Евгений Смирнов. Радостный творец

03.09.2012
Просмотров: 2077

Кто сказал, что кризис — не лучшее время для новых дел? Евгений Смирнов начал заниматься бизнесом в кризисный 1991 год, в тяжелом 1998-м открыл производство элитной мягкой мебели, а в 2009-м стал развивать дилерскую сеть.

Кто сказал, что кризис — не лучшее время для новых дел? Евгений Смирнов начал заниматься бизнесом в кризисный
1991 год, в тяжелом 1998-м открыл производство элитной мягкой мебели, а в 2009-м стал развивать дилерскую сеть.
Став первым нижегородским производителем мягкой мебели высокого класса, он поставил во главе своего бизнеса идею создания красивого качественного продукта. Прибыль, рынок сбыта — это вещи были на втором плане, и они всегда шли вслед за основной идеей, как поезд за локомотивом.

Из радиолюбителей в предприниматели

Евгений Смирнов из тех людей, для которых не стоит вопрос, чем заниматься, если их в жизни что-то сильно увлекает. Заядлый радиолюбитель, в детстве он проводил опыты с электричеством, после которых квартира погружалась в темноту, ходил в радиокружок Дворца пионеров, а затем поступил в радиотехникум, который окончил с красным дипломом. Даже служба в рядах Советской армии проходила в секретных радиотехнических войсках.

В 1981 году после первого курса политеха Евгений Смирнов пришел на завод им. Фрунзе, где прошел все должностные ступени: от регулировщика радиоаппаратуры до мастера и замначальника цеха. При этом ему пришлось сменить вуз, он закончил Всесоюзный заочный электротехнический институт связи по специальности «инженер радиосвязи и радиовещания». Однако радиолюбительство, став профессией, каждодневным обыденным делом, со временем все менее занимало его мысли, в конце 1980-х в нем стали зреть планы, связанные с открытием своего дела. Правда, у Евгения Смирнова не было ни начального капитала, ни связей в бизнес-среде, ни даже собственного автомобиля, было лишь сильное желание иметь собственный бизнес. В 1991-м это желание перевесило все остальные доводы: приобретя на Нижегородской фондовой бирже небольшой опыт заключения торговых сделок, он ушел с завода и открыл фирму «Маком», которая занималась оптовой торговлей продуктами. Дело пошло: в то время в «Маком» за товаром приезжали предприниматели со всего города, а сам Евгений работал по 16 часов в сутки.

«Я с уважением отношусь к людям, которые держат небольшие магазинчики, потому что малый бизнес в нашей стране — это очень нелегкий труд, — говорит Евгений Смирнов, — особенно тогда, в 90-е… Тюки, принесенные на своем горбу, постоянный поиск более дешевого товара, вечная беготня — я видел, как люди работали, и знаю, каково это — быть предпринимателем в малом бизнесе».

Но уже в 1994 году он смог купить собственное помещение и обустроить продуктовый склад. Именно тогда судьба столкнула его с бельгийским предпринимателем, который предложил возить высококачественные мебельные ткани из Бельгии, аналогов которым у нас в стране на тот момент не было. Спроса на такую продукцию не предвиделось, так как отечественные мебельные производства создавали продукт, про который говорят: «дешево и сердито». Об индивидуальном дизайне, красоте и изяществе не было и речи, вся российская мебель имела «одно лицо». Но если в нашей стране чего-то не производится, то вовсе не значит, что это является нормальным положением вещей. Евгений Смирнов смотрел на импортную мебель и сравнивал ее с российской. Увы, сравнение было не в нашу пользу. В его голове начинали созревать новые идеи.

Нижегородская мебель мирового уровня

Поработав на рынке мебельных тканей, поездив и посмотрев, как делают мебель в Бельгии и Италии, Евгений Смирнов решил, что кто, как не он, должен создавать в России мягкую мебель мирового уровня. В 1998 году он открыл мебельное производство на площадях завода «Салют».

«Мы решили опровергнуть мнение, что в России невозможно производить мягкую мебель, соответствующую мировым стандартам качества и дизайна. Проблемы, с которыми мы тогда столкнулись, были связаны с высокой стоимостью обивочных материалов, отсутствием высококвалифицированного персонала и качественных наполнителей и фурнитуры. Но все это оказалось вполне решаемо: мы смогли заключить договора на поставку эксклюзивных тканей, стали закупать наполнители производства Финляндии и ЮАР, постепенно сформировали штат сотрудников. И вскоре действительно смогли составить достойную конкуренцию иностранной мебели», — рассказывает Евгений Смирнов.

При этом он прекрасно понимал, что высококачественная мебель, которую он создает, никогда не будет пользоваться массовым спросом, и тем не менее, вкладывал деньги в производство, ни капли не сомневаясь в успехе.

