Пора ли вам уходить из IT-индустрии? Пять фактов ложной шумихи вокруг IT в России

07.02.2013
Просмотров: 2671

Кто и зачем подсаживает Россию на IT-иглу? Почему ошибочно считать IT панацеей от всех бед? Как «искусственная важность» IT влияет на работников индустрии? Сергей Ушаков приводит пять фактов неприкрытого преувеличения роли и веса IT в бизнесе.

Кто и зачем подсаживает Россию на IT-иглу? Почему ошибочно считать IT панацеей от всех бед? Как «искусственная важность» IT влияет на работников индустрии? Сергей Ушаков приводит пять фактов неприкрытого преувеличения роли и веса IT в бизнесе.

О «блеске и нищете», «IT-пузырях» и профессиональных IT-компетенциях

При выполнении исследовательской работы по оценке глобальных и региональных перспектив отрасли, называемой Информационными Технологиями (она же ― Информационная Индустрия), получен интересный результат (почти парадокс).

Зарубежные («тамошние», «ихние») IT-эксперты утверждают:

1. Примерно 50 лет с тех пор, как компьютеры стали широко использоваться в большинстве развитых экономик, ITне претендовали на функцию экономического «паровоза»;

2. Вдруг, в конце 1990-х, выпрыгнув, как «чертик из табакерки», IT стали считаться ключевым фактором роста экономик, например ― американской;

3. Функция IT как фактора создания конкурентных преимуществ бизнеса ― ошибочна: IT не могут создавать конкурентных преимуществ, они их «уничтожают»,

4. НО являются общественно необходимым «ресурсом», например, нельзя заниматься реальными сухопутными бизнес-перевозками, игнорируя современные транспортные средства и автодороги, то есть IT ― это всего лишь«инфраструктурный» ресурс бизнеса, не более, но и не менее;

Таковы функции IT «там». «Здесь» IT-эксперты продолжают свои «старые песни о главном»: IT ― это инновации, конкурентные преимущества, рыночное лидерство и прочее. А бизнес, под эти «песни», продолжает вкладывать немалые средства для достижения виртуальных целей. И это ― при общепризнанной связи мировых рынков и сильнейшей зависимости «здешней» IT-отрасли от зарубежных «партнеров».

Итог: у «них» IT — уже не «рычаг, которым можно перевернуть мир», у нас ― противоположность ― «панацея» от всех бед (включая «дураков и дороги»).

Переменная должна быть «обозвана» ― назовем этот парадокс «оптимистической трагедией»: если бы это не было так грустно, то это было бы очень смешно.

Почти «классика»: реальная ситуация «разрыва» между нашими и зарубежными функциями IT-индустрии существует, но нет целостного и непротиворечивого логического объяснения. Что-то похожее было в фильме «17 мгновений весны», где высшие чины гитлеровской Германии обсуждают советского разведчика (они, понятное дело, этого не знают) Штирлица, как-то так: все уже говорят об идиотизме Риббентропа, о тупости военных, о приближающемся поражении. Один Штирлиц спокойно утверждает: все развивается нормально, все идет хорошо. Соответственно, возникает вопрос: что, Штирлиц ― дурак? Нет, он не дурак. Значит, что-то затевает.

Так что же «затевает» или чем продолжает заниматься «здешняя» IT-индустрия? Вот в чем вопрос.

Итак, цель: конструктивное обсуждение реально существующего несоответствия в «словах и делах» IT-индустрии «там» и «здесь», попытка получить ответ на вопрос: что это? Объективный процесс или «рукотворная» операция, нужная определенным выгодополучателям? И как это влияет на всех остальных, «невыгодополучателей» «пищевой цепочки», называемой «IT-индустрия»?

Задачи, которые приведут к этой цели? Скромненько, но со вкусом: «построим» («спроектируем») приемлемую (она же ― «внятная») логику для понимания современной ситуации с IT-индустрией, пригодную для выявления последствий развития этой отрасли и их (последствий) влияния на всех работающих (не все участники IT-отрасли — работающие. Кто и чем занимаются «другие» ― достучимся чуть позже) в этой отрасли. А если конструктивная дискуссия принесет интересные результаты, то можно разработать вполне практические программы обучения и подготовки: IT-директоров ― как не превращать IT-проекты в полнейшую «безнадегу», IT-ов — как не становиться «IT-камикадзе», реализуя IT-проекты в подходах и методах «искусства возможного». И всем вместе — как не быть «пациентами, захватившими психбольницу».

Взгляд «с высоты птичьего полета»

Большинство «узких» специалистов подобны флюсу — они «односторонние». Поэтому сначала за отдельными «деревьями» увидим «лес» целиком.

Несколько общеизвестных «там» фактов, которые с момента их опубликования прошли фазу острых дискуссий, доказательств, опровержений и стали общепризнанными, даже вошли в учебные курсы по IT-менеджменту. Эти факты помогут «здесь» сформировать общую «картинку», ведь самый плохой архитектор отличается от самой хорошей пчелы только тем, что архитектор строит по «картинке» в голове, а пчела — без нее, по дарвиновской «эволюции».

