Олег Мараш. Создатель дома, где живет джаз

15.02.2013
Просмотров: 4894

История бизнеса Олега Мараша директора клуба "Джем-Престиж".

Клуб «Джем-Престиж» для Олега Мараша больше чем бизнес. Он называет это делом своей души, и в это дело вовлечена вся его семья. Наверное, поэтому «Джем-Престиж» пленяет своих посетителей необычайной душевностью, коей пронизано все внутреннее убранство помещения, дизайн которого, кстати, выполнен самим Олегом Марашом.

Вкус сцены

У Олега Мараша было два талантливых дяди. Михаила Мараша знают как одного из основателей Горьковского телевидения, и годы его работы там называют «эпохой Мараша». А Олег Мараш, в честь которого и назвали будущего учредителя джазового клуба «Джем-Престиж», был музыкантом от бога, на фортепиано он мог исполнить любое известное произведение с завязанными глазами.

Каково же было удивление родителей Олега, когда музыкальный педагог объявила, что мальчику медведь на ухо наступил и не просто наступил, а еще и потоптался. Однако впоследствии в музыкальной школе при ДК им. Орджоникидзе этот приговор был опровергнут. Олег Мараш прекрасно играл на аккордеоне и даже был приглашен в оркестр. К тому же бог наградил его и другими талантами. В восьмом классе Олег Мараш получил золотую медаль ВДНХ за участие в изобретении снегохода, который он сконструировал под руководством педагога на Станции юных техников.

В старших классах он серьезно увлекся гитарой и западной рок-музыкой, создал школьный ансамбль, потом стал играть с разными группами.

«В 1982 году группа «Встреча», где я был гитаристом, получила диплом первой степени на Всесоюзном фестивале «Струны молодых», — вспоминает Олег Мараш. — Был еще один памятный момент, когда я играл в группе «Кроссворд» и мы выступали на международном фестивале, который проходил в Нижнем Новгороде. На площади перед ДК Орджоникидзе была поставлена огромная сцена, собралось море людей — вот тогда я впервые почувствовал то, о чем так часто говорят артисты: энергетика зала, обратная связь, а самое главное, я понял, что со сцены могу управлять этой мощной силой, идущей от зрителей. Это незабываемое ощущение».

После окончания школы Олег Мараш работал литейщиком на авиационном заводе, а вечерами и в выходные дни занимался тем, что ему безумно нравилось, — музыкой.

Но его знали не только как музыканта. Олег Мараш, с детства увлекающийся резьбой по дереву, был одним из лучших краснодеревщиков города, и во времена, когда мало кто знал, что значит слово дизайнер, был направлен от завода на учебу в Университет эстетики и дизайна, открытый при строительном институте. Правда, дизайнерский вкус и умение мастерить своими руками тоже шли на дело служения музыке.

«Так как в то время ничего нельзя было купить, мы сами делали гитары, примочки, могли что угодно спаять, — рассказывает Олег. — Очень хотелось играть. Доходило до того, что если суббота выпадала рабочая, то я ходил сдавать кровь, чтобы получить отгул».

От пабовского стиля к клубности

В 1987 году Олег Мараш ушел с завода и стал работать в отделе метрологии предприятия, занимающегося изготовлением медицинской техники, в его обязанности входили настройка и проверка приборов. А в 1992-м его друг, уехавший в Вильнюс, открыл в Нижнем Новгороде филиал литовской фирмы, и Олег Мараш занимался поставками деревообрабатывающего оборудования.

«Потом у нас была идея создать совместное американо-российское предприятие и построить Диснейленд на территории детского парка им. Свердлова. Были даже сделаны первые шаги в этом направлении, например, отремонтировано детское кафе «Конек-Горбунок». Но потом случилась Чечня, и американцы отказались нам давать деньги на реализацию проекта», — вспоминает учредитель клуба «Джем-Престиж».

Олег Мараш участвовал в разных проектах, и деньги, заработанные в других бизнесах, в 2010 году он вложил в дело, которое не считает коммерческим, так как прекрасно понимает, что может уйти еще не один год на то, чтобы клуб «Джем-Престиж» начал приносить реальный доход.

