От ларьков до гипермаркетов

12.02.2013
Просмотров: 2911

Нижегородский продовольственный ритэйл вчера и сегодня.

Темой первого в 2013 году заседания профессионального клуба «Триумф-Эксперт» стала история развития продовольственного ритэйла в Нижнем Новгороде, пишет "Новая газета" в Нижнем Новгороде".

От старого к новому

5.1KbВадим Носов, эксперт:

— Первый современный относительно большой магазин самообслуживания появился в Нижнем в 2001 году. Это был «XXI век». В том же году появился первый большой магазин во вновь построенном помещении. Это был «Караван». Все это происходило в центре города. То есть до 2001 года фактически властвовали старые форматы торговли: киоски, ларьки, минимаркеты. С 2001 года началась новая эпоха, которая к 2003 году достигла одной из своих высших точек, потому что до этого момента городская администрация не пускала в город крупные торговые сети и Нижний Новгород отстал в развитии торговли. А где-то с 2003 года, когда началось строительство больших торговых центров, мы это все наверстали. Теперь, конечно, Нижний Новгород на очень хорошей позиции в плане продовольственного ритэйла. Рубеж, который достигнут, — примерно 1 квадратный метр на 1 человека — соответствует европейским показателям. Большого смысла в глобальном увеличении торговых площадей сейчас нет. Если это произойдет, то будет волна неуспешных предприятий, как это наблюдается во многих странах Восточной Европы.

На самом деле торговля вот уже много лет как перестала быть интересным бизнесом. Когда-то она была азартным бизнесом: купил дешево — продал дорого — этим было интересно заниматься множеству предпринимателей. Торговля уже давно стала очень технологичным, сложным и не очень маржинальным бизнесом. Она настолько сложна, что ей уже невозможно овладеть в больших масштабах индивидуальному предпринимателю или даже нижегородской небольшой сети. Приходится перелопачивать огромные горы товара, чтобы заработать эти копеечки.

Вообще я считаю, что сети победили. Сейчас уже достаточно бессмысленно говорить о конкуренции с сетевой торговлей на уровне предпринимателей, вплоть до самых маленьких городов от 10 тысяч жителей. Ниша для небольшого продуктового ритейла, кроме крошечных магазинов «у дома», которые тоже будут сетевыми, — это дороги, торговля drives thru (оплата и получение товара не выходя из машины. — Прим. 6.9Kbред.), торговля вдоль автомобильных трасс. Это место, где всегда сохраняется индивидуальный ритейл, частично с помощью франшиз, частично самостоятельно, но именно туда не идут крупные сети.


Татьяна Романчева, директор Центра научной экспертизы:

— Ощущения, прежде всего, касаются логистики размещения торговли. Раньше у нас существовали торговые институты, которые разрабатывали концепцию микрорайонов, и в центре микрорайонов, например, Мещеры, находился универсам, от которого отходили нахоженные дороги, и там появлялись магазины «у дома». Раньше еще был ряд специализированных магазинов, например, известный магазин «Сыры» на Покровке. В настоящее время гипермаркеты тяготеют к расположению на большом автомобильном трафике и практические встают в тех местах, мимо которых люди едут домой. Мы всегда различаем в ритэйле «вечернюю» и «невечернюю» стороны. Все стараются занять «вечернюю» сторону — направление, по которому люди возвращаются с работы в спальный микрорайон.


Борис Горелик, генеральный директор группы компаний «Триумф»:

— Несмотря на то, что «Триумф» — ровесник этой истории, ему 20 лет в этом году, на рынок нежилой недвижимости мы вышли в конце 90-х — начале 2000-х, когда происходил послекризисный передел: после 98–99-го года на рынок выплеснулось достаточно большое количество разорившихся магазинчиков, тогда еще несетевых. Тогда же мы поймали интерес частных инвесторов, с одной стороны, к бизнес-существованию в режиме рантье, а с другой стороны, интерес нарождавшихся продуктовых сетевиков к освобождавшимся, неэффективно использовавшимся активам. Это была наша точка входа в этот рынок, который потом оказался для нас если не золотым, то одним из системообразующих текущую деятельность компании.

