Валерий Емельянов. Чайный волшебник

10.09.2012
Просмотров: 1701

Имя Валерия Емельянова прочно связано с иван-чаем.

Он не просто открыл производство этого традиционного для Руси напитка, но в прямом смысле способствовал возрождению «русского чая» — так в старину за границей называли иван-чай.

Бизнес Емельянова развивался не благодаря, а вопреки. Вопреки отсутствию денег и нехватке оборудования, вопреки зависти недоброжелателей и обманам власть предержащих. Помогали русская смекалка и какое-то интуитивное знание, что завтра все будет хорошо, несмотря на то, что сегодня все очень плохо. Он занимался тем, что до него (если не считать ручного способа заготовки иван-чая) не делал никто, сам торил себе дорогу и создавал уникальное и новое из прочно забытого старого.

Наличие идей при отсутствии денег

Валерий Емельянов родился в Городецком районе в предпоследний год Великой Отечественной войны и с детства мечтал стать если уж не танкистом, то обязательно летчиком, как знаменитый тезка — Чкалов, которого в ту пору знали все городецкие мальчишки. Однако отец посоветовал идти учиться на инженера-механика. Закончив сельхозинститут, Валерий Иванович вернулся в родной колхоз, носивший, кстати, имя его отца — Героя Соцтруда, депутата Верховного Совета СССР. В 1980 году он стал председателем и возглавлял колхоз столько времени, сколько позволил начавшийся после перестройки развал страны и сельского хозяйства. Когда в 90-х более двухсот человек из колхоза ушли на Заволжский моторный завод, стало ясно, что хозяйство сохранить не удастся и надо реформироваться. Вместо колхоза появились частные фермерские хозяйства различного направления, себе Валерий Емельянов забрал небольшую часть оборудования, недостроенные здания и банковские долги.

В 1994 году было создано ЗАО им. Емельянова, которое безуспешно, себе в убыток, продолжало заниматься сельским хозяйством. Его руководитель был неисправимым оптимистом и все время верил в то, что ему удастся сделать предприятие успешным.

«Совместно с ЦНИИ «Буревестник» мы разработали современные комбикормовые установки и вакуумные сушилки. Была идея создать передовое предприятие, которое бы производило продукцию на основе переработки собственного сырья. Если мы делаем комбикорм из своего сырья, то налог на прибыль по закону не платим, если из чужого, то платим. У нас же в стране получается, что, например, переработчики сырья имеют деньги, а молокопроизводители — нет. В то время мы разработали бизнес-план новой организационной структуры, которая могла бы стать очень прибыльной. Если делать комбикорм из отходов своего же производства — зерна, молока, то его себестоимость будет практически нулевая, вследствие чего можно выращивать дешевое мясо и производить дешевое молоко», — говорит Валерий Емельянов.

В 1996 году Валерию Емельянову и директору ЦНИИ «Буревестник» Николаю Худкову инвестиционный фонд выделил деньги на реализацию проекта. Но потом выяснилось, что директор инвестфонда уволен с работы за нецелевое расходование финансов, и долгожданные 7 млн рублей из Москвы до Нижегородской области так и не дошли. Тогда Валерий Иванович решил производить рапсовое масло, и вновь его инвестиционная программа нашла поддержку — областное правительство обещало выделить деньги, говорят даже, что сам губернатор Немцов был в восторге от емельяновского масла. Но и тут не сложилось.

«Я никогда раньше не думал, что люди, облеченные высокой властью, могут так себя вести — говорить, а потом не сдерживать своих обещаний, — рассказывает Валерий Иванович. — Ситуация, в которую я попал из‑за этого, была ужасной. Представьте, я строю производственный модуль, беру деньги из оборотных средств, надеясь, что мне вот-вот должны прийти финансовые средства из области. Наступает март, а обещанных в этом месяце денег нет, и мне не на что покупать ни семена, ни удобрения, ни горючее. В общем, деньги так и не пришли…»

Возрождение забытого знания

«На Руси крестьянину всегда жилось плохо. Хороший урожай — низкие цены, плохой урожай — высокие цены, но нечего продавать. Практически во всех странах существуют фиксированные цены на сельскохозяйственную продукцию, и на протяжении многих лет они не меняются. У нас же сельхозпроизводитель абсолютно не защищен», — считает Валерий Емельянов.

Он понимал, что, если ему не удастся найти что-то принципиально новое, его предприятию не выжить. И он не спал ночами, думал, искал, пока не наткнулся на журнальную статью об иван-чае. Эта информация его так потрясла, что он решил найти автора этой статьи Александра Грачева. Приехал в Москву, познакомился с Грачевым, попил его чая и вдруг понял, что уже знает, как сделать иван-чай еще вкуснее, полезнее и ароматнее. Это знание как будто всегда жило в нем, но ждало лишь толчка для того, чтобы всплыть из глубин на поверхность. Он не стал делать иван-чай по технологии, запатентованной Грачевым, а разработал свою.

