Финансисты и финансы

22.02.2013
Просмотров: 1559

В минувшие выходные в Москве собрались все главные финансовые чиновники мира — председатели центробанков и министры финансов стран «большой двадцатки», G20.

В минувшие выходные в Москве собрались все главные финансовые чиновники мира — председатели центробанков и министры финансов стран «большой двадцатки», G20, пишет газета "Нижегородская правда". Собрались, чтобы подготовить финансовую повестку сентябрьской встречи глав государств G20, ну и заодно оценить сложившуюся ситуацию в мировой экономике, высказаться о наболевшем и предложить свои решения накопившихся проблем. В отличие от многих подобных встреч на этот раз финансистам кое-о чем договориться удалось. Вряд ли это может показаться важным и интересным большинству обычных граждан. Но запомнить эту встречу стоит. И кое-какие ее итоги тоже.

В предотвращении худшего

«Большая двадцатка» была задумана и организована в самый разгар последнего финансового кризиса, грянувшего в 2008 году. Тогда стало понятно, что ведущие развитые страны, составлявшие элитную G8, уже не справляются с поддержанием экономического роста и финансовой стабильности в мире. Стало понятно, что без участия новых индустриальных гигантов и стремительно развивающихся стран третьего мира уже невозможно обеспечить нормальное функционирование мировой финансовой системы и для поддержания хоть какого-то баланса и порядка придется договариваться с максимально возможным кругом наиболее влиятельных игроков. Иначе в разгар кризиса валютные войны и протекционистские барьеры разрушат международную торговлю, а с ней и всю глобальную финансовую систему.

Было много скепсиса, много критики, но худо-бедно, а «большая двадцатка» свою роль сыграла. Худшего удалось избежать. Страны не закрылись наглухо друг от друга таможенными барьерами, хотя отдельные локальные бои вспыхивали то тут, то там. И «валютные войны», как пророчили многие экономисты, не разгорелись в полную силу, хотя отдельные государства, отчаявшись как-то еще стимулировать экономику, и предпринимали рискованные попытки девальвации национальной валюты. В общем и целом на регулярно проходивших саммитах «большой двадцатки» главам государств и их финансистам удавалось договариваться хотя бы о самых общих принципах совместной работы. Пусть даже потом и не все соблюдали достигнутые договоренности — кто сознательно, а кто от безвыходности.

Консолидация элит

Прошедшая московская встреча ведущих финансовых чиновников стран G20 стала своеобразной квинтэссенцией всех попыток и усилий последних лет, направленных на поиски общих принципов и основ для консолидации. Притушенный, но отнюдь не преодоленный кризис заставлял финансистов искать совместные способы его преодоления. О том, что поодиночке из кризиса не выкарабкаться, говорили практически все, и тон задал сам Владимир Путин, заявивший, что «справиться с проблемами в одиночку не может ни одна страна… Отсидеться в сторонке не получится. Противостоять вызовам в одиночку тяжело».

Непривычно было слышать от него такие слова, но «ситуация в мировой экономике», как подчеркнул Президент России, «требует ответственных, консолидированных действий. Время локальных изолированных кризисов осталось позади».

Собравшиеся в Екатерининском зале Кремля банкиры и министры были в этом вопросе полностью солидарны с главой Российского государства. «Мне представляется правильным собраться сейчас в Москве и объединить усилия для решения стоящих перед нами задач», — высказался министр финансов Германии Вольфганг Шойбле. «Нашей целью является сотрудничество во всех областях», — заявил глава ЕЦБ Марио Драги. «От наших действий зависит жизнь всех людей в мире», — пояснил министр финансов Австралии Уэйн Суон. И даже глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, менее всего зависящий от мнения и действий своих зарубежных коллег, согласился, что «мы должны продолжать обмениваться нашими взглядами». А директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард и вовсе не сдержалась, эмоционально обратившись к Владимиру Путину: «Ваша легендарная способность мобилизовать международное сообщество способна остановить даже валютные войны!»

В ожидании проблем

Все эти призывы к объединению и совместным действиям не случайны и не просто дежурные фразы, призванные скрыть истинные намерения. В группе G20 полно внутренних разногласий и противоречий, у каждой страны свои проблемы, не похожие на проблемы других, и свои решения, идущие вразрез с планами других. И именно поэтому все эти призывы к объединению, похожие на заклинания, демонстрируют реальные, а не показные стремления финансистов решать общие проблемы, которые в одиночку — это понимают все — не решить.

Политики могут сколько угодно играть в патриотов и националистов, искать внешних врагов и успешно с ними бороться — все это хорошо принимается избирателями. Но финансисты шума не любят и громких речей тоже, и если уж обращаются к главам зарубежных государств с льстивыми заверениями в их «легендарных способностях», значит, нужда в этих способностях остра как никогда и, несмотря на все усилия, банкиры по-прежнему боятся, что где-нибудь кто-нибудь из политиков не удержится и развяжет-таки «валютную войну» в собственных интересах. Тогда в нее придется вступить всем остальным, что приведет лишь, как заметил Шойбле, к «общим жертвам, не оставляя победителей».

И дело не только в валютных войнах. Ведущие европейские финансисты отчаянно пытаются выработать совместную политику по главным финансовым проблемам со своими зарубежными коллегами, но постоянно наталкиваются на глухое сопротивление США, по-прежнему считающих, что они смогут собственными силами и способами решить свои проблемы. Фокус в том, что эти способы, как правило, предполагают решение проблем за счет остальных, а «остальные» этого очень не хотят. Настолько не хотят, что готовы воззвать даже к Путину, нынешнему председателю G20, дабы он вмешался и своим авторитетом повлиял на ситуацию. Иначе не избежать проблем.

Прямая речь

Капитал идет из развитых экономик в развивающиеся. При этом развитые жалуются, что развивающиеся ослабляют свои валюты и это замедляет рост. В результате в развитых экономиках появляется угроза рецессии.

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард.

Долгосрочные финансовые инвестиции необходимо рассматривать в долгосрочной перспективе. Но нам необходимо оставаться благоразумными. Нашей целью является сотрудничество во всех областях.

Президент Европейского центробанка Марио Драги.

Меры, направленные на стимулирование спроса и внутренней конкуренции путем снижения курса национальных валют, могут послужить лишь временным стимулом.

Вице-президент Центробанка России Алексей Улюкаев.

По страницам СМИ

«Владимир Путин провел встречу с главами центробанков и министрами финансов G20. Россия больше не изолирована от глобального кризиса — миру требуются механизмы глобального управления экономикой, признал Президент. Взгляды финансистов на эти механизмы пока расходятся. Развивающиеся страны требуют прекращения валютных войн. Их оппоненты называют это бесполезной болтовней, призывая заняться борьбой с коррупцией и разгосударствлением экономики».

«Газета.ru».

«Помехи росту — не тайна. Они связаны с самоедской политикой „затягивания поясов“ даже в странах, которые могут без нее обойтись, а также с тем фактом, что лидеры США и Европы нагнетают загадочность вокруг своих следующих шагов».

«The Financial Times».

Экспертное мнение

— Соблазн сократить путь по восстановлению экономики и финансовому оздоровлению, полагаясь на монетарную политику или девальвацию валюты в целях повышения конкурентоспособности, стал столь же реальным, как и опасным. В «группе семи» и «группе двадцати» регулярно ведется дискуссия о валютных курсах. Но, как мы все согласились в ранее опубликованных нами заявлениях, эти курсы должны отражать фундаментальные показатели наших экономик.

Федеральный министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

Алексей Ларин, Нижегородская правда, фото: Юрий Правдин

Источник: Нижегородская правда
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.