Болкуневич: «Главное, чтобы компания работала»

10.09.2012
Просмотров: 2309

Интервью с генеральным директором ОАО «Трансинкор» Алексеем Болкуневичем.

«АПН - Нижний Новгород» публикует интервью с генеральным директором ОАО «Трансинкор» Алексеем Болкуневичем.

- Алексей Петрович, в СМИ существует много неоднозначной информации о вашей организации. Хотелось бы услышать ее как говориться «из первых уст». Расскажите о компании «Трансинкор». Что она из себя представляла раньше и чем занимается сейчас. Почему ее включили в план приватизации?

- Основным видом деятельности нашей организации в последние 7 лет был и остается лизинг. Когда в 2005 году я пришел в компанию в хозяйственном ведении предприятия были автобусные парки с подвижным составом осуществляющие городские перевозки и дорожно-строительная техника, переданная из дорожного фонда, износ которой составлял порядка 85% а часть её хранилась в парках как металлолом. Финансовый результат за 2004-2005 год от деятельности предприятия составил минус 25 млн. рублей и это при уставном капитале в 274 млн. рублей.

Предприятие было на грани банкротства. У собственника, правительства Нижегородской области, сменившегося с приходом нового губернатора, по большому счету было два пути решения судьбы предприятия. Ликвидировать его в связи с убыточной деятельностью, потеряв значительную часть активов, либо попытаться сохранить предприятие, предприняв ряд антикризисных мер. Был выбран второй вариант, что в последствии оказалось единственно правильным решением.

Два автобусных парка, находящихся на балансе предприятия вместе с подвижным составом были переданы, в ГП «Нижегородпассажиравтотранс», занимающееся перевозками в городе и на междугородных рейсах. Это было логичным решением, так как дробить подвижной состав находящийся на балансе области по разным предприятиям не имело никакого смысла. Результатом передачи парков с подвижным составом другому государственному предприятию стало уменьшение уставного капитала, о котором сейчас так много пишут некоторые СМИ, строя немыслимые предложения о «непонятном уменьшении капитала».

Вторым решением, принятым руководством предприятия стало реализация дорожно-строительной техники, износ которой напомню составлял 85% через договора купли-продажи и аренды с правом выкупа дорожно-строительным организациям, а полученные средства реинвестировались в договора лизинга - который и был выбран основным видом деятельности для компании.

Стоит отметить, что из бюджета Нижегородской области начиная с 2005 года не было выделено не единой копейки на деятельность предприятия. Тем не менее, начиная с 2007-2008 года организация смогла выйти на безубыточный уровень работы и продолжает так работать по сей день.

Сейчас ряд СМИ строит предложения с ссылкой на анонимных источников о том, что руководство компании искусственно занижало прибыль , которая всего- то составляет порядка 2,5 млн. рублей. Этим предположением удивлен и я и весь трудовой коллектив нашей организации , который начиная с 2005 года затратил массу усилий и времени на изменения динамики развития компании в положительную сторону и считает сегодняшние экономические показатели фирмы своей заслугой. Хотелось бы заметить, что 50% прибыли компании перечислялось в бюджет Нижегородской области, платя при этом все необходимые налоги без всяких «оптимизационных схем», которыми, что греха таить так часто пользуются коммерческие предприятия. И цифры эти были весьма серьезными для капитала нашей компании. Подтверждением моим словам могут служить результаты проверок предприятия контролирующими органами. Это и Контрольно-ревизионное управление и налоговая инспекция.

Очень не легкими для нас оказались и кризисные годы, когда клиентов на рынке лизинговых услуг практически не было. При этом банки просто отказывались кредитовать лизинговые компании, считая данные кредиты высокорисковыми вложениями.

Без инвестиций и низкой стоимости кредитных ресурсов любая лизинговая компания существовать не может. Было потрачено много сил, чтобы убедить банки работать с нами. Одним из основных достижений на тот момент времени стало подписание кредитного договора с Российским банком развития (РБР), который распределял федеральные деньги на поддержку предприятий малого бизнеса через лизинговые программы. Благодаря этой программе многие предприятия Нижегородской области получили новую технику и оборудование в лизинг под 8% годовых, что в кризисные годы, да и сейчас, является очень интересным предложением для любой организации. Уверен, что не многие финансовые учреждения нашего региона, и не только нашего, смогли получить аккредитацию этого банка. Несмотря на трудности мы и в эти годы смогли заработать пусть небольшую, но все таки прибыль. И заслуга в этом именно того коллектива, который удалось сформировать.

