“Джон Сильвер”: больше, чем магазин

25.02.2013
Просмотров: 3593

История бизнесмена с 20-летним стажем Сергеем Гундоровым.

Ни для кого не секрет, что в свое время торговым бизнесом стали заниматься люди, которые даже в самом страшном сне не могли себе представить этого. В 90-е годы в торговлю пришли люди из самых разных профессий. Вынудили обстоятельства. Обстоятельства у многих одинаковые: не было работы, нужно было кормить семью…

Лишь некоторые из них смогли превратить торговый бизнес в свою философию, идеологию, если хотите, игру.

На улице Пискунова находится магазинчик “Джон Сильвер". Заглянув в него, вы сразу почувствуете особое настроение. Атмосферу. И даже неважно, приобретете ли вы тут что-то для себя или нет... И, кстати, не пугайтесь черепа. Здесь обитают добрые пираты!

Главный пират —Сергей ГУНДОРОВ. Предприниматель почти с 20-летним стажем.

Из ветврача в педлеры

— Абсолютно осознанно я выбрал профессию ветеринара. У меня не было каких-то особых иллюзий по поводу этой профессии. Я знаю, что такое деревня, — рассказывает Сергей. — И во время обучения на ветеринарном факультете сельскохозяйственной академии желание стать именно ветврачом только укрепилось. Я готов был ехать в деревню, работать в колхозе. У нас были достаточно длительные практики во время обучения. Это была моя мечта, мои искренние желания.

Окончил Академию в 1995 году. Работу я найти не мог. Нигде. Ни в городе, ни в сельской местности. А те немногочисленные предложения, которые были на тот момент, я не мог принять по причине крайне низких зарплат. У меня уже была семья, полуторагодовалая дочка. Сельское хозяйство разваливалось. Животных не на что было правильно кормить, что говорить о лечении. И вообще о необходимости ветврача. Шел массовый вырез поголовья скота.

Все лето искал работу. Еще было предложение устроиться ветврачом на рынок. Деньги предлагали неплохие. Но работа неспокойная. Было очевидно, что основная часть заработка была бы не совсем легальной. Если проще — то взятки. Это абсолютно не мое. И был еще один вариант устроиться (по блату, кстати) в одно из хозяйств, принадлежащих ГАЗу, главным ветврачом. Но надо было “подсидеть" человека, который уже многие годы там работал, был, по-моему, на тот момент пенсионером. То есть опять же: я должен прийти и выжить его. На это я никогда не пошел бы.

Вот так нас, выпускников, встречала взрослая жизнь... Я принял решение найти хоть какую-то работу, а потом вернуться к своей профессии.

...Звонит друг, который знал мою ситуацию. Он увидел по телевизору бегущую строку. В ней приглашались на работу молодые энергичные люди. Зарплата вполне приличная по тем временам. В реальности деньги были не такие. Но что-то надо было делать.

Почти за два месяца работы в этой компании я получил колоссальнейший опыт. Канадской оптовой компании требовались дистрибьюторы. Или педлеры. Как угодно называйте. Это те, кто разносит по всевозможным офисам, заведениям, фирмам разные товары: массажеры, инструменты, фонари и т. д. и т. п. Куда мы только ни ходили: ЖЭКи, детские сады, администрации, парикмахерские. Думаю, все прекрасно помнят, что это такое.

То, что когда-либо и в каком-либо виде буду заниматься торговлей — даже представить себе не мог. Но вынужденно, случайно попав в эту компанию, я многое открыл в себе. Вообще, многие вещи переосмыслил. Оказывается, я могу быть убедительным. Могу быть успешным менеджером!

Конечно, вначале было и стеснение. Но мне стало интересно. В итоге, на мой взгляд, работа в этой компании (а это было единственным местом, где я вообще работал на кого-то в своей жизни) дала мне очень многое. Надо сказать, что, к примеру, более или менее крупные торговые сети, которые тогда стали появляться, мечтали о таких менеджерах, продавцах. К примеру, при трудоустройстве в известную уже тогда сеть магазинов по продаже электроники задавали первый вопрос: предыдущее место работы. Отвечаешь: канадская оптовая компания. Больше вопросов не задавали, сразу брали на работу. Это действительно мощная школа. Это был не просто маркетинг, это были маркетинговые технологии на грани фола. Агрессивная политика продаж. И выдерживали немногие. Некоторые не могли продержаться и недели... Мы их считали неудачниками. Значит не такая была необходимость в деньгах.

