«Хорошая архитектура – не всегда дорогая»

25.03.2013
Просмотров: 2987

Интервью с Алексеем Каменюком, руководитель архитектурного бюро «Офис открытой архитектуры».

Архитектор Алексей Каменюк проектирует здания, которые становятся известными.

Так, спортивный корпус «Гимнаст» на ул. Ванеева за год с момента постройки получил атрибуты признания на всех профессиональных конкурсах, в которых участвовал. Автора проекта этот факт не только радует, но и удивляет — от проекта до реализации прошло восемь лет. Настало время проявления нового архитектурного качества среды Нижнего Новгорода. Об этом он размышляет на страницах «Полезной площади».

Область архитектурного

Многих удивляет, что спортивный корпус «Гимнаст» — государственный заказ, что бюджетный объект может быть эстетически содержательным и по-человечески привлекательным. К счастью, он не стал ФОКом. В типологическом ряду таких построек ему нет аналогов в России. В этом смысле появление спорткорпуса училища олимпийского резерва задало новые стандарты для бюджетных объектов. И заслуга в этом не только архитектора, а в первую очередь, к сожалению ушедшего в 2012 году Владислава Тишина — удивительного человека, приложившего огромные усилия для того, чтобы объект был реализован насколько возможно в соответствии с проектом. Столь же серьезной была роль генподрядчика и государственного заказчика, с которым мы прошли путь от некоторой конфронтации вначале до конструктивного и чрезвычайно полезного сотрудничества.

В привычном понимании госзаказ – это «деньги и сроки». Собственно архитектура – тот аспект, на который в этом случае обращают меньше внимания. Но с «Гимнастом» было по-другому, поэтому он и стал узнаваемым для города. То, что он за последние два года получил награды всех мероприятий, в которых участвовал, меня, конечно, радует. Но, с другой стороны, странно ощущать, что объект получает награды спустя десять лет после того, как выполнен его проект.

Спортивная тема в городе актуальна. Одной из последних работ было выполнение предложений по самому крупному из трамплинов уже строящегося комплекса. На начальном этапе его проектировало австрийское бюро. Затем совместно с ООО «НТЦ Ренессанс» мы выполнили редакции этого проекта. Он уникален тем, что вся полоса разгона находится над поверхностью земли и на достаточно большой высоте. Аналогов таких сооружений нет в мире, насколько мне известно.

Еще один крупный проект – Центр художественной гимнастики по ул. Ванеева. Можно сказать, что для города это беспрецедентный по физическим параметрам и технологической насыщенности объект. В нем предусмотрено размещение основного универсального зала на четыре тысячи мест, возможность проведения соревнований уровня чемпионата мира. Инициировано начало проектных работ на волне успеха наших гимнасток на крупнейших международных соревнованиях, в частности, олимпийских играх. В итоге предполагалось, что комплекс сооружений Центра может стать одной из тренировочных баз сборной России, поэтому там все серьезно: четыре тренировочных зала, медиацентр, гостиница, подземная автостоянка на 600 автомобилей. При необходимости пространство Центра может быть трансформировано для целей проведения соревнований по волейболу, баскетболу и другим видам спорта. Проект согласован к дальнейшей работе Градостроительным Советом. К сожалению, сейчас проектные работы приостановлены. «К сожалению» — потому, что при условии реализации пространство Центра имеет все шансы стать одной из визитных карточек города.

Оптимизирующая индивидуальность

Многим нижегородским новым постройкам, на мой взгляд, не хватает эстетической самостоятельности: проявления какого-то действительно индивидуального способа проектного мышления, и условий, при которых оно может быть реализовано. Заказчикам не очень известна область собственно архитектурного содержания работы, ее язык. И как неотъемлемая часть работы над проектом она объективно как бы не существует. Но именно эта область содержит помимо технических, все ограничения и, что важнее, — свободы для реализаций ожиданий заказчика. И, возможно, пришло время знакомиться с этой областью так же, как с экономической составляющей проекта.