Поэтому для меня основную ценность компании представляют не те активы, о которых кому-то очень выгодно рассказывать (хотя по оценкам нашего финансового состояния при кредитовании банками мы относимся только к малому бизнесу), а тот высокопрофессиональный коллектив, который и создает эту прибыль для предприятия, т.к. наша деятельность относится именно к сфере услуг, где «кадры решают все».

Области не было особого смысла вкладывать в предприятие деньги, т.к. организация не несет какую-то социальную нагрузку.

Выступление президента о том что государственные предприятия, не имеющие социальной направленности, должны быть приватизированы способствовало включению организации в план приватизации предприятий на 2012 год, утвержденным законодательным собранием в 2011 году. А вступление в силу 1 января 2012 года 223 федерального закона "О закупках товаров и услуг отдельными юридическими лицами" и вовсе делало проблемной работу нашей компании как лизинговой компании с государственным участием. В результате всех этих фактов правительством и было принято решение о продаже пакета акций.

- Некоторые СМИ высказывают предположения, что вы выкупили акции за 70 млн. рублей, заложив недвижимость ОАО «Трансинкор» под банковский кредит. Как вы можете прокоментировать это? Где директор государственной компании мог взять такую сумму для покупки акций?

- Вы знаете такие предположения у меня кроме улыбки ничего вызывать не могут. Это предполагают люди, которые не имеют опыта работы с банковскими структурами. Я ответственно заявляю, что никогда за время моей работы в этой компании ни один объект недвижимости не был заложен, а тем более в моих интересах. Такие кредиты выдаются только с согласия собственника. А собственник, в лице Министерства государственного имущества и земельных ресурсов никогда бы такого согласия не дал.

Все кредиты, которые выдавались банками нашей компании шли целевым назначением на покупку объектов лизинга, которые в свою очередь передавались лизингополучателю и становились предметом залога банков до полного погашения кредита с выполнением строго установленного графика платежей. И надо отметить, что на протяжении всей работы в этой организации, имея серьезную кредитную нагрузку мы не нарушили финансовую дисциплину ни одного раза. Все кредиты гасились строго в соответствии с установленными графиками. Доверие в бизнес-сообществе потерять просто. А восстановить практически невозможно. Поэтому основное моё правило в бизнесе: «Дал слово - держи, чего бы это не стоило!».

За время работы в финансовой сфере Нижегородской области у меня появилось много друзей-бизнесменов, придерживающихся этой заповеди и достигнувших определенных высот в своей деятельности. Когда у меня возникла необходимость в поиске средств на покупку предприятия, я обратился к ним за помощью, не скрывая на какие цели мне нужны эти средства. И был приятно удивлен что мне никто из них не отказал. Поэтому средства на покупку я взял официально по договору займа у коммерческой организации директором которой является мой друг. И эти деньги мне требуется еще отработать и вернуть.

- Есть мнение, что при прибыли компании в 2,5 млн. рублей срок окупаемости вложений составит более 30 лет. Тогда какой смысл покупать ее? В чем логика?

- Любая лизинговая организация может выжить только благодаря инвестициям, низкой стоимости кредитного ресурса, большому оборотному капиталу, поэтому и создают их как правило при банках или крупных промпредприятиях. Покупая эту компанию я прекрасно осознавал, что без дополнительных инвестиций в предприятие дальнейшее развитие невозможно. Поэтому основной задачей для меня сейчас является привлечение частных инвестиций и увеличения оборота компании - тогда и срок окупаемости будет реальным. Есть и другой путь сокращения себестоимости, через сокращение штатной численности сотрудников, так как в нашей сфере деятельности фонд оплаты труда - это основная статья затрат. Но я говорил, что дорожу своим коллективом и считаю этот путь не приемлемым.

- Спустя некоторое время после покупки вами предприятия возник скандал с конкурентами «Дзержинским водоканалом» и «Прозрачными ключами», которые заявляют в средствах массовой информации и правоохранительных органах о том, что охрана не допустила их как заинтересованных участников, на аукцион. Что происходило в тот день торгов в здании Министерства государственного имущества и земельных ресурсов?

