Ингредиенты успеха Алексея Боброва

15.01.2013
Просмотров: 2598

Макаронная фабрика, аптечная сеть, продуктовая розница — Алексей Бобров, пытаясь найти свою нишу, занимался самыми разными видами бизнеса.

Макаронная фабрика, аптечная сеть, продуктовая розница — Алексей Бобров, пытаясь найти свою нишу, занимался самыми разными видами бизнеса. Сегодня он придерживается философии «лучше меньше, да лучше», работая на двух рынках: салат-баров и охранных услуг.

Компания «Бобров и Ко» и Приволжское региональное представительство ассоциации охранных предприятий «Аллигатор» являются лидерами в своих сферах. Их руководитель Алексей Бобров не гонится за новыми объемами, сулящими быструю прибыль, и не спешит покорять далекие горизонты. Его принцип: старый клиент лучше новых двух. А когда все начинает работать идеально, рост происходит естественным путем.

Поддельный Adidas

Отец Боброва был главным психиатром Нижнего Новгорода, и первые свои деньги Алексей заработал будучи санитаром скорой помощи. Но папиным мечтам о том, что сын пойдет по его стопам и поступит в медицинский институт, сбыться было не суждено. Алексей Бобров, с детства увлекающийся спортом, выбрал факультет физического воспитания педагогического института, где он, кстати, учился вместе с Александром Вайнбергом, решившим после окончания музыкального училища посвятить себя спорту. Но когда Вайнберг работал тренером по спортивным единоборствам в секции при институте и проявлял себя как музыкант в группе «Любэ», Алексей Бобров пытался заработать на жизнь.

«Когда я поступал, моя цель была — стать тренером, — рассказывает Алексей Бобров. — Эта профессия была довольно престижной и высокооплачиваемой в Советском Союзе и к тому же давала определенную свободу, так как позволяла не сидеть на работе с 8.00 до 17.00, а заниматься тренировками и выезжать на соревнования. Но по специальности я не работал ни дня, хотя спорт до сих пор остается моим самым любимым увлечением. Тогда во время учебы и после окончания вуза мне приходилось зарабатывать на жизнь любыми возможными путями: я вел курсы карате, был контролером общественного транспорта, работал таксистом, возил спортивные костюмы из Китая. Их мы выменивали на советские пальто, шинели и фетровые шляпы — добротная «совковая» одежда очень ценилась в Поднебесной. Наши же затраты после продажи китайского «Адидаса» окупались в 5-10 раз, прибыль составляла до 1000%».

Более-менее стабильный доход у Алексея Боброва появился, когда он в 1993 году приобрел магазин, который стал сдавать в аренду. Он имел $500 в месяц и считал, что жизнь удалась. А потом в здании на Московском шоссе появилось свободное помещение. Алексей Бобров решил: надо брать.

«Это сейчас арендодатели гоняются за арендаторами, а тогда снять помещение в аренду было не так-то просто. Поэтому любые появлявшиеся свободные места разбирали моментально», — отмечает Бобров.

Макаронная машина и аптеки

В 1990-е все дороги были открыты. Делать можно было все, что угодно, так как любой вид бизнеса обещал хороший доход. И все-таки выбор Алексея Боброва, решившего после поддельного «Адидаса» заняться серьезным бизнесом, был весьма нестандартен — он задумал производить макароны и даже сделал себе изображение на печати в форме лапши.

«У моего отца был друг, который владел макаронной фабрикой. Я съездил к нему на предприятие и решил сделать так же, — вспоминает Бобров. – Но, видно, я плохо рассмотрел производственный процесс, потому что, когда купил макаронную машину, оказалось, что к ней надо еще много чего…»

В итоге оборудование было продано, а помещение, в котором должно было располагаться предприятие по производству макарон, сдано в аренду. Следующее решение об открытии аптечного бизнеса было так же далеко от макарон, как и сам Бобров от медицины. Алексей стал одним из первых частных предпринимателей в Нижнем Новгороде, получивших лицензию на аптеку.