Я проработал почти два месяца. Товар был, в общем-то, самый обыкновенный. Фишка заключалась в том, чтобы его не было в других магазинах. Эксклюзив. Люди не знали реальной цены товара, хотя наценки были почти такими же, как и везде. Ну, и другие разные психологические штучки: “покупаете товар — второй бесплатно".

До сих пор могу с уверенностью утверждать, наблюдая за работой сегодняшних менеджеров по продажам, та школа не сравнится ни с чем. Это был, конечно, феномен.

Так я научился продавать. Кстати, это слово среди нас вообще не фигурировало. Мы говорили — “двинуть!"

Я не очень верю в случайности. Это, наверное, закономерная случайность, произошедшая со мной. Благодаря которой я получил уникальный опыт.

После двух месяцев работы мне и некоторым моим коллегам показалось, что этого достаточно. Что мы теперь можем работать на себя. Иметь с продажи единицы товара не 10%, а 50—70%. Последние четыре дня мы работали с той целью, чтобы заработать на свой первоначальный капитал. То есть деньги не тратили.

Нас было четверо. Товар брали в ларьках на Московском вокзале. Решили заняться парфюмерией. В первый же день еще до обеда наш товар был весь продан. Так начались наши самостоятельные “полевые работы". На вырученные деньги взяли товар на неделю вперед. Продали с таким же успехом. Потом стали выезжать за пределы города, в районы. А потом и в близлежащие города — Владимир, Чебоксары, Саранск...

Через полгода поняли, что есть места поинтереснее. Это был конец 1995—начало 1996 годов. Время было не из легких. Денег у людей не было. Мы решили выезжать в города, где развивалась нефтяная или газовая промышленность. Первая дальняя командировка была в Тюмень. В конце 1996 года. Перед Новым годом. В Тюмень мы поехали уже с парфюмерией более высокого класса. Кстати, на тот момент работали уже напрямую с оптовыми складами. И старались заказывать и приобретать по возможности эксклюзивную парфюмерию.

Мы работали по парам. Я со своим другом. Так вот за одну поездку в Тюмень мы заработали на ГАЗель. Это за четыре недели в Тюмени. При этом особых наценок мы не делали. И в таких “нефтяных" и “газовых" городах нас очень хорошо встречали. Кстати, уже в Тюмени мы продали товар раньше, чем рассчитывали. Перед Новым годом железнодорожных билетов не купить. И тогда мы впервые ехали домой в вагоне СВ!

Приехали и купили ГАЗель. Это действительно удобно. И выгодно. И чувствовали мы себя более свободными, без привязки к авто и железнодорожным вокзалам.

В 1996 году у меня родилась вторая дочь. И на тот момент я уже смог позволить снять квартиру со своей семьей, а не жить в двухкомнатной с родителями.

Ездить стали все дальше и дальше. Не просто в крупные города, а непосредственно туда, где добывали газ и нефть. Чуть ли не до Полярного круга доезжали.

Это были очень веселые времена. Но тяжелые. Эти деньги не были легкими. И я бы не стал завидовать таким деньгам. Случалось всякое... 90-е годы. Бандитские времена. У меня был даже лицензионный газовый пистолет. На всякий случай... К счастью, он не пригодился. Хотя вы можете себе представить эти долгие пустынные дороги, где нет ни одного человека. Мороз. Случись что с машиной, и все.

Но мы были молодые, здоровые. К деньгам относились легко. Могу сказать, что это даже превратилось в спорт. Какие-то особые блага нас не интересовали. Мы побивали собственные рекорды. И осознавали, что человеческий потенциал не исчерпаем. Если чего-то очень захочешь, то обязательно добьешься. И сможешь сделать в десять раз больше. Если же сравнить, то, у меня, к примеру, за день выходило столько, сколько моя мама зарабатывала за три месяца.