- Вы знаете, у меня вся эта история с «так называемыми конкурентами» вызывает больше вопросов, чем ответов. Попробую объяснить почему. За несколько дней до конкурса на меня выходили неизвестные мне лица с предложением беспроблемной покупки предприятия за определенную им плату. Надо отметить, что озвученная плата была очень высокой. Они, естественно не представились и чьи интересы озвучивали мне тоже не сказали. Я дал утвердительный отказ на данное предложение, после чего мне были обещаны дальнейшие проблемы в покупке этого предприятия.

В день конкурса каких-либо скандалов при мне не происходило, я беспрепятственно попал в назначенное условиями конкурса место. На конкурсе был еще один участник. По окончанию аукциона собрался и стал уходить. Навстречу попался незнакомый человек с камерой в руках и попросил представиться. Меня это удивило, т.к. я не являюсь публичным человеком, а он показался похожим на репортера с достаточно агрессивным поведением. Услышав впоследствии, что это был участник конкурса, которого якобы не пускали на аукцион, был немало удивлен, так как при мне он беспрепятственно ходил по помещению и снимал все происходящее на камеру. И это все, что мне известно о данном инциденте в этот день.

Спустя более месяца от органов прокуратуры, которые пригласили меня как свидетеля узнаю, что этот человек подал заявление и хочет оспорить результаты конкурса. Конечно, я не мог безучастно смотреть на все происходящее. И в процессе анализа сложившейся ситуации возник ряд вопросов. В моем понимании, если у людей есть претензии к проведению конкурса и мнение, что их интересы были в чем-то ущемлены, логично обратиться в суд, представить доказательства и отстоять свою позицию. Мы же живем в правовом государстве. Но что происходит вместо этого. Подаются заявления в прокуратуру, в управление МВД и т.д. То есть осознанно или нет, но выбирается метод давления через силовые структуры и искусственного раздувания скандала. Конечно, правоохранительные органы обязаны принять заявление и всесторонне рассмотреть его.

Что же происходит дальше? В СМИ вбрасывается огромное количество информации, большая часть которой носит ложный характер, порочащих репутацию организации и руководства. И при этом никого в этих СМИ не интересует мое мнение в развернутой форме, как основного участника этих событий. У меня возникают вопросы: почему все так происходит и в чьих это может быть интересах? Не является ли это давлением на следственные органы, суд, общественное мнение? Возможно это случайные совпадения? Но почему эти совпадения так напоминают рейдерский захват предприятия?

Пытаясь найти ответы я задался и другими вопросами : а что это за компании - оппоненты? Чем они занимаются? Какое отношение имеют к лизинговой деятельности? Не аффилированные ли это структуры? Кто является собственником и идейным вдохновителем этих структур?

Удивительно, но проработав 7 лет на рынке лизинговых услуг ни я, ни мои коллеги не слышали об ОАО «Дзержинский водоканал» и ЗАО «Прозрачные ключи» как о компаниях занимающихся лизингом. Возникает вопрос: если организация не занимается этим видом бизнеса, не имеет компетентных специалистов в нем, зачем ей финансовая структура с такими большими рисками и закредитованностью, находящаяся в другом городе. Уж очень велик риск потерять все вложенные средства. Или у них настолько успешный бизнес что это их не пугает. Видимо в водоканальной системе Дзержинска сегодня полный порядок и из крана многих жителей города не течет ржавая вода. а у компании ОАО«Дзержинский водоканал» настолько много свободных средств, что она готова потратить десятки миллионов рублей на покупку нижегородского финансового предприятия, а не вкладывать эти средства в развитие водоканальной системы города Дзержинска , что прописано в концессионном соглашение между ней и администрацией города.

По поводу подписания этого концессионого соглашения тоже много белых пятен и вопросов у жителей и депутатов думы города Дзержинска. Из средств массовой информации можно увидеть, что обе эти структуры имеют отношение еще к одной скандальной истории проведенного конкурса и подписания договоров аренды объектов дзержинского водоканализационного хозяйства между ОАО «Дзержинский водоканал»и МУП «Комплекс». Известно, что прокуратура направила иск в арбитражный суд к ОАО «Дзержинский водоканал», выразив сомнения в законности проведенного конкурса, в котором кроме «Дзержинского водоканала» участвовало и ЗАО «Прозрачные ключи» . Возникает вопрос: а участие этих организаций в паре на такого рода аукционах и конкурсах, заканчивающихся скандалом это случайное совпадение? Важным остается и то, кто же является собственником этих структур. У меня есть предположения кто представляет интересы этих предприятий и какие политические силы за этим стоят, но они требуют необходимой проверки. Если бы журналистское сообщество провело собственное расследование по этому поводу и выяснило бы имена этих персон и покровительствующих им политических сил это пролило бы свет на происходящую сейчас ситуацию.