А пока это знакомство не состоялось, мы видим в городе отдельные здания, которые соответствуют всем предъявляемым к ним техническим требованиям, но не устраивают никого – ни по эстетическим параметрам, ни по их воздействию на городскую среду. Более того, со временем они становятся определенным контекстом, формирующим некоторые точки отсчета для тех, кто будет проектировать позже. Так задается одна из возможных траекторий понижения планки критериев для городских строений. А ведь может быть и наоборот. В качестве иллюстрации приведу пример с упомянутым выше спорткорпусом. Когда мимо него проезжают горожане, впечатления от этой уже существующей формы несколько меняют характер восприятия актуальности собственно архитектурной работы, насколько мне известно. Надеюсь, постепенно приходит понимание, что сотни миллионов рублей разумнее тратить на то, на что в итоге приятно смотреть как минимум. Люди могут ощущать разницу.

То, что мы сейчас называем городской средой, сегодня чаще всего формируется как следствие перманентных точечных усилий. Более комплексно и универсально работать сегодня не всегда получается. Нередки ситуации, когда здание абсолютно соответствует всем критериям градостроительного регламента, нормам и требованиям согласующих инстанций, но в итоге выглядит, мягко говоря, непозитивно.

Есть и обратная ситуация, когда здание формально может нарушать некоторые требования градостроительного регламента, например, по каким-то физическим параметрам, но при этом сделано исключительно интеллигентно, интеллектуально и органично входит в ситуацию своего участка именно с такими «нарушениями». Любое хорошее здание в городе заполняет «знаком», особым содержанием место, которое формирует. И тогда мы говорим о существовании городской мифологии, связанной с такими зданиями.

Для центральной части нашего города есть ограничение для новостроек — не более шести этажей, и это правильно. Но, представьте, что появляется застройщик, располагающий совсем небольшим участком, например, площадью 200 кв. м. При этом он готов работать с архитектором таким образом, чтобы построить на этом участке нечто особенное. Здание можно поставить на опоры высотой полтора-два этажа, и никакие городские транзиты, сложившиеся исторически, не будут прерываться. Здание изящно, филигранно отрисовано, но имеет, например, превышение по высоте. Конструктивные решения эффективны и выразительны, но все это в целом нарушает градостроительный регламент участка. А если возвращаться к нормам, строение теряет всю свою привлекательность и возможность формирования или развития потенциальной «знаковости» участка в целом. Приняв во внимание его позитивную особенность, вне зависимости от регламента, его можно было бы согласовать и построить, с исключительными условиями согласования Градостроительным советом, например. И Градостроительный Совет имеет такую возможность. Но в номативных документах нет ничего, чтобы именно стимулировало двигаться в этом направлении. Если бы там было написано, что «городской регламент в такой-то части может быть нарушен в таких-то случаях», допустим, «уникальное строение, с затратами на наружную отделку, инженерную инфраструктуру не ниже какого-то количества евро на кв. метр и т.д.», то красивых зданий в городе стало бы больше.

Конечно, нельзя такие исключения автоматически тиражировать, но их потенциальная возможность в отдельных случаях может быть предусмотрена. Это стимул для появления уникальных зданий и тех застройщиков, которые готовы таким образом работать. По своему опыту могу сказать, что сейчас появляется «новая волна» заказчиков — цивилизованные, образованные люди, которые понимают, что качество построенного – это более объемлющая характеристика, чем тоже строительное качество.

Иная эстетика

Я большой отрезок времени не ездил по Нижневолжской набережной — выбирал другой маршрут, а недавно проехал — белоснежная балюстрада и фонари черного цвета, которые там появились, произвели сильное впечатление. Сопоставимое с тем, как если бы я вдруг увидел на известном примере конструктивизма- здании городской администрации наличники XIX века. Казалось бы, все сделано старательно и возможно даже из лучших побуждений. И даже как бы понятен сценарий, но абсолютно исчезло уникальное, присущее именно Нижнему, ощущение открытости города реке, искусственно-организованного пространства — естественному.

