за последние три месяца. Зарубежные инвесторы не будут долго стоять в стороне и спокойно смотреть на низкие цены российских акций. Жадность свое берет, и они начинают вливать сюда деньги. Но пока этот процесс идет весьма скромно. Рост пока небольшой.

— Фондовый рынок замечает сокращение объемов в некоторых отраслях и на крупных предприятиях? Например, на Выксунском металлургическом заводе?

— Снижение объемов производства в некоторых компаниях в 2011 году в итоге и вылилось в полномасштабное падение акций, которое случилось в мае этого года. Сейчас в металлургической отрасли ситуация непростая. В июле поступала информация о том, что, например, один из крупнейших производителей стали и проката Новолипецкий металлургический комбинат остановил одну из своих доменных печей. В качестве причины он называл падение спроса. И чтобы не затоваривать рынки лишним дешевым металлом и не продавливать цены еще ниже было проще урезать себестоимость, уменьшить затраты, остановив одну доменную печь.

Сталь на рынке стоит сейчас дешево. И многие металлурги находятся в такой ситуации уже довольно долго. Компании этой отрасли, чтобы развивать свой бизнес, привлекали кредиты. Недели три назад Путин посещал Магнитогорский металлургический комбинат, где вводили новые производственные мощности по выпуску горячекатаного проката. И мы видели репортаж об этом событии. Повышение доли продаж, приходящееся на продукцию с высокой добавленной стоимостью — это всегда признак того, что компания качественно растет.

Но сегодня мир завален металлом, и высокая конкуренция на рынке стали создала такие условия, когда спрос на нее никак не может подрасти. Когда был огромный спрос со стороны Китая, проблема была снята. Сейчас же все начинают ужимать пояса, и прежние объемы остаются невостребованными.

Третий эшелон, к которому относится большинство нижегородских компаний, вообще торгуется очень вяло из-за низкой ликвидности. И сейчас бумаги этих предприятий, в том числе и ВМЗ, стоят аномально дешево. Если на рынке не покупают акции даже топовых компаний металлургического сектора, то вряд ли кто-то обратит внимание на Выксунский металлургический завод. Просто надо быть крупнее, чтобы предприятие торговалось. Полезно делать дополнительные листинги на бирже, проводить дополнительные размещения ценных бумаг. Сейчас не лучший момент, чтобы это делать, но была ситуация с лучшей конъюнктурой, когда можно было привлечь интерес инвесторов к своим бумагам.

— Снижение объемов по итогам первого полугодия на кстовской нефтепереработке тонет, очевидно, в общих показателях Лукойла.

— Лукойл давно уже стал компанией международного масштаба, у которой очень широкая географическая диверсификация бизнеса. Снижение объемов на одном из заводов в одном из регионов не может отрицательно повлиять на стоимость ее акций. Сейчас эти акции одни из сильнейших на рынке. Даже майское падение уже полностью выкуплено, и они падали меньше других.

— Значит, биржевой август пока не показал свою худшую сторону?

— И я надеюсь, что не покажет. В первых числах месяца мы видели приток капитала на российский фондовый рынок. Обычно август был опасен именно тем, что происходил очень резкий отток капитала. Видимо, ситуация в Европе немножко устаканивается. На рынке все-таки преобладает желание увидеть хороший рост, которого не было уже очень давно.

— Сейчас некоторые аналитики утверждают, что евро перестало быть индикатором аппетита к риску, эта функция перешла к австралийскому доллару. То есть отслеживать траекторию кризиса лучше всего по паре австралийский доллар—доллар США. Насколько, на ваш взгляд, оправдана такая версия?

— Люди, торгующие на финансовых рынках, всегда пытаются найти индикатор, который будет четко указывать, куда дальше побежит лошадка. Сегодня австралийский доллар может отражать такие настроения инвесторов, как аппетит к риску, а уже завтра это будет не актуально. Это скорее случайное совпадение, но не долгосрочная тенденция.

Такие валютные пары, как австралийский доллар к американскому доллару, даже российский рубль к доллару США для зарубежных инвесторов на сегодняшний день, действительно, являются индикатором аппетита к риску, то есть насколько инвесторы готовые инвестировать в фондовые рынки стран с сырьевой ориентацией. То же самое можно сказать и про рынки всех стран БРИКС. Валюты этих стран по отношению к доллару США являются первым сигналом к тому, готовы ли инвесторы покупать акции этих стран. Но не более того.

