Что случилось с Zоопарком?

10.09.2012
Просмотров: 1588

Да просто уже не нижегродский...

Частный театр одновременной игры “Zоопарк” 17 сентября открывает свой 10-й сезон спектаклем по пьесе современного ирландского драматурга Мартина Макдонаха “Человек-Подушка”, пишет газета "Курс-Н". Спектаклем, который стал событием для театрального Нижнего Новгорода в прошлом театральном сезоне. И, как выясняется, событием не только для Нижнего.

По большому счету, сезон в Zоопарке уже открыт. Совсем недавно театр побывал на почти полновесных гастролях в Москве. А в начале сентября уже во второй раз уезжает на гастроли в Челябинск со всем своим репертуаром.

Прошлый сезон для театра был не простым. Один из создателей, основателей Zоопарка артист Олег ШАПКОВбыл принят в труппу пермского театра “Театр-Театр”, куда был приглашен теперь уже бывший главный режиссер нижегородского ТЮЗа Владимир Золотарь. Актриса Юлия Косарева, исполняющая роли в двух спектаклях, покинула театр.

С огромными, в первую очередь, финансовыми сложностями, наконец-то за последние два года был выпущен сложнейший спектакль “Человек-Подушка”, в котором заняты в том числе и артисты театра драмы. На сегодняшний день это самый густонаселенный по количеству персонажей спектакль, что тоже является не только радостью для многочисленных поклонников театра, но и проблемой. Артисты плотно заняты в репертуаре своего театра, поэтому часто играть не могут...

Тем не менее, московские гастроли уже состоялись. И челябинские состоятся точно. И кроме спектаклей, в которых занят артист Олег Шапков (несмотря на принадлежность к пермскому театру, он называет себя теперь просто Артистом, вне территорий), “Человек-Подушка” также выезжает на гастроли. (Не без сложностей).

За 8 лет Zоопарк становился многократным лауреатом и победителем самых разных российских фестивалей. В общем-то, представляя Нижний Новгород. Но до сих пор театр не имеет собственной площадки. Что сказывается на возможности играть свои спектакли, а значит зарабатывать деньги.

Постановка “Человек-Подушка” принесла театру новые долги. Московские гастроли, по словам Льва ХАРЛАМОВА, создателя, актера, администратора, продюсера театра, также себя не окупили. Несмотря на успех у требовательного московского зрителя.

Почему? Рассказывает Лев Харламов.

— Вообще, в Москве мы играем уже в 9-ый раз. В Мытищи привозили на тот момент весь свой репертуар. На новогодние каникулы в течение двух недель играли детский спектакль. И вот в театре Булгаковского дома.

— Как случились эти гастроли?

— Есть такой человек Роман Ерыкалов. Роман из Нижнего Новгорода. Окончил нижегородское театральное училище. Работал в “Маленьком театре” Натальи Заякиной. Уже несколько лет живет в Москве. Рома является соучредителем музея Булгаковского дома. Пять лет был исполнительным директором.

И именно ему пришла идея построить театральную площадку в Булгаковском доме. Нашлись инвесторы. В 2008 году из-за кризиса строительные работы приостановились. Но театр все-таки достроили. И вот уже полтора года там играют спектакли.

— Роман Ерыкалов просто молодец! По сути, создал в Москве новую камерную театральную площадку. Неужели так просто это в Москве?

— Все-таки не совсем просто... Но реально. И намного легче, нежели в Нижнем Новгороде.

— В Нижнем, видимо, это совсем невозможно...

— Я, кстати, от многих слышал: что если бы театр Zоопарк образовался в Москве, то у нас бы уже давно была своя площадка.

— Конечно, в Москве не те деньги... Но, тем не менее, слышать это обидно. Уверена, что одну свободную театральную площадку для камерных постановок и в нашем городе можно было оборудовать. Не только для Zоопарка, а для любых театральных инициатив.

— В общем, Рома давно мечтал, чтобы в этом театре сыграл Zоопарк. Сначала в Москву ездил артист театра драмы, режиссер Александр Сучков, который у нас поставил спектакль “До завтра!”, а также занят в “Человеке-Подушке”. Александр в свое время как режиссер начинал именно в “Маленьком театре”. Потом я. И нам площадка понравилась.

