За слова ответят по УК

05.09.2012
Просмотров: 10724

Статья о клевете вернулась из Административного в Уголовный кодекс. Причем вернулась с помпой — заключения хоть и не предусматривается, но суммы штрафов возросли до 5 миллионов рублей.

Статья о клевете вернулась из Административного в Уголовный кодекс. Причем вернулась с помпой — заключения хоть и не предусматривается, но суммы штрафов возросли до 5 миллионов рублей, пишет журнал "Бизнес-клуб".

Эксперты называют различные причины такого пинг-понга по кодексам. Упоминают в том числе оживление на общественно-политическом фронте. Не меньшие споры вызывает и практическая сторона новой-старой статьи, ее нормы, полезность и «работоспособность». Спорят не только журналисты, пиарщики, бизнесмены, чья деловая репутация часто подвергается угрозе, но и сами юристы.

15 августа в Нижнем Новгороде состоялся вебинар для представителей общественности, бизнес-сообщества и юридических кругов, где участники попытались разобраться — действительно ли возвращение ответственности за клевету в уголовную сферу и ужесточение ответственности поможет исправить ситуацию или же толку будет не так много, как хочется?

Алексей Туренко, юрист компании Timofeev/Cherepnov/Kalashnikov (T&K Legal):

Введение ответственности за клевету в виде штрафов до 5 миллионов рублей, по нашим оценкам, не может не оказать влиянияе на бизнес. Клевета в отношении конкурентов является очень распространенным деянием. При этом те размеры штрафов, которые были прописаны в Административном кодексе, оказались несоизмеримы с убытками, которые часто несли предприниматели, — поэтому никакой мотивации для обращения в суд попросту не было. Теперь же, с введением штрафов в крупных и особо крупных размерах, а также с наступлением уголовной ответственности за клевету количество дел должно возрасти. Насколько они будут успешны, покажет время, в связи с несовершенством нашей судебной системы нельзя исключать и неправосудных решений. Однако теперь для бизнесменов в подобных делах по крайней мере появится смысл и шанс получить материальную компенсацию за понесенные убытки.

Елена Губанова, адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов:

— Далеко не все негативные высказывания, будучи неправдой, попадают под определение «клеветы» — общие высказывания, личное мнение, оценочное суждение законом не преследуются. Иными словами, достаточно сказать «я так считаю» — и любой эксперт-лингвист, которых часто приглашают для подобных дел, даст заключение, что это субъективное мнение, не являющееся клеветой. Из собственного опыта ведения таких дел могу сказать, что поводом для оправдательного приговора вполне может стать даже вопросительная интонация. В сухом остатке: подавать в суд имеет смысл по большей части лишь на конкретно озвученные или опубликованные факты, которые можно доказать или опровергнуть.

Кроме того, существует такая интересная вещь, как «добросовестное заблуждение». Умысел на клевету нужно доказать, в противном случае это тоже не вменяется в вину — ведь человек и вправду мог быть уверен в правдивости своих слов.

Дмитрий Изапов, заместитель начальника управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью:

— Действительно, статья о клевете не так часто становится поводом для возбуждения уголовного дела — обычно такие вещи решаются в частном порядке через мировой суд. По нашим данным, за 2011 год обращений по возбуждению уголовных дел по защите чести и достоинства было всего семь, из них по трем было решено отказать. Оставшиеся четыре тоже нельзя назвать удачными. Действительно, сам процесс доказывания наличия клеветы и причастности каких-либо лиц трудоемкий.

На мой взгляд, введение уголовной ответственности за такие преступления обоснован. Это должно подстегнуть людей к более нравственному поведению. Все-таки «клеймо» уголовного дела чисто психологически тяжелее, чем административное взыскание. Да и механизм привлечения к административной ответственности был отрегулирован плохо, было непонятно, кто должен проводить расследование, сбор необходимых материалов и многое другое, — так что изменения в закон были необходимы в любом случае.

Алексей Королев, редактор специализированного журнала «Нижегородский адвокат», юрист:

— На мой взгляд, в данном изменении закона интересно то, насколько государство и правоохранительные органы смогут вмешиваться в ход расследования. Если смогут, то здесь становится важен не результат, а процесс. Ведь уголовный процесс — это обыски, изъятие документов, вызовы на допросы, заключения. Таким образом, само возбуждение подобного дела может стать инструментом рейдерства, когда конкуренты за малейшие ляпы и слова, сказанные сгоряча где-то кому-то, могут практически парализовать весь бизнес.

Кстати

За прецедентом в Нижнем Новгороде ходить далеко не нужно. Этим летом глава сети ювелирных магазинов «Серебряная роза» Динара Иванова подала иск на 5 млн рублей о защите чести и деловой репутации после того, как ее конкуренты разослали по нижегородским торговым центрам письмо, в котором предпринимательница обвинялась в мошенничестве и целом букете других деловых грехов. В результате сеть магазинов лишилась части своих торговых точек.

Поскольку заявление было подано до вступления в силу изменений в закон, привлечь виновников к уголовной ответственности и взыскать внушительный штраф предпринимательнице не удалось — однако она намерена требовать соответствующего новому закону возмещения ущерба в порядке гражданского судопроизводства.


Источник: Архив: Бизнес-клуб
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.