Нужна бизнес-структура для содержания региональных СМИ

27.03.2013
Просмотров: 1335

Аудитория солидных глянцевых журналов в России небольшая, примерно 100 тыс. человек. Но именно эти люди двигают страну вперед.

Аудитория солидных глянцевых журналов в России небольшая, примерно 100 тыс. человек. Но именно эти люди двигают страну вперед. Любое общество устроено так, что в нем есть активное меньшинство. Героем, деятелем, человеком, который что-то создает, быть гораздо сложнее, чем овощем. И для меня работать для компактной аудитории гораздо интереснее, чем для всей нации.

Я всегда считал, что моя функция — исследовать мир, видеть, чего хотят массы, и быстро это формулировать. Это называется «выявить тренд», а также описать его и исследовать. Наше современное общество до крайности фрагментарно. Мы живем в бесконечном количестве социальных групп и субкультур. Большинство из нас берет в руки газету или заходит на сайт для того, чтобы понять, что есть тенденция, а что — информационный мусор. Времена Одри Хепберн, которая была трендсеттером, прошли. Мне кажется, что функция серьезных средств массовой информации прежде всего в том, чтобы предложить человеку некую анатомию социального хаоса нашей жизни и объяснять ему, что здесь важно, а что нет.

Угроза нового информационного пространства сегодняшней жизни в том, что для обычного человека теряется понятие иерархии знания. Например, во времена, когда я учился, она была достаточно внятной: есть ученые, профессора, эксперты, которые имеют право формулировать, а все остальные должны их слушать, потому что их мнение подтверждено авторитетом научных корпораций. Сегодня же любой блогер или статья в Википедии может стать авторитетом. Это представляет опасность, и об этом надо думать, особенно когда речь идет о воспитании детей. Я говорю своему сыну, что статья в Википедии — это только начало знакомства с темой, благодаря ей можно лишь примерно представить масштаб явления. По-моему, только 20% людей, живущих на планете, открывают вторую страницу в поисковой системе. Один из больших вызовов открытого информационного общества: как объяснить, что надо идти на вторую, третью и другие страницы, а возможно, и в библиотеку.

Можно анализировать многообразие мира, когда ты подводишь читателя к какой-то идее не красивыми эмоциональными высказываниями, а логическими аргументами. Хотя я периодически пишу колонки, в которых, кроме эмоций, нет ничего, и у них, конечно, лайков больше, чем у любого аргументированного текста, потому что люди по-прежнему ценят живые чувства и эмоции.

Я все время ищу авторов из регионов и часто слышу о тех проблемах, которые есть в региональной журналистике. В России не сложилось еще серьезной финансовой силы, которая захотела бы контролировать региональные СМИ. Я работал с компанией Conde Nast, которая является крупнейшим издательским домом мира, и основной ее ресурс — региональные газеты США. Все они независимые и поэтому в свое время были очень популярны и влиятельны. Эти издания могли позволить себе писать правду, потому что не были связаны с региональными элитами, финансировались из Нью-Йорка, где была резиденция Conde Nast. И я думаю, что один из факторов модернизации России — это создание подобной журнально-газетной империи. Конечно, Михаил Прохоров — фигура, более других подходящая на роль руководителя такой империи, потому что у него достаточно денег и желания работать на региональном уровне. Но так или иначе он вступит в конфликт с региональными элитами, здесь много рисков. В России другая политическая система, нежели в США и Европе.

Я бы посоветовал всем, кто работает в СМИ, зависимых от властей, исходить не из того, что вы должны занять некую политическую позицию по тому или иному вопросу, а объединяться вокруг ценностей. Ценность человеческой жизни имеет приоритет перед любыми государственными интересами. Если мы будем это пропагандировать, то рано или поздно изменим сознание масс, в том числе и сознание правящих элит. Я понимаю, что в регионах очень трудно работать с местными элитами, здесь даже другой стиль общения с редакторами, чем в Москве. Тем не менее, если мы будем пропагандировать ценности, а не идти в лобовую атаку на воров и жуликов, то добиться можно очень многого.

Рассуждать о том, почему закрываются медиа-площадки, которые консолидировали вокруг себя ту или иную часть гражданского общества, довольно сложно. Сложно, потому что нанесен серьезный удар по рекламному рынку в виде запрета рекламы алкоголя и сигарет. Для некоторых журналов, в том числе лидеров индустрии, эта реклама давала до 35% доходов. Та ситуация, которая создана законодательством последнего года, фактически ставит средства массовой информации в такое положение, когда любая публикация может стать предметом уголовного преследования и соответственно разных имущественных исков. Если раньше СМИ считались инструментом влияния, то сегодня владельцы понимают, что это, в первую очередь, риск и проще от него избавиться. Имиджевые проекты рискованны, если они занимают некую общественно-политическую позицию и выражают ее внятно и остро.

Мне кажется, что существующим экономическим изданиям не хватает некого шика. Провокационный
путь, который избрал журнал What The Finance, придает ему оттенок модности. Это очень важно, потому что деньги сейчас можно сделать не только на традиционных вещах в виде операций с недвижимостью или энергоресурсами, очень многое зависит от нестандартного взгляда на мир. Мы видим, что Ричард Брэнсон стал миллиардером, в общем-то, на пустом месте. Он просто создал ощущение крутизны вокруг себя. И этот нестандартный взгляд на мир нужно культивировать, в том числе делая издания, которые будят фантазию и раскрепощают.

Николай Усков, Биржа, фото: Биржа

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.