Когда жизнь — рок

Больше скажу. Мы принципиально не стали вести другой образ жизни. А у нас было очень серьезное увлечение, которое нас объединяло... Объединяло нас с моим другом, одногруппником по Академии и коллегой по работе. Это рок-музыка. У нас даже была своя рок-группа, мы сочиняли сами, пели. Была своя репетиционная база в Гнилицах в частном доме. Около церкви. Начинали мы всегда под колокольный звон... Правда, так нигде и не выступали...

Мы понимали, что вечно такая наша работа продолжаться не может. Бизнес этот дикий. Да, деньги неплохие. Но как они приходили, так и уходили. Потом это тяжело и физически, и морально, и психологически. И, в общем-то, свою жизнь такому занятию никто посвящать не хотел. Стало надоедать.

Надо сказать, что к тому времени о возвращении к профессии ветврача мыслей уже не было... Появились новые идеи. И новые возможности. Казалось бы, совершенно случайно.

В то время в плане рок-музыки существовал некий информационный вакуум. Это касалось не только музыкальных носителей, но и атрибутики, и всего прочего. Каждый как мог доставал музыкальные записи. В Нижнем только образовывались первые рок-гнезда, рок-очажки: около театра драмы, на Черном пруду, возле нынешнего концертного зала “Юпитер".

Был торговый “развал" на Покровке. И именно там мы познакомились с легендарным человеком Аркадием. Сам он родом из Бурятии. Бурятский поэт и художник. Но рано оттуда уехал. Успел поскитаться, пожить в разных городах. И на тот момент осел именно в Нижнем. И был простым продавцом, а вместе с тем рок-фанатом.

Аркадий периодически ездил в Москву за товаром. Его наниматель доверял ему в этом смысле. И из Москвы он привозил нам — поклонникам рока — все, что мы заказывали и даже больше. Потому что в Москве на тот момент уже были оптовые “рокерские" склады, магазины, которые потом стали культовыми. Мы же с удовольствием у него все скупали: начиная с журналов, заканчивая одеждой. Хозяин и не знал, что он еще и этим приторговывал.

Мы с ним очень близко познакомились, сдружились. И, в принципе, Аркаша и зародил в нас новую идею — открытие рок-магазина в Нижнем Новгороде. Да, и открыть мы его хотели под него. Именно Аркаша должен стать первым настоящим рок-продавцом в Нижнем Новгороде.

В своих длительных командировках мы с другом мечтали, обдумывали эту идею. Кроме того, наша покупательская способность была высокая. И буквально за достаточно короткий срок, к примеру, мой гардероб поменялся на сто процентов и состоял из такого рок-контрафакта. При этом работали мы исключительно в костюмах и в галстуках. Это было принципиально. То есть в командировках практически — “белые воротнички", в остальное время — неформалы.

Не очень долго мы вынашивали идею открытия рок-магазина. Кстати, позже узнали, что в некоторых городах подобные уже есть. В течение 1997 года мы принципиально стали копить деньги на осуществление нашей мечты. И это нам очень помогало в уже надоевших командировках.

Все тонкости этой деятельности мы узнали позже, когда всерьез окунулись в это. В марте 1998 года мы торжественно вышли из прежнего бизнеса. И стали планомерно и последовательно готовиться к открытию рок-магазина.

И тут мы поступили крайне не профессионально, что впоследствии нас, в общем-то, и спасло. Не имея еще никакого помещения, мы первым делом осуществили самое приятное для нас: поехали в Москву и закупили товар! С Аркашей, на ГАЗели. И только потом приступили к поиску помещения. В то время было еще много муниципальных помещений, сдававшихся в аренду. Цены были вполне приемлемые за аренду. С нынешними не сравнить. Правда, сдавались помещения в ужасном состоянии. Лично нам пришлось делать капительный ремонт. Мы остановились на подвале, который располагался на Варварке и составлял 60 квадратных метра. Выиграли аукцион. Стали оформлять документы.

Да, мы еще не успели открыться — грянул кризис. Но мы уже вложили наличку в товар. Это нас и спасло.

