“У аналитиков настроение плюсовое”

15.02.2013
Просмотров: 1773

Каким вам показался прошлый год с высоты финансового аналитика? Какие пиковые точки и основные тренды вы для себя отметили? Свое мнение высказывает руководитель Казначейства КБ “Ассоциация”, постоянный эксперт “Курса Н” Владимир МАКАРЕВИЧ.

Каким вам показался прошлый год с высоты финансового аналитика? Какие пиковые точки и основные тренды вы для себя отметили? Свое мнение высказывает руководитель Казначейства КБ “Ассоциация”, постоянный эксперт “Курса Н” Владимир МАКАРЕВИЧ.

Источник: газета "Курс-Н"

— Год был без особых потрясений. Движения на рынке не были особо катастрофическими, если рассматривать российскую площадку. Все развивалось достаточно понятно. Ликвидность находилась в течение года на среднем уровне. Не было нигде большого провала.

— Вы говорите, что все развивалось достаточно понятно. Многим это было как раз непонятно.

— Движение финансовых средств в экономике в течение всего года было достаточно ровным.

— То есть денежки спокойно утекали на Запад и никто этому не препятствовал?

— Уход на Запад капитала остался примерно на том же уровне. Ничего в этом отношении особо не изменилось. В течение года наблюдалось небольшое укрепление рубля к основным мировым валютам. Финансовый сектор больше всего вырос в нашей экономике — на 11%. Рост в потребительском кредитовании был стабильным. У населения появляется все больше средств и возможностей.

Основные движения на мировых рынках были связаны с периодически выплывающими негативами как по Америке, так по Еврозоне. Выход везде оставался, примерно, один и тот же. Центробанки печатали деньги, покупали долги. Кризис перешел в какую-то тихую, неяркую стадию.

— Перешел в стадию застоя.

— Похоже. К нему привыкли. Периодически всплывающие данные вызывают какие-то негативные движения, а иногда не вызывают. Все зависит от того, насколько финансовые воротилы хотят сыграть на этом.

— Почему рост российского фондового рынка так сильно отстает от финансового? С чем это связано? Инвесткомпании уже опасаются зазывать на него новых игроков.

— Основные различия во временных показателях, в сроках. По-настоящему фондовый рынок растет тогда, когда инвесторы заходят на него на многие годы — на 5—10—20 лет с желанием получать устойчивый доход в течение длительного периода времени. Заходят действительно с инвестиционными вложениями, будучи уверенными, что никакие события не повлияют на стоимость приобретенных бумаг.

Сейчас про наш фондовый рынок такое не скажешь, и перетекание денег с него на финансовый рынок происходит очень легко. Долгосрочных, а не спекулятивных иностранных инвесторов пока не видно.

— Как проблема фискального обрыва в США влияет на наш рынок?

— Не думаю, что здесь какая-то особая связь. Проблема эта в Америке все еще не решена, и сейчас ее решение просто отодвинуто на второй квартал. Иначе им придется урезать бюджет. Пока они выходят из положения за счет печатного станка.

— До каких пределов им можно пользоваться?

— Пока они чувствуют, что еще можно. Не берусь прогнозировать.

— Впереди новая волна приватизации в России. Как она может изменить финансовую картину страны?

— Сложно даже представить, насколько масштабные деньги она принесет. Кроме приватизации, было заявлено, что пенсионные деньги под контролем Центрального банка пойдут в крупные инфраструктурные проекты. Это тоже может дать толчок экономике. Предложений на этот счет немало. Кто-то из московских экономических гуру подсчитал, что наличие пробок на дорогах страны приводит к потере 1% роста ВВП. Решив проблемы дорог, мы улучшим этот показатель.

— Объявлено, что энерготарифы как росли, так и будут расти. И промышленники добиваются, чтобы это было в пределах роста инфляции. Но правительство добивается снижения этого индикатора до 3%. А раз так, то и тарифы вроде бы должны идти вниз.

