На экономии не экономим

12.03.2013
Просмотров: 2092

Повышение энергоэффективности обойдется России дорого.

Правительство утвердило госпрограмму повышения энергоэффективности экономики, пишет газета "Взгляд". Для этого надо привлечь 28 трлн рублей, и это, к слову, на треть дороже, чем гигантская госпрограмма вооружений. Правда, деньги планируется привлечь не из бюджета. «Есть уже немало примеров наличия инноваций в энергетике, но действия людей сводят их на нет», – говорят эксперты.

Правительство в четверг одобрило программу повышения энергоэффективности экономики до 2020 года. «Давайте примем программу и будем действовать по ней», – заявил на заседании правительства премьер-министр Дмитрий Медведев.

Ключевым показателем программы является снижение энергоемкости ВВП на 40% к 2020 году по отношению к уровню 2007 года. Ранее Минэнерго отмечало, что в абсолютных цифрах это 403 млн тонн условного топлива, а с учетом сокращения сжигания попутного газа в факелах – порядка 420 млн тонн у.т.

В Минэнерго считают, что столь существенно снизить энергоемкость возможно за счет активной госполитики, которая будет предусматривать использование таких механизмов, как целевые соглашения с крупными промышленными потребителями по снижению энергоемкости производства, запрет на использование неэффективных технологий и другие.

При этом финансирование программы возросло вдвое в сравнении с первоначальными подсчетами. Как сообщил глава Минэнерго Александр Новак, общий объем финансирования может составить более 28,6 трлн рублей. Тогда как изначально стоимость десятилетней программы без учета развития возобновляемой энергетики оценивалась Минэнерго в 10,5 трлн рублей.

Впрочем, основную часть средств – 28 трлн рублей – должны вложить частные инвесторы. При этом расходы из бюджета сократились: из федерального бюджета планируется потратить лишь 105 млрд рублей (ранее 840 млрд), из региональных бюджетов – 562 млрд рублей (ранее 950 млрд).

Бюджетные средства, по словам Новака, потребуются по двум основным направлениям. «Это реализация программ повышения энергоэффективности, примерно по 7 млрд рублей в год, как это было и в предыдущие годы. Второе важное направление – это завершение реструктуризации угольной промышленности», – отметил министр. По второму направлению средства предусмотрены только на 2013 год, но обсуждается вопрос о 22 млрд рублей, добавил он.

Ранее министерство подсчитывало, что экономический эффект от реализации программы впятеро превысит затраты на ее выполнение. «Выход на снижение показателя энергоемкости позволит увеличить, по оценкам экспертов, ежегодный рост ВВП примерно на 2%», – отмечает Новак.

Целью программы является надежное обеспечение страны топливно-энергетическими ресурсами, повышение эффективности их использования и снижение антропогенного воздействия ТЭК на окружающую среду.

До утверждения программы в ходе заседания вице-премьер Аркадий Дворкович уточнил, что в базе программы все необходимые «вещи» заложены, но есть ряд направлений, по которым решения еще не приняты, но они должны быть приняты в течение ближайших 3 месяцев. После этого они будут включены в госпрограмму. По его словам, речь идет о модели рынка электроэнергетики тепловой энергии, о программе Дальнего Востока и о дополнительных инструментах стимулирования энергоэффективности и расширения конкуренции, которые помогут достичь целевых показателей программы.

Расходуем зря

Под энергоемкостью понимают затраты первичной энергии, отнесенные к величине ВВП. Обычно для сопоставления стран берут не номинальный ВВП, а ВВП, рассчитанный по паритету покупательной способности. Так, энергоемкость ВВП России в 2,5 раза выше среднемирового уровня и в 2,5–3,5 раза выше, чем в развитых странах.

"В России показатель энергоемкости ВВП почти в два раза хуже, чем в США. Здесь сказываются два важных фактора. Первый – это наши климатические условия. Второй – структура экономики. Экономика растеряла значительную часть своих высокотехнологичных достижений, утратила существенную часть машиностроения и металлообработки. В итоге очень большая доля ВВП приходится на ТЭК, энергетику и иные энергозатратные производства», – говорит газете ВЗГЛЯД начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских.

«Отчасти высокая энергоемкость определяется структурой экономики – значительной долей промышленного сектора, неоптимальной логистикой. С другой стороны, значительный вклад вносят потери энергии – прежде всего, тепла и электричества в распределительных сетях. С третьей – все еще высокая доля компаний, использующих устаревшие технологии – от чисто производственных до проектных решений», – отмечает директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг.

Более 90% мощностей действующих электростанций, 83% жилых зданий, 70% котельных, 70% технологического оборудования электрических сетей и 66% тепловых сетей было построено еще до 1990 года. Около четверти используемых в настоящее время бытовых холодильников было приобретено более 20 лет назад. В промышленности эксплуатируется 15% полностью изношенных основных фондов, говорится в госпрограмме.