Олег стоял у истоков создания первого джазового клуба в городе, который открыли его друзья — Владимир Комаров и Дмитрий Галиуллин, и, как никто другой, знает историю старого «Джема», где в 90-х выступали легенды мирового джаза. В 2006-м клуб закрылся из-за бешеного скачка аренды — городские власти решили, что недвижимость на Покровке должна непременно приносить огромную прибыль, но не учли, что общественная организация, каковой тогда являлся «Джем-Престиж», может не потянуть в разы возросшую арендную плату.

По «Джему» скучали, его завсегдатаи ждали, что любимый клуб когда-нибудь возродится. И это время пришло, когда генеральный директор компании «Интердолг» Владимир Кудрявцев предоставил Олегу Марашу помещение на льготных условиях.

«Когда создавали интерьер клуба, хотелось, конечно, передать атмосферу старого «Джема», — говорит Олег. — Были споры, дебаты, но мне удалось убедить коллег, что надо уходить от того пабовского стиля и переходить к клубности. Клубный уровень поддерживать тяжелее, он должен прослеживаться везде: в атмосфере, мебели, обслуживании. Потом были идеи по поводу того, чтобы открыть только музыкальный клуб, в котором кухня как таковая вообще отсутствует как на Западе, где есть только барные стойки и музыка. Но после опроса потенциальных посетителей поняли, что для России, где любят обильно и вкусно поесть, такой вариант не подходит».

Семья и команда единомышленников

Саксофон, отраженный в капельках воды, чемоданчик с деньгами, барабаны, оставленные ненадолго отошедшими музыкантами, рояль с цветами и виски на крышке, дымящаяся сигарета в пепельнице около гитарного грифа — все это, изображенное талантливым художником, куда лучше отражает музыкальное бытие, чем если бы в зале в качестве экспонатов стояли настоящие инструменты. Дизайн интерьера нового «Джема», где даже барная стойка плавно переходит в рояль, выполнен самим Олегом Марашом — и здесь ему пригодилось не только эстетическое чутье, но и дизайнерское образование, полученное в советские годы.

Когда Олег рассказывает о своем клубе, то создается стойкое ощущение, что он говорит о ребенке, которого он растит, холит и лелеет, желая, чтобы у него было все самое лучшее.

Например, многими музыкантами признано, что на сегодняшний день в «Джем-Престиже» лучшая акустика в городе, да и вообще выступать в «Джем-Престиже» — престижно. Здесь специальные акустические потолки, как во всех концертных залах Европы, и даже состав краски таков, что она тоже выполняет функцию поглотителя звука.

«Звук в клубе должен был получиться нестудийным, — говорит Олег Мараш, — потому что на студии, где полная тишина, звук мертвый. А нам надо было добиться маленького призвука, который у нас и получился идеально. Если в рок-музыке важен общий фон, общее звучание, то в джазе необходима «читаемость» каждого инструмента — со всеми его обертонами и звуковыми спектрами. У нас во главе угла стоит музыка, качество исполнения и некая клубность. Иногда нам приходится отказывать музыкантам, которые хотели бы играть у нас, по той причине, что их уровень не дотягивает до нужного нам качества. Я говорю: «Репетируйте, если хотите выступать у нас». Мы, кстати, даем музыкантам возможность бесплатно репетировать на нашей аппаратуре. Надо понимать, что есть музыканты, а есть лабухи, первые вкладывают душу в игру, а вторые просто играют за деньги. Так вот, у нас играют только музыканты».

Если Олег занимается в основном музыкальными и организационными вопросами, то жена — кухней, учетом и кадрами, а дочь, хорошо владеющая Photoshop и другими дизайнерскими программами, помогает рисовать рекламные баннеры и плакаты.

«Мы каждый день здесь. Стоит нам только не появиться, как что-нибудь да случается. Дом старый: то трубы прорвет, то что-то сломается…» — сетует Мараш.

Но кроме того, что «Джем-Престиж» — это семейный бизнес, здесь от шеф-повара до официантов работает команда единомышленников, которая понимает, что на посещаемость клуба влияет все: атмосфера, звук, свет, интерьер, кухня, обслуживание.

