В кластерном контуре

21.01.2013
Просмотров: 1363

В условиях глобализации пытливые экономисты ищут более эффективные схемы организационных структур в расчете на дополнительные резервы роста.

В условиях глобализации пытливые экономисты ищут более эффективные схемы организационных структур в расчете на дополнительные резервы роста.

Источник: газета "Курс-Н"

Кандидат экономических наук Александр МАКАРОВ уже заявлял на страницах “Курса Н” о необходимости создания импортозамещающего кластера, открывающего для его участников новые возможности. Актуальность этого проекта, по его мнению, стала еще заметнее в связи с событиями последнего времени.

— В русле каких новых тенденций вы продвигаете кластерные технологии?

— Я считаю, что у мировых экономик общий вектор развития. С вступлением в ВТО Россия стала составной частью мировой хозяйственной системы. Через государства — членов ВТО проходит практически 95 проц. всех операций в мировой торговле. Отдельные экономисты считают, что вступление Российской Федерации во Всемирную торговую организацию большой политический шаг, нежели экономический. Наше участие в ней предполагает прозрачность отдельных экономических процессов внутри страны. Например, регулирование рынка и системы госзакупок, улучшение бизнес-климата и возможность экспорта российской продукции на международные рынки, где раньше были серьезные ограничения. Например, отмена пресловутой поправки Джексона-Вэника.

Другие, как например, В. А. Муталибов, утверждают, что “...истинной целью ВТО, вскрывающей ее транснациональную, глобалистическую природу, является установление международных стандартов поведения государств, способствующих упрощению использования национальных богатств стран-участниц ВТО со стороны наднациональных неформальных институтов”.

В любом случае нам дается фора. После вступления России в ВТО у наших предприятий будет переходный период в течение 7 лет. Это условие, как ожидается, позволит диверсифицировать экономику страны и снизить ее зависимость от ценовых колебаний на нефть, активизирует модернизацию. Подобный оптимизм основан на примере Китая, который уже 11 лет состоит членом Всемирной торговой организации. С 2001 года ВВП Китая увеличился в 4 с лишним раза. Объем его внешней торговли вырос в 7 раз, а прямые иностранные инвестиции — в 2 лишним раза. За 11-летнее участие Китая в ВТО страна создала одну из самых мощных экономик мира. Были внесены поправки в более чем 3000 китайских законов и нормативных актов, а средний уровень импортных таможенных тарифов снизился с 15,3 до 9,8 проц. Пример Китая уже стал классическим.

В то же время австрийский экономист Фридрих Лист вывел следующий закон: “Повсеместное и тотальное установление принципа свободной торговли, максимальное снижение пошлин и способствование предельной рыночной либерализации на практике усиливает то общество, которое давно и успешно идет по рыночному пути, но при этом ослабляет, экономически и политически подрывает то общество, которое имело иную хозяйственную историю и вступает в рыночные отношения с другими более развитыми странами тогда, когда внутренний рынок находится еще в зачаточном состоянии”.

Около 5 месяцев назад Россия стала полноправным членом ВТО. Но хотя бы какой-то достоверной информации о последствиях вступления до сих пор нет. По-прежнему ожидается увеличение импорта и ухудшение положения предприятий в основном обрабатывающей сферы, не способных выдержать конкуренцию с зарубежными производителями на внутреннем рынке. В этой связи все более актуальным становится формирование импортозамещающего кластера, ориентированного на выпуск инновационной, конкурентоспособной продукции, востребованной на внутреннем и внешнем рынках.

— Без протекционизма здесь не обойдешься.

— Это как посмотреть. При изготовлении импортоаналогичных товаров — нам вряд ли есть смысл увеличивать ставки импортных таможенных тарифов и применять нетарифные методы защиты отечественного производителя. Импортоаналогичный товар должен создать конкурентноспособную среду на инновационной платформе.

— Есть ли уже подобные прецеденты?

— Импортозамещение брали на вооружение многие страны. Но оно редко приводило к повышению эффективности экономики. Для защиты своего рынка государства устанавливали высокие импортные пошлины, не заботясь одновременно о повышении конкурентоспособности продукции. В результате товары оказывались востребованными только на внутреннем рынке, а их экспорт становился невозможным.

Мировой опыт показывает, что процесс импортозамещения не должен предполагать тотальное сокращение импорта. Курс на него необходимо проводить как составную часть общегосударственной политики повышения конкурентоспособности отечественной экономики на микроуровне.

— Какими вы видите контуры импорторзамещающего кластера?

— Кластеры варьируются по размерам и уровню развития в зависимости от отраслей. Они могут изменять контуры по мере появления новых компаний и отраслей. По мнению М. Портьера, они присутствуют как в крупной, так и в мелкой экономике, в городской и сельской среде, а также на нескольких уровнях географического деления. Кластеры появляются и в развитых, и в развивающихся экономиках.

— Но почему вы заранее приписываете импортозамещающему кластеру некую инновационность?

— Есть смысл рассматривать любой импортозамещающий кластер как инновационный, направленный на выпуск конкурентоспособной продукции. Такова их природа. К этому ведет опыт функционирования зарубежных кластеров. Их особенности достаточно рельефны.

В центре — лидер, крупное производство, играющее роль якорного предприятия. Территориальная локализация основных участников. Устойчивое и доминирующее значение хозяйственных связей между бизнес-единицами. Координированность взаимодействия участников в рамках основных систем управления, производственных программ, контроль качества, общая социальная инфраструктура.

— Чего мы этим добьемся?

— Превращения импортозамещения из метода протекционизма в инструмент конкурентной среды посредством инновационной деятельности. В эту обойму должны входить инновационные идеи, инвестиции, в том числе государственные, долгосрочные кредиты под щадящий процент и т. д. Здесь же содействие развитию субконтрактации, коммерциализация технологий, сотрудничество внутри кластера между исследовательскими коллективами и предприятиями. Такие подходы позволят реализовать в регионе инновационную интеграцию любых организаций независимо от их величины, производящих свой уникальный продукт.

Владимир ЦВЕТКОВ

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.