— Такие противоречия сильно тормозят нашу экономику. Многие инвесторы уже сейчас отказываются от своих проектов. Ведь у нас тарифы и стоимость подсоединения к сетям уже превосходят европейский уровень. Европейцы уже не заходят на наш рынок с производством. Его здесь построить и подключить к электричеству дороже, чем в Европе.

— Каким было начало 2013 года по движению рубля, доллара, евро?

— Евро демонстрировал устойчивый рост к доллару и продолжает это движение. Сейчас его цена дошла до максимумов. С начала года от уровня 1,3 он вышел на 1,3650. Это значительный рост. Если говорить о паре рубль-доллар, то здесь продолжилось укрепление рубля, доллар снижался. А в паре евро-рубль картина обратная. И это связано прежде всего с ростом европейской валюты к доллару. Сейчас мы видим ее приближение к уровню 1,41. И чуть ниже 30 руб. опустилась цена доллара.

В принципе движение в чем-то интересное. И, на мой взгляд, прежде всего в том, что по паре евро-доллар пройдены достаточно важные уровни. И сейчас некоторая перспектива откроется для движения вверх по евро — к его дальнейшему укреплению. Насколько долго оно продлится, сказать сложно. До тех пор, пока основные экономисты Еврозоны и США не посчитают, что этого движения уже достаточно. Тогда опять пойдут в ход обычные приемы. Будут использовать новости против евро, раскручивать их, давить на публику и пытаться изменить ситуацию на рынке. У них это получается удачно.

— Когда дают займы той же Греции, то не распространяются на какие цели. Допустим на то, чтобы Греция использовала их на строительство какого-то объекта, открытие новых рабочих мест. Если просто они идут на проедание, то это же чревато уступкой финансового суверенитета.

— Здесь, думаю, все гораздо проще. Эти инвестиции в большей степени направлены на то, чтобы Греция расплатилась с предыдущими долгами. Деньги пришли — и греки рассчитались по прежним обязательствам. А новые долги переносят на следующие поколения. Долги просто перекручиваются на более длинные сроки. И, конечно, значительная часть проедается.

— Чего сейчас предвещают финансовые аналитики?

— Это все та же история, которая повторяется из года в год. После закрытия года у них появляется оптимизм, они говорят в основном только о позитиве, негативные новости пропускаются, про них не говорят. А обычно со второй половины года происходит некоторое отрезвление. Особенно когда финансовый и фондовый рынки начинают уходить вниз. Причем это происходит не только у нас, а везде во всем мире. И тогда аналитики стараются уже более внимательно смотреть на каждую негативную новость. Про позитив как-то уже забывают. А к концу года опять пытаются его восстановить.

Что касается российской экономики, ее реального сектора, то картина без изменений. Мы остались в стабильно-депрессивном состоянии с некоторыми надеждами на слабый рост.

— С чем же можно сейчас связывать надежды на более-менее хороший рост финансового и особенно фондового рынка в России?

— Тут в принципе могут быть только стандартные фразы о развитии инфраструктуры, инновациях и поддержке реального сектора. Другого, к сожалению, нет. А может быть и к радости. Мы каждый раз убеждаемся, что рынком можно манипулировать, исходя из того, под каким углом подается новость. Или подается ли она вообще.

Недавно вышел отчет крупнейшего немецкого “Дойчбанка”. Убытки оказались больше, чем планировалось, причем они достаточно серьезные. В другой ситуации, по крайней мере, по евровалюте новость бы ударила очень сильно. А тут новость прошла почти незаметно. На ней не акцентировали внимание. И все двигается дальше.

Но при определенных устремлениях крупных игроков рынка достаточно было бы одного дня, чтобы из этого создать проблему и сдвинуть евро. Уж если у финансового лидера Германии такие проблемы, то как будем вытаскивать всю Еврозону? Тем не менее начало года имеет свою позитивную окраску. У аналитиков настроение плюсовое, они стараются все негативные новости как-то обойти, отодвинуть, хотя кризис по-прежнему как вялокипящая вода под крышкой.

 

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.