- Как вы можете прокомментировать мнение председателя бюджетного комитета Александра Шаронова, который считает, что оценочная стоимость предприятия сильно занижена и при заявленной стоимости чистых активов общества 172 млн рублей должна составлять не менее 205 млн. рублей.

- Вы знаете, Александр Георгиевич Шаронов как специалист - уважаемый мною человек. Он не первый год возглавляет известный в городе банк и бюджетный комитет Законодательного собрания. Но и вопрос объективной оценки рыночной стоимости бизнеса является одним из самых сложных и дискуссионных. Это тоже необходимо учитывать. Методики такой оценки сегодня не существует.

Но помимо мнения Александра Георгиевича существует и другая экспертная точка зрения о которой почему то не говорят. А заключается она в следующем.

Аргумент эксперта, оценивающего бизнес и оперирующего одним единственным бухгалтерским показателем «чистая стоимость активов», не является корректным.

Здесь идет подмена понятий - стоимость активов и стоимость бизнеса.

Бывает, что стоимость бизнеса может в тысячи раз превышать стоимость активов и наоборот, когда рыночная стоимость бизнеса намного ниже бухгалтерских активов, каким и является наш случай.

Наши основные активы представляют собой финансовые вложения, так называемый лизинговый портфель. Стоимость портфеля сильно подвержена внешней конъюнктуре и временным рискам, особенно в период финансовых кризисов. Не надо забывать и о таком модном сейчас в банковской сфере термине как «плохие долги», которые уже сейчас привели в Европе и США к краху многих финансовых учреждений. Этот факт был учтен профессиональным оценщиком при расчете стоимости предприятия, но не отмечен оппонентами.

Поэтому, мнение, что компания стоит не менее 205 млн. рублей считаю необоснованным. Скажу более, сам бы я, зная предприятие как никто другой, не стал бы покупать акции по такой стоимости. И если на сегодняшний день есть люди, желающие купить пакет за озвученные 205 млн рублей, то я готов его продать, а разницу между продажной стоимостью и понесенными мною расходами добровольно внести в бюджет Нижегородской области.

Для тех, кого особенно волнует показатель чистых активов предприятия, скажу, что на сегодняшнюю дату они не изменились. Только у меня большие сомнения, что такие покупатели найдутся. Тогда возникает вопрос: в чем будет интерес области в случае отмены торгов? Не надо забывать и то, что в случае возврата лизинговая компания с государственным участием не сможет оперативно заниматься своей деятельностью и быть конкурентно способной после вступления в силу с 1 января этого года 223 федерального закона. А не работающая компания при такой закредитованности - это прямой путь к банкротству. Разве в этом интерес области?

- После проверки Контрольно-счетной палатой Нижегородской области подготовки и проведения аукциона на предмет нарушений законодательства было выявлено несколько замечаний. Например при продаже акций - аукцион министерство провело раньше, чем требует ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества». Естественно, это дало повод подозревать, что торги «только для своих» Почему по вашему мнению, чиновники так поступили?

- Я не принимал участия в организации конкурса и комментировать оценку действий его организаторов, не видя результатов проверки считаю некорректным. Если замечание, которые вы назвали, является самым значимым в проверке Контрольно- счетной палаты Нижегородской области, то на мой взгляд это не самая большая неточность из тех что мне приходилось наблюдать в проведении подобного рода аукционах. Насколько я понимаю здесь идет речь о том, что к закону «О приватизации государственного и муниципального имущества» были приняты поправки, меняющие сроки проведения аукциона после принятия всех заявок и вступившие в силу с января этого года. Видимо организаторы конкурса не отследили этот момент. По мнению многих экспертов такого рода замечания являются техническими, которые часто встречаются при проведении конкурсов и вряд ли могут влиять на их результаты. Организаторы торгов тоже люди и могут совершать технические ошибки.

