Через пять лет обкатки

25.04.2013
Просмотров: 3022

Перейдут ли энергетики, как планировалось, с 1 января 2014 года на рыночные цены для населения? Если тарифы будут отпущены, то россиян ожидает очередная электрошоковая терапия.

Перейдут ли энергетики, как планировалось, с 1 января 2014 года на рыночные цены для населения? Если тарифы будут отпущены, то россиян ожидает очередная электрошоковая терапия.

Источник: газета "Курс-Н"

До сих пор нет и, наверное, не может быть единого мнения о том, насколько эффективной или, наоборот, не слишком успешной оказалась реформированная модель электроэнергетического комплекса страны, которая уже прошла пятилетнюю обкатку после ликвидации РАО “ЕЭС России”. Постоянный эксперт газеты “Курс Н” Борис КЛИМИН, на протяжении всех лет реформы комментировавший ее ход, какое-то время был отвлечен от рынка электроэнергетики на другую деятельность, когда ушел три года назад с поста заместителя генерального директора ОАО “Сетка”. Но недавно возвратился на круги своя, приглашенный на должность начальника отдела продаж компании “НикаЭнергоСервис”. И теперь может, наверное, уже в каком-то более удаленном временном ракурсе высказывать свое мнение по поводу функционирования новой системы.

— Новая модель имеет как преимущества, так и недостатки, но работает эффективно, — считает Борис Климин. — За пять лет многие неполадки были выявлены и исправлены. Реформированная система электроэнергетики корректируется и совершенствуется по ходу ее эксплуатации.

Когда-то на пике реформ было создано некоммерческое партнерство “Администратор торговой системы”, и оно владело всеми вопросами электроснабжения. Сейчас его функции разделились. Есть администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии и мощности (энергетическая биржа) и есть совет рынка. Он раньше состоял из 11 человек, а сейчас в нем более ста членов. Это закрытый клуб, который регулирует рыночные отношения.

Первый вариант рынка получился из бывших АО-энерго, которых 5 лет назад было 363. И они все сразу были выпущены на оптовую площадку. А сейчас их осталось только 70. И условия продаж меняются в пользу потребителя. Раньше предприятию за полгода надо было объявить своему поставщику электроэнергии о переходе в другую энергосбытовую компанию. И за эти полгода заплатить неустойку, возместить поставщику ту прибыль, на которую он рассчитывал. Сейчас такого жесткого регламента уже нет. В договоре написано, что надо предупредить поставщика о переходе в другую компанию, где ему выгодней, за 30 дней. Многое меняется в лучшую сторону.

— А минусы?

— При разделении предприятий по видам деятельности осталось большое количество сетей, подстанций, которые чаще всего от незнания энергетики не смогли приватизировать. И у нас остались бесхозные сети и бесхозные станции. И это серьезно мешает более четкому функционированию системы.

— Когда-то мы с вами говорили, что одна из целей реформы — уменьшить некоммерческие потери электроэнергии. Получилось?

— Таких потерь стало гораздо меньше. В грандиозном энергохолдинге весьма сложно было уследить, где и как воруют. Но если, предположим, у меня одна подстанция, то я сам контролирую каждое подключение к ней, а не кто-то другой. Сейчас я не могу сказать за всю страну, но раньше, по официальным источникам, доходило до 40% некоммерческих потерь.

— На 1 июля 2008 года, когда было ликвидировано РАО “ЕЭС”, возникло согласно статистике 260 новых обществ — генерирующие, транспортные и сбытовые компании. Воровать электроэнергию стало трудней. Но ведь и реальной конкуренции не получилось. Тариф по-прежнему спускается “сверху” в интересах федерального бюджета. Его формирование по-прежнему идет экстенсивным способом.

— Но нет худа без добра. Раньше “Нижновэнерго” само производило электроэнергию, само ее продавало и само ее транспортировало. Гендиректору А. Санникову не было нужды следить, какого качества электроэнергия и как она приходит к потребителям. У них не было альтернативы — только “Нижновэнерго”. И А. Санников мог диктовать им свои условия.

Они брали у “Нижновэнерго” мощность, а какого она качества — никто не знает. И никому нельзя было это качество проконтролировать. Приборы такие нам не давали.

А сейчас они стали доступны. Мало того, при оптовом рынке НП “АТС” создан департамент, который контролирует качество электроэнергии, что идет на рынок. Анализируются токи, напряжение, частотные характеристики. Только после этого новая генерирующая компания может быть допущена к торгам. Раньше ничего этого не было.

— Количество вопросов к реформаторам не иссякает. Почему, например, АСКУЭ БП не приживается? Или как оптовым и розничным покупателям контролировать качество электроэнергии?

— Первый вопрос надо задавать председателям ТСЖ. На уровне отдельной квартиры этот вопрос не решить, слишком много будет различных затрат, связанных с покупкой автоматизированной системы и ее внедрением. А на второй вопрос ответ дает наша компания ООО “НЭС”.

— Из чего же складывается проблема плохого качества электроэнергии?

