Регион в провале

25.04.2013
Просмотров: 1645

Мониторинг карстовой активности ложится на представителей бизнеса.

На исследования таких опасных явлений, как оползни и карсты, в бюджете не хватает денег. Между тем последствия природных катаклизмов обходятся дорого, и в первую очередь собственникам провалившейся земли и имущества.

В апреле 2013 года в Бутурлинском районе карстовая воронка диаметром 80 м чуть не разрушила железнодорожные пути, три дома «сползли» под землю. В 2012 году на ликвидацию последствий оползня в Почаинском овраге в бюджете Нижнего Новгорода пришлось срочно изыскивать 100 млн руб. Как отмечают эксперты, полный мониторинг оползневой и карстовой активности не проводился уже много лет.

После бутурлинского провала в информационное поле попало ОАО «Противокарстовая и береговая защита». Это одна из немногих организаций в стране, которые занимаются научно-исследовательской работой по проблемам инженерного освоения закарстованных территорий. Ее представители рассказали «Бирже», что карстовый мониторинг в Нижегородской области был прекращен 30 лет назад. Между тем, как пояснил научный сотрудник предприятия Станислав Махнатов, в регионе около 45% территорий, занятых человеческой деятельностью, являются в той или иной степени карстоопасными, а процесс образования крупных провалов до сих пор в должной степени не изучен.

Наиболее распространены проявления карстов в бассейнах рек Волги, Оки, Теши, Сережи, Кудьмы, Пьяны, Алатыри. В Арзамасе, Дзержинске, Павлове и Сарове закарстовано 90% территорий. В Нижнем Новгороде в основной процент закарстованности попадают Сормовский, Автозаводский, Канавинский районы, а также некоторые прибрежные участки нагорной части вместе с отдельно выделенными участками овражно-балочной системы города.

«Нижегородской области нужен регулярный мониторинг карстов. Вопрос только в том, кто должен им заниматься, — считает председатель совета экоцентра «Дронт» Асхат Каюмов. — Согласно законодательству, проведение мониторинга — это федеральная функция. В ситуации, когда деньги со всех регионов стягиваются в федеральный бюджет, правильно проводить мониторинг за счет федерации».

Эксперт уверен, что организовать мониторинг на волонтерских началах невозможно. «Кто-то должен выступать заказчиком работ. Например, застройщик планирует начать строительство в зоне карстов и заказывает исследование, — предложил председатель совета экоцентра «Дронт». — В данном случае финансовая нагрузка ложится на представителей бизнеса». Каюмов напомнил, что в Нижегородской области много карстоопасных мест. Железнодорожная ветка Нижний Новгород — Дзержинск проходит через зону карстов. Нижегородская АЭС проектируется в карстоопасной зоне. Точную стоимость исследования карстов региона никто не озвучивает. «Цена мониторинга, учитывая закарстованность Нижегородской области, измеряется сотнями миллионов рублей», — подчеркнул эксперт.

Аналитик «Инвесткафе» Игорь Арнаутов заявил, что мониторинг особо опасных промышленных районов Нижегородской области должен производиться в обязательном порядке со стороны предприятий, расположенных в зонах повышенной карстовой активности. «Для сравнения, стоимость мониторинга территорий завода ОАО «Сибур-Нефтехим» в Восточной промзоне Дзержинска составила бы около 1 млн руб., — пояснил Игорь Арнаутов. — За год в Нижегородской области регистрируется два-три карстовых провала, обусловленных действием климатических условий и подземных вод. В 2012 году произошло три карстовых провала: один в Навашинском районе и два в Арзамасском районе. Карстовые обвалы на железной дороге могут произойти на территории Нижнего Новгорода, Дзержинска и десяти районов области. Угрозе возникновения провалов потенциально подвержены 134 населенных пункта, при этом непосредственной угрозе — 51 населенный пункт».

После оползня в Почаинском овраге генеральный директор ФГУП «Волгагеология» Алексей Коломиец заявил, что в течение многих лет из бюджета Нижнего Новгорода и области не выделяются деньги на систематическое обследование склонов и профилактику оползней.

Кроме того, после оползня городские власти вспомнили, что раньше существовали две структуры: МП «Инженерная защита города» и Управление противооползневых работ. Потом обе ликвидировали. В городской администрации создано управление, которое занимается наружным освещением и инженерной защитой города. Оно обнаружило три десятка мелких оползней весной 2013 года. Но достаточно ли этого для всех городских склонов — большой вопрос.

На прошлой неделе глава администрации Нижнего Новгорода Олег Кондрашов поручил провести выездное совещание по трем «проблемным зонам». Это склон парка «Швейцария», овраг напротив дома № 40 по улице Родионова и квартал в границах улиц Октябрьская и Грузинская. По словам Олега Кондрашова, у экспертов появились опасения относительно этих участков. После исследования и будет приниматься решение о финансировании противооползневых работ.

«Что касается угрозы оползней, исследовать опасные склоны город и область могут самостоятельно, — считает Асхат Каюмов. — Объем работы здесь меньше, чем по карстам. Мониторинг необходимо вести системно, так как оползнеопасных мест в Нижнем Новгороде достаточно. К примеру, к ним относится вся Верхне-Волжская набережная».

Между тем Игорь Арнаутов считает, что мониторинг оползней и карстовых провалов не проводится, потому что его стоимость выше, чем стоимость ликвидации провалов. «Также мониторинг не поможет перенести определенное здание или магистральную дорогу в случае выявления высокой карстовой активности, поэтому ликвидация последствий провалов происходит по факту их возникновения», — пояснил свою точку зрения Игорь Арнаутов.

Он также отметил, что высокая стоимость ликвидации оползня в Почаинском овраге связана с его расположением в самом центре Нижнего Новгорода и важностью участка дороги в этом районе.

Александра Архипова, Биржа № 15 от 23 Апреля 2013, фото: архив газеты «Биржа плюс Авто»

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.