Ремонт делали сами. Помогали все наши друзья. Рушили стены, строили новые перегородки, прорубали окна, что требовала пожарная инспекция и т. д. Кстати, наш магазин стал первым оформительским проектом для одного из вокалистов известной нижегородской группы “7000$". Именно он вручную расписывал в магазине все стены, пол.

Упоминавшийся мной Аркаша перед началом нового этапа в своей жизни — работы в нижегородском рок-магазине — решил съездить к себе на родину в Бурятию. Дефолт его застал в дороге. Так что о его обратном возвращении мы только мечтали. Он до сих пор живет и творит в Бурятии. Мы с ним в прекрасных отношениях, общаемся через Интернет.

Товар куплен, ремонт сделан. На тот момент у нас не оставалось ни копейки. Все было вложено в новый магазин, торжественное открытие которого состоялось 7 января 1999 года.

“...И если вы спросите, где найти мораль,

Я отправлю свой взгляд в туманную даль,

И скажу: как мне не жаль,

Ей Богу я не знаю, где здесь мораль.

Но если мы живем вот так,

Значит так надо".

Это слова из песни Майка Науменко стали нашим девизом. Девизом людей, которые объединились вокруг магазина. Первый в Нижнем Новгороде рок-магазин назывался “Так надо!". Конечно, это определенная философия или фантазия.

Я больше скажу. Лично я не думал об этом проекте, как о коммерческом. Он был для души. Это были наши мечты, желания, которые мы смогли осуществить. Скептически был настроен к количеству покупателей. То есть ни о какой коммерческой выгоде речи не шло. Сам планировал заниматься еще чем-то. Зарабатывать деньги другим способом. И, в общем-то, думали, что магазин будет существовать на внешнем финансировании.

В результате — больше ничем не занимался, только магазином. Пришлось осваивать азы коммерции, маркетинга, пиара и т. д. Друг мой из бизнеса ушел... Так что дальше — все практически самостоятельно. Стал единственным владельцем. Учиться именно ведению бизнеса я не стал. Все делал интуитивно. Изобретал сам.

Больше скажу, я до сих пор не считаю себя бизнесменом. Не могу назвать себя предпринимателем. Хотя с большим уважением отношусь ко всем предпринимателям, людям, которые решились в нашей стране организовать самостоятельный бизнес. Не знаю, почему.

Может быть, потому, что вот такое наше поколение. И начинали мы не ради денег, а по каким-то идеологическим соображениям, душевной необходимости... Сейчас я уже крепко убежден в том, что при открытии любого бизнеса необходима идеология. Сопричастность. Не знаю, но исключительно ради денег — не интересно.

В финансовом смысле магазин существовал неровно. Первые три года была положительная динамика. Потом пару лет — сохраняли нормальный приемлемый уровень. В конце-концов, все пошло вниз... И этому было несколько причин.

Одна из них: увлеченность людей рок-музыкой не стоит на месте. У молодых появляются новые музыкальные увлечения. А наш рок-магазин задумывался именно как рок-магазин. Настоящий. Без права сделать шаг вправо или влево. В этом смысле, он не был гибким. А, напротив, непреклонным. И таким он просуществовал почти 7 лет. Просуществовал честно, искренне. И, думаю, для многих был не просто магазином, а чем-то большим. Не только для нас. И был он настолько откровенным, что я не считал возможным и нужным приспосабливать именно “Так надо" к новым музыкальным реалиям.

Может быть, мы бы и сохранили его. Уже не для многочисленных в Нижнем рокеров. Пусть в убыток. Задумывалось же, как не коммерческое мероприятие... Но цены за аренду взлетели в разы. Такого позволить себе было невозможно.

Так решилась судьба магазина. Он ушел в историю.

Вокруг Джона Сильвера

В магазине “Так надо" стал появляться некий товар, который не так был востребован на тот момент, но интуитивно я чувствовал, что у него есть перспективы. Я сам уже повзрослел. Думаю, многому научился. Что-то понимал совершенно осознанно, до чего-то доходил интуитивно.

В общем, первый в Нижнем Новгороде рок-магазин “Так надо" закрылся. При этом у меня еще оставались долги за аренду.