Факт первый: компьютеризация, даже всеобщая, «массовая», по своим последствиям для экономик и общества выглядит весьма скромно по сравнению с результатами второй промышленной революции конца XIX века — железнодорожным транспортом, электричеством, телеграфом, телефоном, двигателем внутреннего сгорания, водопроводом (канализацией и туалетом).

Чтобы не отвлекаться на аргументацию «здесь» того, что практически общепринято «там», применим простой прием: попробуем представить «фантастическую» ситуацию, когда, при прочих равных условиях:

1. все-все в нашей жизни останется на своих местах, кроме … туалета в квартире и систем канализации, их — нет, совсем, никаких;

2. все-все в нашей жизни останется на своих местах, кроме … компьютера, интернета и прочего, их, тоже нет ― нет совсем, никаких.

Что каждый выберет, от чего откажется — от компьютера или от туалета и канализации? А сосед? А сосед соседа? А соседний дом?

Следующий шаг: представим, что большинство отказалось от компьютеризации. И что? Небо упадет на землю и Дунай потечет в обратную сторону? Да и «здесь», и «там», в сегодняшней реальности, а не в «фантастике», значительная часть не только развивающихся, но и развитых экономик обходится без компьютера и сети, и ничего — работают и бодренько производят достаточную им долю валового внутреннего продукта (ВВП).

Представлять же ситуацию отказа от канализации и туалета хотя бы даже одного многоквартирного дома (даже мысленно) не хочется.

Итак, роль, «вес» и влияние массовой компьютеризации на экономику и общество явно преувеличены.

Хорошо, но может роль IT-технологий более специфична и непонятна для некомпетентного взгляда обывателя? Может ее действительная функция открывается только «посвященным» ― специалистам, профессионалам, гуру и прочим? Или «паровозная» роль IT скрыта в сложностях главнейшего фактора всех без исключения экономик — в производительности труда? «Там» ― это тоже уже «проходили». Ответ — отрицательный.

Не получается привести еще один простой прием для доказательства практически никакого влияния IT на производительность «здесь». Придется банально утверждать: «мы — такие же, как они». И сослаться(кому понадобятся — найдет, все общедоступно, имеющий уши — да услышит) на публикации «тамошних» экспертов: в течение первых сорока лет широкого внедрения компьютеров в экономику США динамика роста производительности, увы(!), не изменилась. Лучше всего об этом высказался «ихний» гуру, экономист Роберт Солоу в 1987 году, примерно так: компьютеры повлияли на все, кроме показателей производительности. Не производительность «железа», речь об экономической производительности.

Если реальное влияние компьютеризации на бизнес сильно преувеличено, не преувеличено ли и число занятых в этой отрасли, и не придется ли большинству занятых в IT-индустрии переквалифицироваться? В управдомы, например, как когда-то говаривал герой Ильфа и Петрова, товарищ Бендер.

Следующее «дерево», которое составит целый «лес», или Факт второй: опять-таки, вдруг, в конце 1990-х, в американской экономике, «обнаружился» рост производительности, то есть увеличение объемов промышленного производства без пропорционального увеличения объема потребления ресурсов (нефти, например). Важно: кто же «обнаружил» рост эффективности — опаньки, знакомые все лица — исследователи из Федеральной Резервной Системы и ее «универсальный солдат-спасатель» ― Алан Гринспен, который в марте 2000 года, где-то выступая, связал возобновление роста производительности с революцией (что? опять? еще одна?) в информационных технологиях. И, конечно, совершенно случайно (ну надо же!) именно этот период «отметился» резким ростом расходов компаний на IT-технологии и (вот оно!) ― ростом курсов акций на фондовых рынках.

Значит ли это, что занятым в IT-индустрии не придется переквалифицироваться в управдомы? Вопрос остается открытым, по крайней мере для тех, кто готов использовать мозги не только в режиме «молотка (примерно так высказался Эдвард Йордон, тот самый, который всех нас назвал «камикадзе»): если среди ваших интеллектуальных инструментов главным является «молоток», то все задачи выглядят как «гвозди», и, конечно же, вашим универсальным методом решения будет — бить по «шляпке»! ― а надо — думать, прежде чем «молотком» махать.

Факт третий: хотя интернет — всего лишь часть IT-индустрии, оптимистические ожидания от его воздействия на экономику и общество были таковы, что большое число серьезных деловых людей на всех континентах поверили в «заклинания» о превращении традиционного бизнеса в «виртуальный» и даже в «эволюционную» функцию интернета как «первичного бульона», в котором «зарождается» совершенно новый деловой мир и новая Глобальная Экономика. Так может, не надо — в управдомы? Немного изменить специализацию — на оператора веб-сервисов, разработчика «облаков» и тому подобное? ― и будешь весь в … шоколаде? Только как «забыть», что именно в этот период резко подорожали акции именно интернет-компаний? И что при первых же признаках неблагополучия в экономике «падают» именно акции IT-компаний?