«Тогда бизнес был такой: покупаешь за 10 рублей, продаешь за 20. И даже при этой стопроцентной наценке моя аптека была самой дешевой в округе, так как муниципальные аптеки работали с поставщиками за взятки, вследствие чего и цены у них были очень высокими. Я же такой способ работы не приемлю», — утверждает предприниматель.

Довольно быстро аптека Боброва, которая помимо дешевизны гарантировала и отсутствие «левых» лекарств, стала популярной и развилась в аптечную сеть. Правда, владельцы помещений, пользуясь отсутствием конкуренции на рынке коммерческой недвижимости, тоже пытались снять сливки с процветающего бизнеса Боброва, приобщиться к успешности которого они пытались за счет ежегодного повышения стоимости аренды. В результате 80% прибыли аптек уходило в карманы арендодателей.

«То, что я брал помещения в аренду у частных лиц, было моей стратегической ошибкой, — признает он. — Надо было, как многие тогда делали, брать в аренду муниципальную собственность».

В 2000 году часть аптечной сети Алексей Бобров продал, а часть после развода отошла жене. Вскоре аптеки «Виллина» (названные в честь доброй волшебницы из «Волшебника изумрудного города») по разным причинам прекратили свое существование.

Развитие основных бизнесов

Два действующих бизнеса Боброва выросли из розницы. В 1996 году Алексей Бобров, еще будучи владельцем аптек, открыл магазин розничной торговли с громким названием «Московский торговый центр», который стал первым круглосуточным магазином в Нижнем Новгороде — сюда приезжали за продуктами со всего города.

«А еще я купил тележки в виде машинок, каждая из которых стоила 700 марок, — вспоминает Алексей Бобров. — За этими машинками у нас очереди стояли. Но эффективность магазина самообслуживания у нас стала ниже, чем обычной торговой точки, за счет того, что появилась необходимость увеличивать число персонала».

В Московском торговом центре самым прибыльным был прилавок, где торговали салатами и кулинарными изделиями собственного производства. Потом Алексей Бобров по просьбе Оксаны Климентьевой стал возить свою продукцию в «Европу» и Нижегородский универсам. Вскоре встал вопрос об увеличении сроков хранения салатов и перестройке всего технологического процесса. «Чтобы продукт хранился долго, он должен быть асептическим, то есть не иметь микрофлоры, — поясняет Алексей Бобров. — Салат является многокомпонентным, а значит высокорисковым продуктом, так как на многих стадиях его приготовления контакт с человеком неизбежен. Наши сотрудники работают в одноразовых шапочках, униформах и используют спецсредства для дезинфекции, которые применяют врачи в хирургических отделениях».

На заре российского капитализма, когда в магазины к Боброву приезжали люди с пистолетами, необходимо было защищаться. Так в 1996 году появилось охранное агентство «Эллада», которое быстро выросло в самостоятельный бизнес. А в 2001 году «Элладу» поглотил федеральный «Аллигатор», которому Алексей Бобров продал 51% активов компании.

«В Москве открылся первый магазин «Рамстор», где я увидел отличных охранников — фактурных, четко выполняющих свои обязанности, в красивой форме. Это были охранники «Аллигатора». В «Аллигатор» я пошел за знаниями, за новыми технологиями, применяя которые мы очень серьезно изменили подход к ведению бизнеса. Сегодня мы на шаг впереди, так как делаем то, чего пока не делают другие», — отмечает предприниматель.

Концентрация на текущих клиентах

«Если в 90-х годах было все равно, какое поле возделывать, то сейчас побеждают специалисты», — считает Алексей Бобров.

Опыт, полученный в рознице, он использует в охранном бизнесе, так как очень хорошо знает все проблемы, которые могут возникать у владельца сети.

«Мы продаем решения по безопасности, так как предлагаем снизить объем потерь на предприятии путем устранения причин этих потерь, — говорит Алексей Бобров. — Если большинство охранных агентств сосредоточены на том, чтобы привести новых заказчиков, то мы концентрируемся на наших текущих клиентах. Если мы не готовы предоставить качественное обслуживание и у нас на сегодняшний день нет достаточного количества подготовленных кадров, то мы можем спокойно отказаться от новых клиентов».