Сейчас не стоит преуменьшать роль евро и говорить, что теперь его можно считать только индикатором долгового кредита. Российский экспорт прежде всего ориентирован на Европу, куда в основном идут российские нефть и газ, что составляет основу нашего ВВП. И можно заметить, что на протяжении последних нескольких лет движение по валютной паре евро—доллар является основным направлением и для российского фондового рынка. Хотя, конечно, эта корреляция не один к одному.

Если же хочется посмотреть на индикатор, который дает больше информации, чем тот же австралийский доллар, то лучше брать рассчитываемый индекс доллара. Это просто средневзвешенный индекс по отношению к другим валютам зарубежных рынков для Америки. Этот индекс показывает абсолютную силу доллара на данный момент времени. Хороший индикатор, который четко говорит: если индекс доллара укрепляется, то это означает, что любой аппетит к риску падает.

Высокий долларовый индекс означает, что все бегут в доллар, избавляются от рисковых активов и не стоит даже обращать внимание на какие-то отдельные валютные пары. Если же долларовый индекс начинает слабеть, то это значит, что американские инвесторы, а они обладают наибольшими деньгами, готовы активно вкладывать финансовые средства в рынки зарубежных стран.

— Весь мир заворожен американскими индексами. А на российские никто не обращает внимания.

— Если вы откроете какой-либо обзор по американским рынкам, то, конечно, первое, что увидите, — это всевозможные индексы — сырьевые, валютного рынка, фондового рынка. И они являются достаточно объективными показателями, отражая средневзвешенные значения по своим отраслям, отдельным группам товаров, группам компаний.

— Индексы ничего не говорят о капитализации.

— Людям надо понимать направление тренда на данный момент, чтобы совершать операции. Очень хочется, чтобы в России было примерно так же. Наш рынок более живо реагирует на такие показатели, как инфляция, безработица, процент роста ВВП в США. Но практически никак не реагирует на выход тех же показателей для самой России.

Во многом это связано не с тем, что инвесторы не хотят на них реагировать. Они бы реагировали, если бы система выхода статистики была у нас налажена как за рубежом, где с точностью до секунды выходит такая-то информация, и ее ждут. Если бы у нас статистические данные выходили, как и в США со страховкой от инсайда, чтобы инвесторы полностью доверяли итоговой информации.

Вот тогда у российского фондового рынка было бы больше поводов расти или падать на собственных новостях, а не на статистической информации из-за рубежа.

— И наверное, проект создания Международного финансового центра получил бы весомую поддержку для своей реализации. Можно было бы когда-нибудь начать конкурировать с Токио, Нью-Йорком, Гонконгом.

Несколько иное мнение по поводу биржевого августа у заместителя генерального директора инвестиционной компании “Акционерный сервис” Александра КРУТИКОВА.

— В августе фондовый рынок не падает, продолжая находиться в рамках растущего тренда. Самые негативные события произошли раньше, и для третьего месяца лета, видимо, не осталось отрицательных эмоций.

К тому же на рынке не существует временных различий, чтобы какой-то месяц как-то особо способствовал развитию бизнеса, получению прибыли, а другой, наоборот, мешал ему. И то, что говорят, будто в августе рынок обычно падает, сродни шутке или скорее присказке о том, что летом никто не работает по причине отпусков.

Всему есть внешние причины, а на рынке предрассудками никто не живет. Некая, хотя вовсе и не обязательная повторяемость событий дает повод к созданию мифов, но склонность к обобщениям — это свойство всех людей, а не только профессиональных участников фондового рынка.

Интересный ракурс предлагает заместитель генерального директора инвестиционной компании “Рапид-Инвест” Александр ШУВАЛОВ.

— Рынок, конечно, может падать и в феврале, и в ноябре, и в сентябре, а не только в августе. Другое дело, что для России август — месяц стыковой. В августе была Куликовская битва, было Бородино, было Мамаево побоище. На Сталинград во вторую мировую началось наступление в августе.

В мае рынок проседал, но мы его удержали, а в июле—августе он укрепляется. Инвесторов тревожат события в Сирии, Иране. Волнует ситуация в Испании, Италии, Греции. Если Грецию изгонят из ЕС, то рынок, конечно, упадет. Чем эти страны Евросоюза будут расплачиваться за долги? Их недвижимость сейчас никому не нужна. И вообще обладание недвижимостью не дает уверенности в завтрашнем дне.

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.