Инвестор и стартапер может быть в одном лице

23.04.2013
Просмотров: 1605

Финансирование стартапов осуществляется по принципу трех F — это fools, family, friends (глупцы, семья и друзья).

Финансирование стартапов осуществляется по принципу трех F — это fools, family, friends (глупцы, семья и друзья). Но на самом деле на заре появления этого термина одна из F трактовалась по-другому, она означала не fools, а founder (основатель), то есть предполагалось, что деньги вкладывают сам учредитель и его близкие. Проблема в том, что инвесторы не хотят себя чувствовать глупцами, финансируя проект, который не «выстрелит».

Недавно в Facebook случился резкий спор, когда стартаперы пытались указать инвесторам на их место, а инвесторы отвечали им тем же. Мне бы хотелось призвать российскую тусовку одуматься, не бросать друг в друга камнями, а просто начать более серьезно относиться к деньгам.

Претензии инвесторов заключаются в том, что стартаперы берут деньги и часто несерьезно к ним относятся: не выстраивают бизнес-процессы, не занимаются контролем, разбрасываются издержками, тратя деньги на удовлетворение собственного любопытства. Инвестор не хочет, чтобы деньги были закопаны, ему надо, чтобы они выросли, поэтому, например, абстрактная наука не является инновационным бизнесом, нужны прикладные решения.

Стартаперы в свою очередь жалуются на инвесторов, которых вместо бизнес-ангелов порой называют бизнес-демонами. Они требуют, как правило, сразу огромную долю в проекте (больше 50%), постоянно лезут с «ценными» советами, так как человек, который сумел сделать деньги, зачастую считает, что он теперь разбирается во всем, даже если он заработал на производстве мебели, а инвестирует в технологии. Проекту нужен год или два, чтобы из идеи на так называемой посевной стадии превратиться во что-то значимое. Через три месяца, как думают некоторые, невозможно начать зарабатывать на инновационном проекте. А инвестор, который пришел совершенно из другой отрасли, например, из торговли, привык к тому, что каждая операция приносит деньги, и ему трудно понять, что стартап нужно выращивать два года с момента появления идеи.

Я считаю, что в одном лице может быть и инвестор и стартапер. Если у нас есть хорошая идея и некие начальные деньги, то, вкладывая их в собственный проект, мы будем к ним относиться очень бережно и все делать с умом. Если же человек «не дорос» до денег, то, может быть, они ему пока не нужны? В западной терминологии есть такое понятие, как bootstrapping — «затягивание шнурков». Смысл в том, что человек, вкладывающий в свое развитие собственные деньги, будет их тратить только на самое важное, а все «хотелки» останутся за бортом. Вероятность успеха такого проекта будет более высока, чем реализованного только на чужие средства. Кто-то скажет: как быть, если есть идея, но нет своих денег? Но почему мы копим деньги на автомобиль или дачу, но не можем накопить на развитие своего проекта?

Глобальная разница между Западом и Россией в том, что у нас все время говорят о каких-то государственных деньгах, госкорпорациях, банке ВТБ, «Сколково» и т. д. За рубежом государство не принимает участия в подобных вещах, там на стартапах работают частные деньги, и мне это кажется более правильным. На мой взгляд, чиновники не способны на риски, они, в первую очередь, думают о защите своего места и своей репутации, не видя зерна предпринимательства, потому что те деньги, которыми они распоряжаются, ими не заработаны.

Мой личный опыт таков, что я деньги из одного проекта выношу в другой проект. В настоящий момент у меня четыре действующих старт-апа в разных стадиях, и я не могу сказать, какой из них действительно станет выдающимся. В реальности проекты на подготовительной стадии не съедают много денег, гораздо больше средств идет на раскрутку, маркетинг, расширение клиентской базы в будущем и т. п. Если на свои деньги сделать проект и привлечь первоначальную группу пользователей, то становятся видны все бизнес-процессы, т. е. монетизация в пересчете на пользователя. Это становится бизнес-показателем, который на следующем этапе можно предъявить профессиональному фонду и привлечь уже более серьезные деньги.

Как понять, какой стартап будет успешен? На самом деле, здесь нет шаблонов, по которым можно сделать более-менее адекватную оценку проекта. Все начинается с идеи. Нужно понять, своевременна ли она и может ли быть воплощена технически. Очень важно успеть «впрыгнуть в поезд», не упустить момент.

В результате каких-то технологических изменений формируется некая ниша. Сначала она виртуальна, идея висит в воздухе, туда направляются предприниматели, желающие эту нишу занять. Кто-то успевает набрать критическую массу пользователей, после чего это технологическое окно, как правило, закрывается, и выбить оттуда лидера уже очень сложно. Сейчас, например, никому не придет в голову создать поисковик, потому что выбить «Яндекс» и Google из этой позиции просто нереально. Технологическое окно, связанное с социальными сетями, я считаю, тоже уже закрыто. Не закрыто окно мобильных технологий, потому что у обычного человека контакт с его мобильным девайсом случается значительно чаще, чем с компьютером. Стали появляться умные телевизоры, очки дополненной реальности Google Glass — все это тоже открывает новые рынки.

Очень большое значение имеет команда: способна ли она выдерживать трудности? Потому что порой приходится работать какое-то время без прибыли, пройти «мертвое поле» — это когда прибыли нет, а расходы есть. Очень часто сразу после старта, который бывает эйфорийным, стартапы попадают в затяжную депрессию. Российская налоговая система в этом смысле тоже работает не в плюс инноваторам, у нас в стране почему-то налоги возникают еще до того, как возникла прибыль. Нам говорят про важность выделения денег на инновации, но лучше освободить инновационные компании от налогов в первые два-три года. От этого будет больше пользы, чем от прямой денежной помощи, потому что вкладывают деньги, как правило, не туда, куда нужно.

Илья Осипов, Биржа №14 от 16 Апреля 2013, фото: Биржа

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.