— Как энергоснабжающая организация мы выбрали объекты с потреблением от 0,5 до 20 мегаватт. Как правило, это чаще всего офисные здания, у них очень много электронной техники, всяких компьютеров и прочего, которые болезненно относятся к плохому качеству электроэнергии. Это может быть скачок напряжения, скачок по току, скачок по частоте. Это надо контролировать, и мы этим занимаемся.
Если мы как сбытовая компания поставляем электроэнергию, то сразу говорим потребителю, что еще и за качеством ее будем присматривать. В случае если обнаружим, что электроэнергия поставлена некачественно, то составляем судебный иск и помогаем предприятию отыграть деньги, фиксируя нарушения специальными приборами. Весь процесс при этом оформляется протокольно.
Другими словами, нужно зарегистрировать скачок напряжения и предъявить его. Совет рынка НП “АТС” проверяет качество поставляемой электроэнергии, а МРСК на своих “входах—выходах” имеет АСКУЭ, которая также регистрирует качество электричества. Откуда же тогда, спрашивается, возникает плохая электроэнергия? След ведет в городские сети, на подстанции, которые никем не обслуживаются, где все оборудование изношено до крайней степени. Вот откуда берется плохое качество.

— А что вас сподвигло заняться качеством электроэнергии?

— На одном из предприятий, где я раньше работал, приобрели суперэкструдер, произведенный в Германии. Привезли его на место, настроили. И тут на соседней фирме сетевики сделали переключение. И на этом экструдере выгорело оборудование, компьютеры полетели, сбилось программное обеспечение. И предприятие никому не могло даже предъявить свои претензии.

Такие проблемы могут быть у многих компаний, которые не имеют финансовых возможностей и специалистов поставить и задействовать приборы, контролирующие те или иные показатели электроэнергии. Как правило, это средний бизнес. Крупный бизнес измерительной аппаратурой, разумеется, обзавелся.

— Громкая проблема, о которой мало говорили в прессе, возникла в связи с появлением Федерального закона № 261 об энергосбережении. Некоторые заводы Н. Новгорода во исполнение закона провели ряд мероприятий по повышению энергоэффективности и стали покупать электроэнергии меньше, чем раньше. Власти сказали им: “Молодцы!” Но энергосбытовые компании заинтересованы в росте оптовых продаж, перевели их на другой тариф. И “молодцы” стали платить больше за меньший объем. Как, на ваш взгляд, отрегулировать в этом случае баланс интересов?

— Тариф не зависит от количества потребленной электроэнергии. Он зависит от мощности и от моточасов, которые ты берешь, от того, как ты используешь рабочее время, потребляя электроэнергию. Надо разобраться сначала, в чем суть твоей экономии и где, с чем непосредственно связан твой тариф, прежде чем затевать всякие программы. На предприятиях, о которых вы говорите, энергетики, вероятно, не разобрались в этой сути и не показали руководству правильное решение.

— Стало быть...

— Можно и сберечь электроэнергию, и остаться в том же тарифе. Получится двойная экономия. Но этим надо заниматься.

— А для населения тем временем приближается срок запланированного реформой перехода на нерегулируемые тарифы. И что произойдет, если предприятия перестанут субсидировать владельцев квартир перекрестным способом?

— Этот узел потихоньку будет развязываться рынком. ТСЖ рано или поздно почувствуют новый тренд и начнут переходить к более выгодным гарантирующим поставщикам электроэнергии, такие уже есть в Н. Новгороде.

— Но где гарантия, что тарифная политика самого привлекательного на сегодняшний день поставщика останется неизменной в течение какого-то времени? И как будут расплачиваться за техническое переобустройство мигрирующие потребители в погоне за меняющимися лидерами более низких цен. Вопросы остаются.
 

* * *

Одно время в Нижегородском инновационном центре энергетики говорили о необходимости независимой экспертизы электроэнергетических тарифов. Но кто будет платить за независимую экспертизу? Оказалось, что некому, кроме самого “Нижновэнерго”, и у него в смете расходов предусмотрена такая статья.

Чего все-таки можно ожидать с 1 января? Сегодня и уже давно структура конечных энерготарифов смахивает на деривативы со ступенчатым наслоением тарифов за генерацию, передачу по сетям, издержек, сбытовых надбавок и чего-то еще, что может составлять основную “политическую” надбавку. Это могут быть исчисленные потребности федерального и регионального бюджетов.
Вопрос стоимости тарифа сводится к состоянию федеральной экономики, а по прогнозам уже осенью нас может ожидать стагнация, темпы роста ВВП уже скорректированы вниз. И еще одна надбавка — энергетические бумаги на ММВБ уже несколько лет показывают самые минимальные значения и не думают подрастать. В такой сумятице вряд ли будет уместно строить прогнозы в пользу населения, а не свободного тарифа.

Правда, в стратегии развития электросетевого комплекса РФ (распоряжение федерального правительства от 3 апреля № 511) просматривается некоторая надежда на снижение тарифов для населения. Созданное указом президента России в конце 2012 года ОАО “Российские сети”, объединившее холдинг МРСК, ФСК и часть городских распределительных сетей, уберет часть перетоков, которые приводили к удорожанию тарифов за транспорт. Появится меньше шансов на завышение тарифов у сбытовых компаний, как-то начнет решаться вопрос с перекрестным субсидированием, о чем долгие годы мечтают промышленники.

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс-Н, фото: Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.