Увы, «там» (например, анализ компании McKinsey Global Institute динамики роста производительности с 1993 по 2000 годы) все все поняли, признали и опубликовали — интернет привел к существенному росту эффективности лишь в одной «отрасли» ― не надо догадываться с трех раз — это биржевые операции с валютами и ценными бумагами. Именно — биржевые — спекулятивные. Термин «работа» здесь неприменим — работы нет, есть «игра» ― на повышение, на понижение, а можно ― «срубить два конца» ― «раздеть» инвесторов и на максимуме, и на минимуме.

Факт четвертый: рост производительности большинства экономик все-таки есть (она — вертится!), с этим не поспоришь, это — факт. И «внешне», без анализа факторов, этот рост «как бы» связан с инвестициями в IT: закупились «железом» и софтом — и «поперла» эффективность бизнеса вверх. Но главные факторы этого роста— так называемые связанные инвестиции, и ...время. То есть, это ― практически «невидимое» (или специально «незамеченная» подводная часть айсберга) влияние инвестиций в «организационный» капитал, попросту — в наведение элементарного порядка в бизнесе, от уровня отдельной компании до уровней национальных экономик и Глобальной Экономики в целом. Ведь уже и «здесь» общеизвестно: до компьютеризации — просто «бардак», после — компьютеризированный «бардак». Вот как это звучит на наукообразном языке: IT могут существенно или даже радикально увеличить производительность, но это возможно только при условии более широких изменений в области деловой практики, конкуренции и государственного регулирования. Без этого технологии остаются инертными. Нет, нет, нет, не торопитесь «забрасывать» автора экскрементами. Речь не о CMM, ITIL-ITSM, это просто чушь, по сравнению с «мировой IT-революцией» и ее последствиями для всех и каждого. Хотя, и этот аспект нашей профессиональной компетенции будет обсуждаться, позже и (или) — если будет.

Важно (для «складывания» общей картины): практически все «защитники» революционной роли IT-индустрии совершенно «забывают» о времени как необходимом условии масштабного развития любых технологий — от телеграфа до водопровода. IT-индустрия — не исключение. Для большинства специалистов. Но — не для всех. И у «не для всех» получается что-то вроде «исключения» из общего правила «ньютоновской» физики — в земных условиях никакое твердое тело не может двигаться со скоростью света, но IT-отрасль — может! Отсюда — и все неожиданные «вдруг-открытия» о революционной роли IT, ведь эта индустрия живет не по «ньютоновским» законам, а по «эйнштейновской» физике, в которой материальные объекты запросто, на раз-два-три, превышают скорость света. Только не надо «забывать»: чтобы двигаться со скоростью света, надо «оторваться» от земной реальности и «вывести» IT в инерциальное (эйнштейновское) пространство, то бишь — в космос, ну, или в Большой адронный коллайдер, в Женеву. Один из способов «отрыва» от земной тверди — воздушный шар, который надо «надуть». Может, в этом все дело? Нет, не в шаре, в «надуть»?

Факт пятый ― снижение цен! Да, именно так — снижение цен! (с восклицательным знаком), как признак «отсутствия наличия»IT-революции. Если IT-индустрия — «двигатель» экономик, то где же снижение общего уровня цен, которым сопровождалось распространение железных дорог, телеграфа-телефона и прочего? Например, в Великобритании масштабное влияние второй промышленной революции привело к 30-летнему снижению общего уровня цен: с 1867 года по 1897 год общий уровень цен (не путать со снижением цен на комплектующие, речь идет о снижении уровня цен на большинство потребительских товаров и услуг) снизился на 40(!)%. Впечатляет.

Итак, для общей «картинки» плохого инженера, или для «хорошей» пчелы — фактов достаточно. И выглядит «оптимистическая трагедия», примерно, так: IT-индустрия — не исключительный революционный фактор развития экономики, а — такой же, как все другие технологии, не «волшебная палочка» и не универсальная таблетка — половинка «от головы», другая «от живота». И информационным технологиям, чтобы повлиять на развитие компаний и экономик, — нужны организационные усилия и время, десятки лет, может быть ― больше. «Вспышки» безудержного оптимизма и явное, грубое и неприкрытое преувеличение роли и «веса» IT — не порождение некоторых содержательных свойств экономики и (или) IT-индустрии, а «рукотворные» операции ― значит, это кому-то (очень!) нужно. И самый интересный фрагмент «картинки»: где в ней IT-профессионалы? Нужны ли они тем, кому нужна «оптимистическая трагедия»? И если нужны, то для чего? Нет, не по официальным утверждениям «здешних» экспертов, а по тем реальным функциям, которые требуются от IT-специалистов в большинстве компаний? И последний «штрих» ― а не «мыльный» ли «пузырь» вся IT-индустрия, «надутый» выгодополучателями? И каким профессиональным компетенциям, методикам и подходам проставить высший приоритет, чтобы не быть «пациентами, захватившими психбольницу»?

Для первого обсуждения — достаточно. Более детальное «продолжение следует» ― о «пузыре», построении полной логики ― появится, если Сообщество проявит заинтересованность. Если нет, тогда, по рекомендации Харриса (Джером К. Джером), — «все в сад». Ну, или в «друзья человека», в управдомы.

Источник: E-xecutive.ru


Источник: E-xecutive.ru
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.