Формула успеха

5.8KbАлександр Степанов, генеральный директор ООО «Калинка»:

— На сегодняшний день в европейской части России в районе 35–45% рынка принадлежит организованной рознице, за Уралом –25% максимум в зависимости от областей. Очень много неорганизованной розницы в населенных пунктах, очень сильны советские кооперативы, которые в небольших селах разбросаны. Организованная розница должна дойти до 70–80%, может быть, чуть больше. В моем понимании, процесс будет продолжаться лет десять.

В Советском Союзе все были примерно одинаковы в материальном плане и жили рядом, в одном доме. Сейчас происходит расслоение. Если взять Нижний, очень четко Ока разделяет: люди, которые становятся состоятельными, переезжают в верхнюю часть, другие меняют свои квартиры на деньги и уезжают в заречную часть. Это будет влиять и на магазины — для богатых, для бедных. В Калифорнии есть сеть гиперов Costco и супермаркеты Safeway. В Costco ходят только негры и латиносы. У нас такая тенденция тоже будет наблюдаться — куда можно ходить, куда нельзя.

Мы обсуждаем с точки зрения покупателей. С точки зрения собственников еще хочу сказать. Независимая розница будет умирать. Федералы будут расти. Транснациональные монстры будут расти и развиваться.

За Уралом их очень мало, они туда двинулись. А наши региональные сети с количеством магазинов до 50–70 самостоятельно выжить не смогут. У них есть несколько путей. Первый — умереть, то есть распродать свои магазины. Второй путь — франшиза. Третий — кооперативы. Если не ошибаюсь, самая крупная сеть в Европе — это кооперативы, не «Ашан», не METRO. Кооперативное движение в Европе очень распространено. Одиночным магазинам будет сложно выжить. Какие плюсы и минусы? Франшиза: есть держатель франшизы, он имеет возможность снимать все сливки.

Тот, кто купил франшизу, попадает в зависимость. Учитывая человеческий менталитет, если у тебя кто-то есть в зависимости, грех этим не воспользоваться. Условно говоря, если ружье на стене висит, оно обязательно когда-то выстрелит. Поэтому франшизеры очень прилично проиграют, ими становиться имеет смысл только в том случае, если другой вариант — умереть.

В кооператив единичные магазины нереально принимать. Есть планка Союза независимых сетей, она неформальная, но если меньше 500 млн в год, то смысла нет с собственником разговаривать.

Плюсы кооперативного движения: первый — эффект масштаба, второй — обход антимонопольного законодательства. Например, Х5 купил в Дзержинске магазины, они сейчас сдаются в аренду или простаивают частично, потому что они попали под ограничение. Кооперативы это обходят. Третий плюс — это то, что они остаются собственниками в 5.7Kbкооперативе и могут оказывать влияние. Когда кооператив становится большим, возникают группировки, есть нюансы, тем не менее, формально они самостоятельны.

Олег Стрежнев, директор ООО «Нижегородский мукомольный завод Башкирова»:

— Разными цифрами оперируют российские аналитики по доле рынка сетевой (организованной) розницы и неорганизованной. Насколько я знаю, на Западе существуют разные пропорции, но есть устойчивое понятие, что 80% всей розницы принадлежит сетевикам, 20% — магазины у дома. К этому делению идет у нас развитие и в России. В Москве этот уровень уже достигнут. Мне кажется, формат у дома не умрет никогда, он нужен и востребован. Формат федеральных, региональных и локальных сетей себя тоже не изживет.

Он будет менять собственников, переходить из рук в руки, но тот уровень, который достигнут сейчас в Нижнем Новгороде, если и будет прирастать, то его будущее — за пределами города вдоль трасс. Я считаю, что существующее положение и деление на федеральные, локальные и магазины у дома достигло своего насыщения внутри города и останется так на долгие годы, меняя незначительно формат.

фото: Новая газета в Нижнем Новгороде

Источник: Новая газета в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.