Салатный бизнес строится по тому же принципу: производство должно работать не просто как часы, а как хорошие швейцарские часы, и только тогда можно будет говорить о дальнейшем росте и развитии. Сегодня Бобров поставляет свои салаты в самые разные города России — от Санкт-Петербурга до Магнитогорска. Производство загружено на 100%, люди работают в четыре смены, буквально «с колес» — привезенные овощи тут же идут в дело, в месяц производится до 400 тонн салатов. Можно делать и больше, но Алексей Бобров перестал заключать новые договора, потому что понимает, что большие объемы на существующих мощностях — удар по качеству.

«Мы не стремимся занять какие-то неземные высоты и стать единственными властелинами в своем виде бизнеса, — говорит он. — Моя стратегия — сделать идеально работающим то, что у меня есть на сегодняшний день. Но я не отрицаю развитие. Например, я хочу надстроить над своим зданием еще один этаж или даже два, потому что нам нужен спортивный зал для учебного центра «Аллигатора» и небольшая гостиница, чтобы принимать людей из других регионов, желающих поучиться у нас. Но я буду заниматься этим только тогда, когда на имеющихся трех этажах у меня не будет возникать желания что-то улучшить и усовершенствовать. Я планирую сначала рассчитаться со всеми банковскими долгами, чтобы затем начать инвестировать собственные средства в развитие».

Больше бизнесмен, чем политик

Когда Александр Вайнберг вернулся в Нижний Новгород и возглавил исполком НРО «Единой России», он пригласил Алексея Боброва стать руководителем отделения партии в Московском районе.

«Он мне тогда сказал: «Ты в районе человек известный, попробуй», — вспоминает Бобров. — В самом начале создания «ЕдРа» люди преимущественно шли в партию ради идеи укрепления страны, и поэтому это было интересно. Потом, когда «Единая Россия» стала побеждать на всех выборах, пошла вторая генерация — карьеристов, кто вступал в партию для достижения своих личных целей. То время, когда я находился в политике, было очень интересным периодом в моей жизни, я познакомился с огромным количеством достойных людей, мощных личностей. Есть, конечно, на олимпе нижегородской политики разные люди… Как говорится, на вершины власти путь высокий, и туда либо орлы долетают, либо пресмыкающиеся доползают».

Быть депутатом Законодательного собрания, руководить местным отделением партии и управлять бизнесами — это, по выражению Алексея Боброва, full-time-job. К тому же, выборы — дорогостоящий процесс, и Алексей Бобров столкнулся с необходимостью решать, готов ли он вкладывать в этот процесс свои кровные. И он решил, что лучше купить новую овощерезательную машину, чем тратиться на политику, которая, кстати, и так ударила по карману.

«За то время, пока я был в политике, у нас случились убытки. Я собрал своих менеджеров и сказал: «Зарплата отменяется. Вот вам доля — 49% компании «Бобров и Ко». Так что теперь я являюсь партнером в созданной мною фирме», — говорит он.

Алексей Бобров занимается спортом по очень необычной методике: достигает определенного предела в одном виде спорта и затем переходит к следующему. Он занимался карате, дзюдо, конным спортом, а сейчас его увлекает практическая стрельба. Он даже готов вложить деньги в открытие стрелкового клуба, где мечтает проводить соревнования по стрельбе из короткоствольного нарезного оружия. Бизнес с этой точки зрения чем-то напоминает спорт: только сосредоточенность на одном деле может дать гарантии успеха.

«Например, я открыл один магазин, где торгуют нашей продукцией, и сейчас создаю кафе, но больше подобных магазинов и кафе в городе не будет, — говорит Алексей Бобров. — Я не смогу сделать хорошо, если буду распыляться. Я хочу сам лично управлять и видеть, что тут происходит, поэтому мне не нужна большая сеть».

Оксана Ольшанская, Биржа № 1 от 15 Января 2013, Фото: Кира Мишина

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.