Почему успешная карьера в России вам не светит

15.02.2013
Просмотров: 1420

Если вы не готовы к частым переездам, обилию низкоквалифицированного иностранного персонала, отсутствию соцпакета и страховых гарантий, можете забыть о карьере в России.

Если вы не готовы к частым переездам, обилию низкоквалифицированного иностранного персонала, отсутствию соцпакета и страховых гарантий, можете забыть о карьере в России. Спасут ли вас и страну новые рабочие места? Узнайте из материала E-xecutive.ru.

Россия, как витязь на распутье, стоит в раздумьях, а мимо нее убегают могучей рекой большие капиталы и квалифицированные кадры. Страна уже давно перестала привлекать внешние инвестиции, ее атакуют лишь «орды» дешевой и непрофессиональной рабочей силы. Стабильный уровень занятости свидетельствует лишь о том, что государству по-прежнему нужны торговцы и строители. Многие страны уже пришли к выводу, что высококвалифицированные рабочие места – двигатель экономики. В России же по-прежнему продолжают думать о развитии как самоцели. Здесь действует убеждение, что новые рабочие места – лишь следствие высокого уровня экономического развития.

Нестабильные зарплаты, перетекание занятости из формального сектора в частный, большое число микрокомпаний и индивидуального предпринимательства, неспособного создавать квалифицированные рабочие места, порождают социальную напряженность в обществе. В стране с плохим инвестиционным климатом, большим числом сервисных, низкооплачиваемых вакансий и острой нехваткой рабочих и инженеров есть ли будущее для вас?

Как действует изменение числа рабочих мест на глобальном уровне? Что важнее – стратегии, стимулирующие экономический рост, или стратегии, нацеленные на увеличение числа рабочих мест? Достаточно ли просто создать рабочие места? Читайте выступление Мартина Рамы по «Докладу о мировом развитии-2013: рабочие места», подготовленного Всемирным банком, и комментарии экспертов из России.

Мартин Рама, директор проектной группы по подготовке Доклада о мировом развитии-2013 Всемирного банка:

«Тема рабочих мест кажется наиболее актуальной в связи с кризисом в Европейском и Азиатском регионах. Чтобы представить сжато то, о чем пойдет речь, мы вместили основные тренды в десяти сообщениях, сравнимых по длине с публикациями в Twitter. Вот они:

Рабочие места – это фактор последующего развития

Обычно считают, что экономический рост обеспечивает появление новых рабочих мест. В известной степени это верно: экономическое развитие стимулирует возникновение вакантных позиций. Но мы хотим подчеркнуть, что есть и обратная связь. Всемирный банк ставит целью сокращение бедности, а этот фактор объективно зависит от занятости населения, независимости и самостоятельности жизни, роста доходов. Количество рабочих мест влияет также на снижение частотности конфликтов и сокращении их масштабов, потому что молодежь, участвующая в них, не способна заниматься трудовой деятельностью.

Важно не только количество рабочих мест на рынке труда

Если посмотреть на ситуацию на рынке труда – насколько спрос на трудовые ресурсы соответствует предложению – можно увидеть, что после глобального кризиса сейчас почти 200 млн человек в мире не имеют работы. Стоит также вспомнить о таком явлении, как демографический переход: к примеру, в России зафиксировано сокращение темпов роста народонаселения и его численности. Эта проблема волнует многие страны. Чтобы сохранить в ближайшие 15 лет текущее количество рабочих мест в мире, необходимо создавать 600 млн новых ежегодно! Нужна также иметь в виду, что существует огромное количество молодежи, которая сейчас ни учится, ни работает. Они не вносят свой вклад ни в экономическое развитие, ни в рост благосостояния. Важно учитывать не только число рабочих мест, но и то, чем будет занято население. В странах Азии, где демографический прирост идет самыми высокими темпами, к примеру, в Китае, ежемесячно на рынок труда выходит по миллиону человек. И эта тенденция сохранится в ближайшие годы. Государства с более высоким развитием нуждаются в рабочих местах с более высокой квалификацией.

Рабочие места как основной источник дохода домохозяйств

По результатам опроса сотрудников компаний в разных странах с целью узнать распределение персонала по компаниям разного сектора, мы выяснили, что даже в Чили 39% рабочих мест приходится на микропредприятия. В Эфиопии 97% рабочих мест – в частном секторе. Анализ выявил тип компаний, которые быстро развиваются и скоро начинают расти резкими скачками. Их называют газелями. Таких организаций много в США. В развивающихся странах сразу же образуются крупные предприятия и в дальнейшем скорее уменьшаются.

Рабочие места как фактор социальной сплоченности

Число рабочих мест влияет на возможность социума принимать коллективные решения мирным путем. Здесь существует два фактора: доверие и вовлечение общественности (спектр политических и социальных сил, которые принимают участие в обсуждении проблемы). И между этими параметрами и динамикой рабочих мест действует корреляция.