По поводу подозрений, что торги «только для своих» могу официально заявить следующее. Что разговор о моем участии в торгах с собственником у меня был только один раз. Я, как руководитель предприятия, считал своим долгом поставить в известность собственника имущества предприятия. Заявил им следующее: что судьба предприятия и коллектива, в котором проработал 7 лет своей жизни мне не безразлична, и я хочу принять участие в аукционе. На что был получен ответ: «Мы не можем ни запрещать, ни разрешать Вам участвовать в конкурсе, если чувствуете в себе силы, то попробуйте. Решать все равно Вам». Больше вопрос о моем участии в конкурсе ни с кем из правительства Нижегородской области, а тем более с организаторами торгов, не обсуждался. Поэтому мне странно слышать такие предположения и дать какую-либо оценку этим суждениям, кроме как назвав их клеветой, я не могу.

- В областном отделении МВД по инициативе ваших оппонентов было возбуждено уголовное дело по факту недопущения конкуренции. Как продвигается следствие?

- Комментировать работу правоохранительных органов не имею права. Считаю, что любые комментарии в средствах массовой информации о работе правоохранительных органов в момент проведения проверки - это давление на следствие. Свое мнение по поводу инициативы оппонентов я высказал. Заявление в управление МВД поступило. Они обязаны провести проверку. Я уверен, что они проведут её в соответствии с действующим законодательством. Скажу лишь одно: что до этого события я даже не знал где территориально расположено областные отделения МВД и прокуратуры - в отличие от моих оппонентов.

- Как, на ваш взгляд, могут развиваться события дальше? Кому интересен «Трансинкор»?

- Предвидеть мне не дано а давать прогнозы дело неблагодарное. Напомню лишь хронологию событий, из которой каждый может сделать выводы сам и предположить дальнейшее развитие ситуации:

Первое. Непонятные люди перед конкурсом, делающие мне, мягко говоря, неправовое предложение и после отказа обещающие проблемы при покупке предприятия.

Второе. Опоненты - дзержинские предприятия ОАО «Дзержинский водоканал» и ЗАО «Прозрачные ключи»,участвующие вместе далеко не в первом конкурсе, заканчивающимся скандалом и разбирательством в правоохранительных органах и в депутатском корпусе

Третье. Представитель этих организаций в день проведения аукциона с видеокамерой в руках, снимающий учреждение после проведения самого аукциона. Я не в первый раз участвую в конкурсах но приходить на них с видеокамерой в руках у меня мысли не возникало.

Четвертое. Обращение с заявлениями представителей этих компаний не в суд а в правоохранительные органы.

Пятое. Некоторое время спустя массовый вброс информации в СМИ, порочащей репутацию компании и ее руководства, которую легко опровергнуть, но для массового слушателя звучащей правдоподобно. Причем некоторые из них так торопятся что приводят не только непроверенные цифры и факты, а искажают фамилию руководителя компании, что является как минимум не профессиональным поведением. Ни одно из этих СМИ не предложило мне дать развернутое интервью. Складывается ощущение что некоторым СМИ заранее объяснили " кто и в чем виноват ".

И последнее. Почти через полгода после проведения конкурса выступление отдельных депутатов с инициативой об отмене сделки, что является очень сомнительной выгодой для областного бюджета. Особенно интересно что эти депутаты принимали участие в утверждении плана приватизации еще до проведения конкурса. Были знакомы с цифрами. Но почему-то только сейчас стали озвучивать и давать этим цифрам комментарии определенной направленности.

У меня возникло ощущение как будто «невидимая сила» руководит этим процессом. Остается надеяться что все тайное рано или поздно становится явью, которую возможно мы скоро и увидим.

- Чем вы намерены заниматься дальше как покупатель «Трансинкора»? Существует ли вариант отмены сделки?

- Я не вижу причин, почему сделка может быть отменена. На мой взгляд, здесь больше эмоций и политики? нежели экономики и юриспруденции. Как покупатель и руководитель? буду продолжать работать и развивать предприятие. Если не будет развития, оно просто перестанет существовать. Для меня главное, чтобы компания работала. А люди, которые в ней трудятся, получали должное вознаграждение и уважение за ту работу которую они добросовестно выполняют на протяжении 7 лет рядом со мной. Они этого достойны. Но почему-то многие об этом даже не хотят задумываться.

Беседовал Денис Никифоров, АПН НН, фото: apn-nn.ru

Источник: Прочие источники
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.