«У меня как-то сразу было понятие, как должен производиться этот напиток. Я же знал, как делается силос, сенаж. Трава сначала завяливается, потому что если пускать ее в переработку сразу, то выделится очень много сока, а влага не способствует процессам брожения и ферментизации. Далее, например, силос трамбуется, чтобы выжать воздух. Понятно, что трава иван-чая тоже нуждается в этом. Задумался я над тем, как сохранить полезные вещества, а иван-чай содержит витамины группы В, аминокислоты, каротин, витамин С и т. д. — все это убьется при высокой температуре. Поэтому иван-чай мы стали сушить при температуре 45 градусов и гранулировать, с помощью чего выжимается воздух и нарушается среда обитания аэробных бактерий. Когда я привез чай, сделанный таким образом, на анализ, мне сказали, что это вообще божий дар — столько витаминов и полезных веществ в одном напитке», — рассказывает Валерий Емельянов.
Однако, как ни была хороша технология, разработанная Емельяновым, вначале ему было весьма непросто, так как денег катастрофически не было. Не на что даже было покупать бензин, хорошо, спасали лошадки, которые возили телеги с травой иван-чая.

«Оглядываясь назад, иногда думаю, откуда такая сила была? — размышляет Валерий Иванович. — Ведь почти пять лет я каким-то немыслимым образом пытался продвинуть свой продукт на рынок, находясь в ситуации безденежья, помню, как я ездил в Москву сертифицировать иван-чай: на перекладных до Владимира, а потом зайцем на электричке…»

Чайная эстетика и калибр мясорубки

Сельскохозяйственные, продовольственные, чайные ярмарки, народные праздники — Емельянов старался бывать всюду, чтобы рассказать о своем продукте. И его упорство достигло цели — городецкий иван-чай наконец-то распробовали и стали закупать крупными партиями. Валерия Емельянова как автора уникальной технологии производства иван-чая на радостях даже сделали членом-корреспондентом РАЕН, а потом спохватились — у него же нет ученой степени! Валерий Иванович засел за кандидатскую диссертацию, в которой изложил свой метод изготовления иван-чая.

Уникальная технология вряд ли могла родиться в голове обывателя. Через таких людей, как Валерий Емельянов, к нам потихоньку возвращаются наши русские традиции — в усовершенствованном виде. И здесь не обошлось без практической смекалки и, наверное, исконной русской привычки «действовать не по инструкции» — умения, которое оказывается незаменимым в трудных жизненных обстоятельствах. И в самом деле, испытываешь неподдельное восхищение, когда смотришь, на каком оборудовании делается иван-чай — это агрегаты, изначально предназначенные для производства колбасы, и мясорубки с решетками разного калибра. Кстати, калибр гранул иван-чая тоже выбирался не абы как — чтобы не было схожести с «гранулами» животных, эстетика в чайном деле — тоже немаловажный момент.

Сегодня рынок сбыта иван-чая кроме Нижегородской области охватывает Ярославль, Ростов, Екатеринбург и другие города России. Открыто производство в Смоленске, планируется организация дочерних предприятий в Иркутске и Республике Мордовия.

В сборе иван-чая есть свои тонкости: например, впервые выросший на лесной делянке иван-чай зацветает лишь в сентябре месяце, а тот, что растет на определенном месте уже не первый год и соответственно имеет крепкую корневую систему, зацветает в июне. Поэтому и время сбора травы напрямую зависит от места произрастания. Это знают деревенские мальчишки — школьники и студенты, работающие летом у Валерия Емельянова. Травы нужно собрать много: всего на предприятии производится около пяти тонн иван-чая. А еще Валерий Иванович решил производить новый сорт чая — из топинамбура, очень полезный для диабетиков за счет содержания инулина — вещества, из которого в организме вырабатывается фруктоза, являющаяся средством питания наших клеток. А клубни топинамбура он решил добавлять в иван-чай, чем обогатить его вкус и насытить теми веществами, которые содержит земляная груша.

«Да вот, придумываю потихоньку, что бы еще такое начать производить, — смеется Валерий Емельянов, — а так как я уже стал специалистом в области необычных чаев, то кто знает, что еще придумаю? А если серьезно, новые идеи рождаются из самой жизни. Просто надо уметь прислушиваться и присматриваться».

Оксана Ольшанская, Биржа №_32 от 4 Сентября 2012, фото: Кира Мишина

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.