«Когда я начинал заниматься бизнесом, мне хотелось именно создавать, создавать что-то полезное людям. Поэтому деньги, которые я заработал, занимаясь оптовой торговлей тканями, я тратил вполне осознанно на дело, которое для меня было чрезвычайно важным», — говорит Евгений Смирнов.

Летом 1998 года диваны нижегородской фирмы «Стиль-Мебель» появились в одном из престижных московских торговых центров, удивив местную публику. Самым же удивительным было то, что они стали продаваться после августовского дефолта: покупатели сравнили качество импортной и нижегородской мебели и поняли, что наша не только не хуже, а даже лучше —
Евгений Смирнов использовал при ее производстве новые для того времени ткани — шинилы, за счет которых диваны выглядели дорого и респектабельно. В результате российский товар оказывался более востребованным, чем привезенный из‑за границы.

Бизнесмен-философ

С того времени Москва и элитные поселки Подмосковья остаются главным рынком сбыта для мебели, которую производит фабрика Евгения Смирнова. У многих известных людей в особняках, в престижных гостиницах и ресторанах стоят диваны и кресла нижегородского производства.

«Компании, которые делают мягкую мебель, самое большее, на что идут, это создают линейку модулей. Мы же, кроме этого, производим диваны и кресла высокой сложности по индивидуальным проектам. Наши специалисты внимательно выслушивают клиентские пожелания: кому-то нужно буйство красок, кому-то сдержанные пастельные тона. Но нас ценят еще и за то, что мы все-таки стараемся «держать планку» в плане эстетического восприятия, возможно, даже формируем вкус», — говорит Евгений.

Стать богатым и успешным можно разными способами. И кто-то ради прибыли не брезговал ничем: мог, например, под дорогой обивкой дивана скрыть некачественные и даже экологически вредные наполнители. Евгений Смирнов никогда не шел на такие сделки с совестью, и поэтому ему не стыдно за свой продукт, для создания которого используются только высококачественные материалы. Его бизнес неразрывно связан с жизненной философией: нести в мир красоту и радость.

«Диван, как правило, занимает одно из центральных мест в интерьере помещения, это место отдыха, релаксации. То есть здесь речь идет уже не только о мебели как таковой, просто предмете интерьера. Диван — это то, что несет успокоение, гармонию, и он должен соответствовать общему настрою хозяев, энергетике дома. И мне действительно приятно помогать людям в деле создания домашнего уюта. Я чувствую, что то, чем я занимаюсь, дарит людям позитив. Пожалуй, для меня это основная причина ведения бизнеса. Я очень долго искал для себя смысл жизни, читал много литературы и, в общем-то, пришел к тому, к чему, наверное, приходит каждый в результате таких поисков: то, что ты отдаешь в мир, к тебе же и вернется», — говорит Евгений Смирнов.

Рождение Джокондо Арте

Кстати, его салон на Окском Съезде больше напоминает огромную квартиру, щедро уставленную роскошной мебелью, с картинами на стенах и цветами на столах. Здесь царит атмосфера гармонии и покоя, окунувшись в которую хочется закрыть глаза и отдохнуть от мирской суеты. Трудно придумать лучшую атмосферу для салона мягкой мебели, но самое главное, что это невозможно создать искусственно: либо это витает в воздухе, либо нет. С другой стороны, энергетику места, в первую очередь, создает его владелец, в данном случае Евгений Смирнов, занятый непрестанным духовным поиском.

«Любовь и радость — это то, что создает движущую силу этого мира, плетет вечную ткань бытия. И они должны присутствовать в любом деле, которым занимается человек», — считает Евгений.

В соответствии с внутренней философией Евгения Смирнова развивается и его компания, которую начинают узнавать под новым брендом — «Джокондо Арте». Название, от которого веет Италией, и логотип в форме мирового древа говорят о традициях, прорастающих в современность. Но самое интересное здесь — это перевод: радостное творчество. Это то, к чему Евгений Смирнов шел всю свою жизнь: творить радость, создавать красоту.

Он и сам не знает, как так получается, что определенные толчки в развитии его компании совпадают с катаклизмами в мировой экономике, быть может, он и мир просто движутся в унисон? Он знает, что если в кризис «опустить руки», то очень легко ослабнуть и погибнуть, как погибает в шторм корабль, оставшийся без капитана. Но если наперекор трудностям идти вперед, то рано или поздно ветер сменит направление и станет дуть в твои паруса. В 2009 году Евгений Смирнов начал развивать дилерскую сеть в регионах России, и сегодня представительства «Джокондо Арте» работают более чем в двадцати российских городах, и это не предел, ведь развитие радостного творчества может идти бесконечно.

Оксана Ольшанская, Биржа №_31 от 28 Августа 2012, фото: Кира Мишина

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.