Какие рабочие места положительно сказываются на экономическом развитии?Всемирный банк провел опрос в четырех странах – Сьерра-Леоне, Египте, Китае и Колумбии. Респондентам задавали следующие вопросы: какую работу вы хотите получить, какая представляется хорошей и какая кажется полезной для общества? Практически во всех странах многие респонденты хотят стать чиновниками, продавцами магазинов. Когда же речь заходит о врачах и учителях, то ценность этих профессий для общества оценивается очень высоко. Но не всегда то, что хорошо для индивида, хорошо для социума в целом».

Доклад Всемирного банка World Development Report 2013: Jobs в оригинале можно скачать по ссылке.

Комментарии экспертов

Владимир Гимпельсон, профессор Высшей школы экономики: «В докладе рассмотрены рабочие места с различных точек зрения: как источник роста, как фактор социальной сплоченности, сокращения безработицы. Возникает больше вопросов, чем ответов. Доклад не говорит ничего специально о России, но он дает хорошую линзу, через которую мы можем посмотреть на происходящее. Какие выводы мы можем сделать, изучив его и обратившись к статистике? Первый: рабочие места – один из ключевых факторов развития, и необходима соответствующая политика, чтобы стимулировать их создание. Доклад подчеркивает, что одни рабочие места лучше, чем другие. Потому вопрос состоит не только в том, сколько их, но и в том, какие они. Интересен тезис о том, что мы представляем собой то, какие создаем рабочие места. Мы продукт того, где трудимся, и что делаем. Важный вывод в целом и для России: ключевая роль в создании рабочих мест – у частного сектора. Государство может помочь, но может и помешать. Как любит говорить ректор РАНХиГС Владимир Мау: «Нет такой ситуации, из которой нельзя было бы выйти с позором». И очень важно, чтобы политика государства не приводила к тому, чтобы мы оказывались совсем не там, куда пытаемся дойти. Фундаментальные основания имеют также большой вес. Могут ли быть созданы высококвалифицированные места в стране, если правовая и судебная системы не работают, если права собственности не защищены?

Существует ряд вопросов, на которые, мне кажется, наши политики, которые говорят о формировании рабочих мест, должны ответить. Первый из них – генерирует ли российская экономика достаточное количество рабочих мест? Если да, то где они? В каких сегментах? Если посмотреть на агрегированную динамику рынка труда за последние 20 лет, то можно увидеть, что занятость оставалась высокой. Даже в самые тяжелые времена общее число рабочих мест было большим, хотя и всегда реагировало на кризисы. Стабильная занятость и крайне нестабильная зарплата – это визитная карточка российской среды. Безработица – не проблема. Общие показатели не внушают опасений, но это несколько преждевременные выводы. Одна из главных проблем, которая наиболее остро стоит перед российским рынком труда – низкий процент создания рабочих мест в корпоративном секторе, и высокий – в частном (микрофирмы, самозанятость).

Ответ наш понятен: плохой инвестиционный климат, неэффективные институты. Уровень ликвидации рабочих мест высокий, создания – низкий, объективно заметна негативная динамика занятости, то есть сокращения в компаниях. Особенно это заметно для обрабатывающей промышленности, хотя и в целом такой тренд свойствен всей экономике. Причем российский показатель формирования рабочих мест на продолжающих функционировать предприятиях существенно ниже в сравнении с другими странами (США, континентальной Европы). Практически везде итоговые изменения являются положительными, у нас мы видим стабильно отрицательные показатели. То есть корпоративный сектор, как шагреневая кожа, с каждым годом сжимается. Куда эти рабочие места переходят? Наиболее высокие показатели создания рабочих мест – торговля, строительство. Самые низкие – обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство. Что происходит со структурой рабочих мест? Если занятость остается высокой, а корпоративный сектор с точки зрения рынка труда сужается, то значительная часть занятости выплескивается за его границы. Это индивидуальные предприниматели, самозанятые специалисты, работающие у частных лиц и так далее. Неформальный сектор. Такая тенденция имеет ряд не только экономических последствий, – с точки зрения производительности, конкурентоспособности, доходности – но и социальных – с точки зрения тиранства, бедности, сегментации. Причины именно в том, что компании не создают новые рабочие места.

Общее изменение занятости за 12 лет (с 2000 по 2011 гг.): 3,8 млн. Занятость на крупных и средних предприятиях сократилась на 7 млн, в остальных организациях также уменьшилась. 22 млн, то есть каждый третий, находятся вне компаний. Тенденция проявилась не вчера, она стабильная, нет оснований полагать, что она сойдет на нет. С точки зрения релокации, если бы неформальный сектор не проявлял такую эластичность, у нас, возможно, было бы на пять с лишним миллионов больше безработных. Выиграли от этого строительство (в самых примитивных формах), торговля, проиграли больше всего сельское хозяйство и промышленность. Каковы последствия такого перераспределения? Оно создает положительное трансформирование и развитие рабочих мест? Вряд ли. Повышает производительность в экономике? Вряд ли. Дает рабочие места с высокой социальной ценностью? Вряд ли. Я могу продолжить перечень факторов, к чему оно ведет, но ответы будут только «но…, но…, но…».

