Рынку медицинских услуг не хватает помещений

15.05.2013
Просмотров: 2720

Будущее отечественной частной медицины — за многопрофильными клиниками.

Двадцать лет рыночных отношений не оставили в стороне даже такой социальный сектор экономики, как медицина. С начала 90-х российские доктора охотно переплавляют свой профессиональный опыт и доброе в пациентских кругах имя в звонкую монету. Эксперты обсудили, как уживутся в будущем государственная централизованная система здравоохранения и коммерческая медицина.

Очередное заседание профессионального клуба «Триумф-Эксперт» было посвящено нижегородской индустрии красоты и здоровья. Реформы 90-х годов прошлого века неминуемо должны были коснуться фармпроизводителей, исполнителей медицинских услуг и их потребителей. «Но, по-видимому, изменения коснулись нас исключительно с финансовой точки зрения, то есть прекратилось финансирование медицинских учреждений. В 1990-е мы получили проблемы из-за того, что отрасль здравоохранения не развивалась, инвестиции в нее не вкладывались», — напомнил модератор экспертного заседания Алексей Макаров, заместитель декана кафедры «Бизнес-школа» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде. Тем не менее, эксперты признали, что нижегородский рынок частных медицинских услуг находится в процессе формирования и достаточно высококонкурентен.

Заглянуть в аптечку

У большинства нижегородцев сложилось впечатление, что за 20 лет на медицинском рынке динамичнее всего развивались розничные аптечные сети. Казалось, что аптеки заняли каждый свободный угол. Является ли это бизнес-ответом на внезапное поголовное заболевание россиян, обнаруживших и культивировавших в себе склонность к скупке лекарств, или дело в другом?

Исполнительный директор Нижегородской ассоциации фармацевтов Лариса Запорожская, возглавлявшая первую в Нижнем Новгороде аптечную сеть «Авиценна», вспомнила истоки этого бизнеса: «Если частные медицинские центры получили импульс развития в последние десять лет, то фармацевтический бизнес как раз начался с 1993 года. Первая аптека была открыта на проспекте Гагарина в кинотеатре «Электрон», даже не аптека, а аптечный пункт». По ее словам, сейчас на нижегородском рынке порядка 1,5 тыс. аптечных учреждений, из них 1,2 тыс. — частные предприятия. При этом частные аптеки во многом представлены московским бизнесом. Но нижегородцы не торопятся сдавать поле боя — растут «Ладушка», «36,7», сеть Светланы Иордановой.

Борис Горелик, генеральный директор ГК «Триумф», считает, что причина всплеска аптечной активности — отступление государства с медицинского фронта. «Поскольку о здоровье каждый был вынужден заботиться сам, аптеки стали альтернативными медицинскими центрами, — рассуждает эксперт. — То есть человек идет не в опостылевшую ему районную поликлинику,
где очереди и его никто не любит, и не в частный медицинский центр, где не работает страхование, ценоориентированное на него. Он идет к провизору, который дает ему быстрое решение».

Лариса Запорожская с таким предположением согласна: «В аптечной сети врачи специально приглашаются для того, чтобы проконсультировать, куда обратиться, как себя вести, где сдать анализы».

Фармацевтические монстры

На первый взгляд, аптечный бизнес привлекателен для старта, многие предполагают, что порог входа в него не высок. Видятся быстрая оборачиваемость и высокая востребованность с учетом длительного недофинансирования и отступления государственной медицины. Так ли это?

Директор по развитию проектов аптечной сети «Ладушка» Сергей Уставщиков охладил пыл первоначальных предположений: «За 20 лет этот рынок прошел все стадии. Начинали, как многие, с маленьких киосков, бизнес был очень разрозненный, точки были единичные. Сейчас прошел процесс консолидации: основная масса — это сети, включающие от десяти до 50 точек. Единичных игроков, которые имеют одну-две аптеки, практически не осталось. Они не выжили, потому что государство, отступив на какой-то период, взялось закручивать гайки: ограничение наценок, списки обязательных лекарств. Второй момент — это экспансия московских компаний, которые и покупали нижегородские сети, и органически входили на местный рынок». По его словам, рентабельность фармацевтического ритейла очень невысока. Этот бизнес, хотя и имеет высокие обороты, не очень прибылен. Порог вхождения в него высок: лицензия, специальный персонал, оборудование, поиск площадей с длинными договорами аренды и т. д. Не всем для открытия очередной точки подходят торговые центры, где, как правило, всего лишь годовые договора. Поэтому многие аптечные сети балансируют на грани рентабельности.