«Мне понадобилось полтора года, чтобы поставить кухню в нашем заведении на должный уровень, — признается Олег. — И приятно видеть, что люди сегодня к нам приходят не только на концерты, но и просто покушать».

Четыре правила мужчины-музыканта

Открытие джазового клуба в городе, который много десятилетий был закрытым, в середине 90-х стало из ряда вон выходящим событием. Но джаз, сильно выбиваясь из рамок массовой культуры, и сегодня не обещает создателям джазовых клубов ни наплыва посетителей, ни быстрой прибыли.

«Джаз никогда в мировой практике себя не кормил, он существовал всегда за счет спонсорской поддержки и дотаций. А в Нижнем Новгороде к тому же очень слаба джазовая прослойка. Сказалась как закрытость города, так и близость Москвы, где происходят все главные музыкальные события. И если, например, в екатеринбургском джазовом клубе билеты на Абду Салима по 1500 рублей ушли влет, то в Нижнем Новгороде на исполнителя, занесенного в Золотую книгу джаза, было распродано всего 17 билетов — и это по цене, которая была вдвое дешевле. У нас нет возможности платить большие гонорары музыкантам, и, слава богу, они это понимают, приезжая выступать в Нижний за очень небольшие деньги. Но расширить список выступающих довольно сложно — все упирается в финансы. Кстати, порой привозить западных музыкантов дешевле, чем российских. Если для джазового музыканта на Западе $200 за концерт — это норма, то известный российский джазмен может запросить 200 тыс. руб. Раньше эта проблема у нас в городе решалась так: музыкант давал концерт в кукольном театре, где собирал приличный зал, а потом приходил на сейшн в «Джем-Престиж». Таким образом можно было хотя бы окупить затраты на гастроли», — делится Олег Мараш.

Несмотря на все проблемы, «Джем-Престиж» из просто клуба постепенно превращается в некий музыкально-культурный центр: здесь проходят бенефисы, творческие вечера актеров и поэтов. «Джем» ценят за душевную атмосферу и невероятную самоотдачу его организаторов, которые действительно вкладывают гораздо больше, чем получают. Те, кто хочет каким-то образом помочь старейшему джазовому клубу (не только города, но и страны), вносят свою лепту. Так, музыкальный редактор радио «Престиж» Никита Знаменский подарил «Джем-Престижу» тарелку для ударной установки, директор фирмы «Инсталрос» Евгений Кондаков — микрофон, генеральный директор фирмы «Заречье» Олег Иванычев — клавиши.

Кроме того, «Джем-Престиж» выполняет и функцию мецената, помогая начинающим джазовым музыкантам. Олег Мараш вместе с Дмитрием Смирновым из группы «Последний приют» и другими музыкантами решили возродить то, что делал в нашем городе Вячеслав Уланов, который привозил в Нижний музыкантов и открывал новые джазовые имена. Создан фонд Уланова, куда будут идти деньги, собранные с концертов его памяти. Фонд будет поддерживать перспективных молодых джазовых музыкантов. И «Джем-Престиж» уже помогает таким образом студенту музыкального училища им. Балакирева Петру Агапову, выплачивая ему из фонда дополнительную стипендию.

«У нас много планов и задумок, — говорит Олег Мараш. — С Мишей Петропавловским мы договорились сделать сумасшедший проект: разместить у нас «Биг-Бэнд» – джазовый оркестр из 17 музыкантов. Все просчитали, должно получиться! Как бы нам не хотелось расширить зал, во-первых, это нереально, а во-вторых, приходится признать, что в принципе на сегодняшний день соотношение зала и сцены является идеальным для клуба. Хотя, например, на открытие клуба у нас собралось порядка 130 человек. Официанты плакали — ходить негде…»

Считается, что долг каждого мужчины — это построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Все это Олег Мараш уже сделал. Но он говорит, что если мужчина еще и музыкант, то он должен прибавить к этому нечто, что он делает для своей души, где живет музыка.

Оксана Ольшанская, Биржа № 5 от 12 Февраля 2013, фото: Кира Мишина

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.