Очередная, неубедительная имитация. Нельзя же в 2013 году настойчиво дарить людям эстетику середины девятнадцатого века. Те, кому очень нравится в ней находиться постоянно, могут пойти на Рождественскую – прекрасную брандмауэрную улицу, на Покровку, Ильинскую, отчасти, в Кремль. Не нужно на каждом участке города транслировать эстетические состояния, которые были присущи людям, жившим 150 лет назад. На мой взгляд, это не совсем правильно. Все ценные характеристики среды мы можем реализовывать современными средствами, допустим, техническими: светом, культуросообразным городским дизайном, звуком, наконец.

Придать какому-то участку застройки характеристику полноценного гуманного городского пространства – задача непростая, и с этим в Нижнем часто не идеально. При этом ее реализация совсем не обязательно сопряжена с большими затратами и наличием дорогих материалов. Важен спектр критериев, которые включены в процесс выбора проектного решения. Хорошая архитектура – это не обязательно большие затраты, дорогостоящие материалы и какая-то особенная тема, например, музей или театр. Простое по функции здание из белого силикатного кирпича, определенным образом организованное как форма может стать яркой постройкой. Мне, например, при всем разнообразии интересов, было бы невероятно интересно выполнить проект детского сада — даже из обычного кирпича и штукатурки. И в такой редакции он может быть прекрасно пространственно организован, и детям там будет очень комфортно.

Даже, если вы строите минимаркет на окраине из самых дешевых материалов, вы можете сделать его интеллектуально и, насколько окажется возможным, реализовать важное, на мой взгляд, ощущение присутствия в XXI веке, в цивилизованном городе.

Я не ограничиваю себя какими-то стилевыми предпочтениями. Важнее в итоге — здание с проявленной положительной энергетикой. Это реально ощутимо для всех. Такое здание всегда имеет некоторое реально присутствующее «звучание». Если его объем хорошо сбалансирован пропорционально, пластически, ритмически, найдена представляющая именно его тема, тогда не так важно, к какому стилю это здание может быть отнесено.

Один из моих старших коллег в 1997 году сказал мне: «И чего ты так активничаешь? Все уже спроектировано. Делай проще, деньги зарабатывай!» В определенном смысле он был прав: большинство наших российских «звездных» построек тогда часто воспроизводили в той или иной редакции некие темы, реализованные в зарубежных постройках. Качество работ в наших постройках было ниже, и собственно архитектурное содержание - уже. Но прошло время, и появились очень индивидуальные новые объекты, выражающие особенные условия тех участков, на которых они возникли. Мы, как архитекторы, проживаем свои траектории ситуаций проектов. И в этих траекториях есть очевидная позитивная направленность.

Справка

Алексей Николаевич Каменюк, руководитель архитектурного бюро «Офис открытой архитектуры»,

лауреат международных, российских и региональных архитектурных конкурсов; многократный лауреат Международного архитектурного фестиваля «Зодчество»; лауреат конкурсов Международной выставки архитектуры и дизайна «АРХМОСКВА» 2006, 2007гг.; дипломант 1-й Независимой российской архитектурной премии «ARXAWARDS», 2006г.; обладатель медали Российской академии архитектуры и строительных наук, 2011г.; лауреат премии Нижнего Новгорода в области архитектуры и градостроительства, 2005г.; дипломант российской премии «ЛУЧШЕЕ ЗДАНИЕ ГОДА» - «BEST BUILDING AWARDS 2012», победитель в номинации – «ЛУЧШИЙ СПОРТКОМЛЕКС ГОДА»; премия Нижнего Новгорода в области архитектуры и градостроительства, 2012 г.
Ольга Бадова, Полезная площадь

Источник: Полезная площадь, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.