— То есть она вам могла еще и не понравиться?

— Есть нюанс. В Москве мы обязательно хотели сыграть “Человека-Подушку”. А для этого спектакля необходима стена. (примеч. Если смотреть из зрительного зала, то очень важные моменты в этой постановке происходят около, с использованием стены малой сцены ТЮЗа, которая находится с левой стороны.) Так поставила режиссер Ирина Зубжицкая. Сделать эту стену практически невозможно. Она должна быть настоящей. “Не будет стены, не будете играть”, — сказала нам Зубжицкая. Это ее условие. Так что для нас наличие этой стены принципиально. И она в театре Булгаковского дома есть!

Во-вторых, этот новый театральный зал очень хорош по камерности. Уютный, удобный, на 126 мест.

Правда, мы с заслуженным артистом Сергеем Блохиным (театр драмы) из-за своих габаритов еле-еле поместились на сцене (смеется). Во время репетиции Сергей попробовал махнуть железной цепью... И попал по первому ряду. Хорошо, что попробовал.

Но зал, действительно, очень хороший. Компактный.

Ведь, по сути, у нас, да и вообще в России существует проблема не вообще театральных площадок (театров у нас хватает), именно камерных театральных площадок.

— То есть в Булгаковском доме играют и провинциальные театры?

— До нас не играли. Мы — первые. Я надеюсь, что мы положили начало этому.

— Ты говорил, что билеты продавались вяло? Август, наверное, просто не то время для гастролей? Даже в Москве.

— Переаншлаг был на последнем спектакле. На первом были свободные места. Я не знаю, как распространялись билеты. Но дело в том, что в Москве слуховая волна распространяется с моментальной скоростью. Намного быстрей, чем у нас. С каждым днем на наши спектакли приходило все больше и больше людей. На 4-ом спектакле зал был переполнен, с приставными стульями, с сидением на полу и т. д.

Проблема в том, что в Москве мало кто верит в провинциальный театр.

— Ну да, в блогах некоторые зрители писали, что удивлены...

— Показательный пример. На съемках одной детской передачи, где мы принимали участие с женой и детьми, я познакомился с одним папой. Мы потом с ним иногда переписывались. Он узнал, что мы приезжаем на гастроли. Позвонил, спросил, что и как, где купить билеты. Купил билеты самые дорогие.

— Билеты имели разную стоимость?

— Да. Зал там вытянутый. Не как у нас в ТЮЗе. То есть разница в удобстве просмотра есть. С первых рядов, конечно, видно и слышно лучше. Поэтому цена билетов была от 200 до 1200 рублей.

Так вот. Мы уже вернулись в Нижний, и он мне пишет. Признается в том, что шел на спектакль и думал увидеть скучную самодеятельность. Но был приятно удивлен. Почти потрясен.

Я возмутился! Почему? Почему ты думаешь, что я привожу самодеятельность. Почему провинциальные театры не могут привезти в Москву что-то достойное...

— Лев, это все-таки, наверное, не театральный зритель. Опять же — это не общий факт...

— Ну, он есть. Может быть, это обывательская позиция. Но к провинциальному театру именно такое отношение.

— Обижает?

— Обида — это эмоции. Это, в первую очередь, мешает продаже билетов на наши спектакли. На первый день. Потом все встает на свои места.

Больше скажу. Когда мы все сыграли, директор Булгаковского дома, этого театра Николай Голубев, самый главный человек, сказал: наконец-то произошло то, чего я так долго ждал.

Роман, конечно же, тоже приходил на все наши спектакли (сейчас он уже не имеет официального отношения к Булгаковскому дому). Он сказал, что, наконец-то произошло то, ради чего я придумывал эту площадку: “Потому что я хотел, чтобы сюда приезжали люди из других городов, которые работают в направлении камерного театра”.

— Это приятно слышать. Сразу у стольких людей сбылись мечты. И тем не менее, финансово гастроли себя не оправдали...