Начался другой этап в моей жизни. И тут я уже думал и о получении прибыли. Иначе было невозможно. Менять сферу деятельности не было смысла. И следующий проект в отличие от рок-магазина был “заточен" как коммерчески успешный. И задумывался он как проект более гибкий и мобильный. На перспективу.

Идеология была, но не так ярко выражена. Это уже потом опять все случайным образом совпало...

В общем, оставался товар, главным образом продукция для пирсинга, бижутерия (специфическая, естественно). И я стал открывать торговые точки в крупных магазинах. В декабре 2005 года такая небольшая точка появилась в автозаводском универмаге. Потом вторая, третья. Помню, был период, когда одновременно работали четыре или пять таких точек.

Надо было придумать название. Так как среди товаров было много серебра, появилось название — Сильвер. На ум пришел известный всем персонаж — пират Джон Сильвер. Так и стали называться. Немного позже с названием стала связываться и определенная философия. И на самом деле ассоциаций, дополнительных смыслов и каких-то личных перекличек с этим персонажем оказалось гораздо больше. Так я стал “пиратом". И мне это очень нравится.

Кто такой Джон Сильвер? Кто такие пираты? Прежде всего, это свободные люди. А как они одеваются? Атрибутика? В общем, с роком, который для кого-то умер, а для нас-то нет, общего очень много. Отсюда пошла и пиар-кампания, реклама, сложился общий имидж. Опять же настроение. Идеология.

Одну из последних торговых точек мы открыли в центре города в “Алексеевских рядах". Там и площади были приличные. В конце концов, именно эта точка получила наибольшую популярность и стала самой успешной, что все остальные можно было закрыть. Развитие бизнеса происходило именно здесь. Наращивались объемы, расширялся ассортимент, появлялись новые идеи. Я снова смог достаточно свободно экспериментировать. Первоначальное направление уходило на задний план. Появлялись новые фишки.

К примеру, появились развивающие игрушки. Популярные среди подростков. Это так называемое направление Skilltoys. Инструмент для татуировок, краска для волос. Опять же специфическая. Постепенно сформировался ассортимент, который впоследствии полностью был перенесен в магазин “Джон Сильвер".

Но перед этим мы решили открыть обувной магазин. Опять же обуви необычной. Стали торговать скейтерскими кедами, которые были тогда в бренде. Этот бренд уже перерос свое первоначальное назначение, а история у него интересная. Сложился определенный скейтерский стиль. До сих пор популярный среди молодежи.

У нас появились роликовые кроссовки фирмы “HEELYS". Сначала магазин был исключительно обувной (существовал параллельно с нашим отделом в “Алексеевских рядах"). Позже мы заключили договор с официальным представителем в России обувной компании “CONVERSE". Тоже для нас почетная миссия, так как и у этого бренда огромная и интересная почти столетняя история. CONVERSE — обувь уже культовая. Сначала ее носили спортсмены — баскетболисты, а потом этот американский бренд стал популярным среди музыкантов, голливудских артистов. Кеды CONVERSE дошли и до России. Вообще, про эту марку можно говорить бесконечно долго. “Джон Сильвер" является единственным представителем этой обувной компании в Нижнем Новгороде.

Почти два года назад мы оставили лишь магазин “Джон Сильвер", где весь ассортимент был объединен. Опять же появилась идеология, которая мешала нам существовать в крупных торговых центрах.

Думаю, нас нельзя считать просто магазином. Я не могу заниматься просто торговлей. И, мне кажется, у нас получается торговать не просто интересным необходимым товаром для определенной категории людей. Но и создавать настроение, объединять. Мы ищем эксклюзив во всем. И находим его. Вокруг “Джона Сильвера" образовалась своя аудитория. Это не только подростки и молодежь, но и люди более старшего возраста. “Джон Сильвер" принимает иногда участие в рок-концертах. У нас же можно приобрести билеты на рок-концерты. Мы ежегодно проводим “пиратские" вечеринки — в “День пирата".

И в планах у нас еще много чего интересного и необычного...

Источник: газета "Курс-Н"

Елена ВОСТОКОВА, Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.