Первые итоги

Поэтому еще пять лет назад Россия начала реализацию госпрограммы по энергосбережению. Однако пока все идет не так гладко, как написано в программе.

По данным Центра по эффективному использованию энергии (ЦЭНЭФ) России, только в 2011 году удалось остановить негативную тенденцию роста энергоемкости ВВП.

Причем в 2011 году энергоемкость ВВП снизилась на 2,2%, но за счет технологий этот индекс снизился лишь на 1,5%, тогда как в программе стояла задача уменьшить энергоемкость ВВП на 2% (снижение сверх 1,5% происходило за счет других факторов, включая структурные сдвиги в экономике).

«За время кризиса потеряно время для решения задачи снижения энергоемкости ВВП на 40% к 2020 году, которое будет трудно наверстать», – делают вывод эксперты ЦЭНЭФ.

Заметными результатами в сфере энергосбережения и повышения энергоэффективности в России сегодня могут похвастаться лишь госучреждения и жилищный сектор. По информации ЦЭНЭФ, удельный расход энергии в зданиях госведомств за последние четыре года снизился на 14%, в жилых домах – на 6,5%.

С промышленными предприятиями ситуация не столь радужная. По данным ЦЭНЭФ, причина в том, что государство плохо стимулирует бизнес к внедрению энергоэффективных технологий. К примеру, в ЕС в рамках специальных программ компании могут получать от банков «длинные деньги» под невысокие проценты для внедрения энергосберегающих технологий. Тогда как российский бизнес таких возможностей не имеет. Впрочем, в России планируется создать энергетическое финансовое агентство, которое должно заняться привлечением «длинных денег» и частных инвесторов.

Одними инновациями проблему не решить

Для реализации госпрограммы необходимо модернизировать распределительные сети и инфраструктуру ЖКХ, поощрить предприятия к переходу на энергоэффективное оборудование и население – к экономии энергоресурсов, а также провести структурную перестройку экономики, говорит Валерий Вайсбрег.

Но кардинальных изменений и очень больших результатов достичь будет сложно, считают эксперты.

«Задача снижения энергоемкости на 40% даже за десятилетие в сегодняшних ценах кажется слишком трудновыполнимой. И основная сложность состоит в том, что снижение энергоемкости существующих производств требует их коренной модернизации и огромных капитальных затрат», – говорит Подлевских.

Однако России все равно надо продолжать идти по пути повышения энергоэффективности. Хорошим стимулом для снижения энергоемкости экономики является растущая цена на топливо и электроэнергию, что стимулирует бизнес и государство к мероприятиям по снижению энергоемкости и использованию возобновляемых источников энергии. Однако ситуация с низкими ценами вряд ли изменится, замечает Вайсберг.

«Хорошим стимулом могло бы стать участие в Киотском протоколе, однако Россия пропустила наиболее выгодный момент выхода на рынок с проектами совместного осуществления – стоимость углеродных единиц в Европе крайне низка, – говорит Вайсберг. – Уже много лет буксует реформа ЖКХ, и мы вряд ли увидим позитивные изменения в этом секторе в ближайшие годы».

Впрочем, заметно снизить расход потребляемой энергии можно и относительно небольшими затратами. «Здесь можно работать над технологиями теплоизоляции жилых и производственных зданий, культурой сохранения тепла и энергии», – добавляет Подлевских.

Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент», считает, что пока рано говорить о провале госпрограммы, так как она рассчитана на 10 лет и для достижения поставленных показателей еще есть время.

«Не стоит думать, что частный бизнес ничего не делает в этой сфере. Заниматься вопросами энергосбережения и энергоэффективности компании заставили не только законы, но и рынок, конкуренция. Нельзя быть эффективным, если ваши расходы на эти ресурсы высоки», – говорит Баранов.

Поэтому, по его словам, уже много лет компании меняют устаревшее энергоемкое оборудование на новое энергосберегающее, активно ведут энергоаудит, устанавливают приборы учета, разрабатывают и внедряют обучающие и информационные программы по энергосбережению и повышению энергоэффективности среди персонала. Новые здания промышленного назначения и офисные центры строятся с учетом мер энергосбережения, а многие старые активно ремонтируются, чтобы уменьшить потери тепла и электричества.

«Есть уже немало примеров наличия инноваций в энергетике, но действия людей сводят их на нет. Например, многие уже обзавелись энергосберегающими лампами, но не выключают их. Несмотря на все разговоры об энергосбережении, установка приборов учета в стране идет крайне медленно», – говорит Баранов.

Поэтому, по его словам, одними инновациями решить задачи повышения энергоэффективности и энергосбережения не удастся, нужен целый комплекс мер. «И главная мера – изменение психологии и привычек людей», – добавляет эксперт.

Ольга Самофалова, Взгляд, фото: ИТАР ТАСС

Источник: Взгляд. Деловая газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.