— Тут есть один момент, о котором сказал московский театральный критик (он же переводчик пьесы Макдонаха “Человек-Подушка”) Павел Руднев, и он меня успокоил. Мол, мы выбрали очень хорошее время для пиара в Москве. В августе театральным критикам и журналистам писать практически не о чем, так что они все напишут про нас. (Смеется). По крайне мере, журналистов было очень много.

— То есть ты снова влез в долги, но...

— В новые долги.

— Но эти гастроли не последние. И вы поработали на перспективу. В следующий раз, благодаря зрительской волне и пиару в московских СМИ, билеты будут раскупаться влет!

— Будем надеяться. Главный итог этих гастролей для меня и, думаю, для всех артистов в том, что на момент отъезда мы решили: театр Булгаковского дома изготавливает второй экземпляр декораций “Человека-Подушки” за свой счет...

— Здорово!

— ... и этот спектакль будет включен в репертуар театра.

— Класс!

— Да. То есть мы, надеюсь, будем играть на этой площадке с завидной регулярностью.

— А другие спектакли?

— По поводу остальных спектаклей. Все зависит от графика работы Олега Шапкова. Я надеюсь, что в этом сезоне он более или менее стабилизируется.

— Олег же любит и хочет играть в спектаклях театра Zоопарк... Он, кстати, говорил, что примерно такой же вариант возможен и на одной из площадок Перми...

— Да, есть некоторые планы и с Пермью. Поживем-увидим. Кстати, в Москве же меня познакомили с молодым продюсером другой площадки. Совсем маленькой на 80 мест. Мне ее показали. Возможно, что и на ней мы будем играть спектакль “Что случилось в зоопарке?”.

— В Челябинск вы едете во второй раз. Спектакль “Человек-Подушка” тоже привозите. Нашли стену?

— Три раза мы участвовали в фестивалях, которые проходят в Челябинске. И вот во второй раз были приглашены на гастроли. Это огромные гастроли, которые будут проходить в течение восьми дней. На разных площадках. Со стеной были сложности. Но организаторы гастролей в Челябинске нашли такое помещение. Правда, на 60 мест. От чего устроителям гастролей стало грустно. Но выхода нет. Играем “Человека-Подушку” дважды.

— Что это за зал? То есть и в Челябинске есть камерная сцена?

— Кстати, да. Тоже интересный момент. В Челябинске появился новый художественный театр. И у него два зала. Более того, возник он из частного театра. Его директор и занимается нашими гастролями.

Будучи частным театром, он колесил по разным челябинским площадкам. Но этим занимались местные власти. “Поиграйте вот на этой площадке, теперь в этом здании”. Наконец, им дали свое здание. Это здание бывшего кинотеатра.

— Да. Такая забота приятна... А у нас еще остались кинотеатры, которые возможно перепрофилировать под театральную площадку... Риторический уже вопрос.

— Кинотеатры, может быть, и остались. Но у нас иное отношение к театру. Дело все в этом.

— Москва, Пермь, Челябинск. Получается, что театр Zоопарк все реже будет играть в Нижнем (а вы и так редко играете из-за отсутствия площадки). Театр Zоопарк становится не нижегородским, а всероссийским. Почему-то уверена, что могут возникнуть и новые перспективы в этом направлении. И вашим поклонникам придется ездить за вами по городам России...

— Сгущать тучи не будем. Но обстоятельства именно таковы. Чтобы жить, мы должны играть.

— Лева, что сказал Павел Руднев о спектакле “Человек-Подушка”? Это очень интересно.

— Думаю, Павел Руднев напишет об этом спектакле. Но если кратко, то сказал следующее.

Режиссер Ирина Зубжицкая молодец. Она увидела в пьесе главную составляющую, которая идет от автора, — это любовь двух братьев. Именно от нее исходит любовь и ко всему остальному. На это — на братскую любовь — нанизываются и остальные сцены. И сделано это замечательно. Павел Руднев заметил, что не все постановщики видят это в пьесе. Поэтому часто сокращают сцену двух братьев, оставляя лишь детективную составляющую. Это если очень кратко.

— Я знала, что наш спектакль “Человек-Подушка” именно о любви!

Удачных гастролей в Челябинске!


Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.