Что впереди, и что делать? Я думаю, эти тенденции никуда не денутся, структура будет ухудшаться. Занятость будет высокой, безработица низкой. Чем больше государство будет вмешиваться с кувалдой и другими простыми строительными инструментами в регулирование рынка труда, тем сильнее эта тенденция будет проявляться, меньше будет хороших рабочих мест, деформализация и сегментация продолжат нарастать. Я не вижу никакой альтернативы глубоким реформам».

Ирина Денисова, профессор Российской экономической школы: «Авторы доклада обратили внимание на важный момент, который в нашей стране, наверное, еще более актуален: экономический рост – это инструмент развития, которое, в свою очередь идет через создание рабочих мест. Социальная сплоченность складывается в том числе из того, на каких позициях заняты люди. Она определяется не только зарплатами и условиями труда, но и доступом к страховым системам, которые предлагает корпоративный сектор. За несколько лет Россия, в отличие от других стран, проделала обратный путь. Если во многих государствах на рынке труда движение рабочих мест осуществляется в сторону формального сектора, в нашей стране мы видим противоположное стремление.

Авторы доклада, говоря о том, куда можно поместить Россию с точки зрения вызовов, проблем, связанных с созданием рабочих мест, приближают ее к государствам, обладающим значительными природными ресурсами. Сырьевой характер экономики затрудняет формирование рабочих мест в других секторах. Мы надеемся, что Россия принадлежит к числу стран, которым в определенный момент предстоит перемещать занятость обратно из неформального сектора к формальному. Понятно, что Россия неоднородна. В некоторых регионах власти могут найти положительные рецепты для решения проблем с рабочими места. Сейчас они создаются преимущественно в частном секторе, и убеждение, что пока мы не вмешаемся, ничто не наладится, очень мешает развитию».

Николай Волгин, заведующий кафедрой труда и социальной политики МИГСУ РАНХиГС: «Согласно последним социологическим опросам, российская общественность среди главных проблем современности называет повышение заработной платы, создание рабочих мест и жилье. Я выскажу несколько соображений о том, что нужно сделать, чтобы уйти в сторону глобализации российского рынка труда. Необходимо совершенствование законодательства. К примеру, понятие «занятость», что оно означает? Авторы законодательства назвали ее деятельностью. Но при этом человек может быть занят, но болеть, или находиться в отпуске и так далее. Второй важный момент – какие рабочие места нужны прежде всего? Я перед форумом еще раз посмотрел материалы Росстата, и основные тенденции 2011-2012 годов, которые переходят и в 2013, – это самые востребованные профессии. Интересный вопрос – самые престижные профессии, среди которых называют позиции в области ТЭК, и в банковской, финансово-кредитной сферах. В этот список уже попадают специальности, связанные с нанотехнологиями, профессиональным спортом и другие. Но я хотел бы обратить ваше внимание на самые востребованные. И среди них, во всяком случае в десятке желанных работодателями: высококвалифицированные рабочие, инженеры и просто рабочие, которые нужны производству и другим секторам экономики. Сюда же можно причислить другие позиции, например, менеджеры по продажам и так далее. Но категории инженеров и рабочих – это те, которые формируют ВВП. Сейчас рынок испытывает их острую нехватку. Где взять таких специалистов? Первое, что приходит на ум, – подготовить. Но на это потребуется пять-шесть лет, а экономике они нужны сегодня. Поэтому и практики, и экспертное сообщество должны быстро думать, как решать этот вопрос. Есть несколько направлений, одно из них – подготовка на рабочем месте. Когда я упоминаю второе, мне говорят, что я романтик. Тем не менее, можно постараться вернуть тех, кто ушел в другие сектора. Речь идет о штучном возврате, а также использовании вернувшихся как тренеров. Из резервов можно привлечь офицеров, которые уходят в запас. Они имеют профиль инженеров-технологов военных, но их можно переквалифицировать.

Один из вопросов связан с внешней миграцией. И тут существует много споров, сколько нам нужно мигрантов, «шлагбаум» открывать ли полностью или использовать какие-то нормы, квоты. Возможно, если дать инженерам «зеленый свет», проблему с рабочими кадрами удалось бы решить. Впереди нас ждет период недостатка трудовых ресурсов. И тогда я бы рекомендовал посмотреть пристальнее на внутреннюю миграцию. Несмотря на меры правительства, введение льгот, компенсаций для переезда на ПМЖ из одного региона в другой, пока это экзотика. В ближайшие десятилетия нам не обойтись без адаптации населения к постоянной внутренней миграции. Как, например, в Японии, других странах, где жители, родившись в одном городе, до конца не уверены, что проведут в нем всю жизнь.

Как бы ни убаюкивающе звучала информация о том, что в России низкий уровень безработицы, три с лишним миллиона человек, не имеющих рабочих мест, – приличная цифра. Почти четыре миллиона без рабочих мест, не получающих соответствующих доходов, и для себя, и для государства, – это плохо. Причем в России их почти в два раза больше, если учитывать скрытую безработицу – занятость не по профилю, сокращенный рабочий день, простои. Это потери и для государства, и для индивида».

Материал на основе данных экспертного круглого стола, посвященного «Докладу о мировом развитии 2013: рабочие места»,Гайдаровского форума-2013 подготовила Галина Драгун, E-xecutive.ru

Источник: E-xecutive.ru
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.