Весьма умеренные доходы аптечных сетей стали для многих откровением. Соответственно напрашивается вопрос: а деньги где?

Лариса Запорожская отвечает, что рентабельность фармацевтического бизнеса принадлежит производителям, это они управляют распределением между производством, дистрибьютором и розницей. «А так как в рознице огромные затраты на персонал, который обладает специфическими знаниями и себя ценит, рентабельность должна быть развенчана в обществе. Многие смотрят на владельцев аптек как на людей, зарабатывающих деньги, а на самом деле на нас зарабатывают большие фармацевтические концерны. Они управляют нашим сознанием и рекламой», — таков вердикт эксперта.

Шаг в ОМС

Медицина прошла большой путь от разрозненных стоматологических и гинекологических кабинетов до крупных современных многопрофильных медицинских центров. Сейчас в регионе насчитывается 142 частные клиники, более половины которых — многопрофильные. Исполнительный директор Ассоциации нижегородских частных медицинских центров Оксана Данилова считает это хорошим знаком, потому что от здоровой конкуренции выигрывает пациент, который голосует рублем.

«Если раньше частная медицина в основном охватывала премиум-класс, то сейчас она делает более доступными услуги для среднего класса. По последним данным, на премиум-класс отводится только 9% рынка, на средний класс — порядка 78%, на эконом-класс — 13%. Следующим шагом мы видим развитие и вхождение в ОМС — это значит сделать медицинскую помощь еще более доступной, но при этом оставить качество на уровне», — говорит эксперт.

Борис Горелик поделился своими наблюдениями за тем, как эволюционировал запрос медицинских учреждений на коммерческую недвижимость за полтора десятилетия. «В конце 90-х к нам приходили врачи, решившиеся оторваться от государственной медицины и нашедшие себе спонсора, покупающие квартирку под частный кабинетик на двух-трех человек, — вспоминает эксперт. — Это мог быть частный гинеколог или стоматолог — там услугу полного цикла можно оказать в одном кабинете. Запрос формировался на уровне 50–70 кв. м. Сейчас к нам приходят не врачи, а «зубастые» менеджеры, которые просят 2–4 тыс. кв. м. Это может быть специализированный медицинский центр, наркоклиника со стационаром и реабилитационным центром, либо многопрофильные центры, изначально ориентированные на страховую медицину».

Аптеки же продолжают искать 70–100 кв. м, всем нужны трафиковые места и длинные договора. Но некоторые эксперты заявили о том, что аптечному бизнесу катастрофически не хватает PR- и GR-позиций. Объединяться в активные ассоциации аптекари не спешат, на национальном уровне лоббировать их интересы просто некому. А на пороге принятие решения о том, что можно будет продавать безрецептурные таблетки в супермаркетах — это иной уровень накладных расходов и логистики. Не получит ли в результате бессловесный и скромный провизор удар под дых от большого и всеядного продритейла? Аптечные бизнесмены должны серьезно побеспокоиться о своем будущем.

Лариса Запорожская говорит, что Нижегородская ассоциация фармацевтов не бездействует: «Последние три года мы проводим конференции, собираем все пожелания и пишем в правительство обращения, на которые абсолютно никто не реагирует. Для этого нужна харизматичная личность, силы, время и в любом случае финансы, потому что добиться чего-либо без денег даже в государственной власти сложно. Нас не слышат. То, что мы выполняем социальную миссию, вспоминают только тогда, когда надо проверить ценовые моменты, ассортимент или недостаточность обеспечения в льготном секторе лекарств».

Поликлиника против частной практики

Эксперты единодушно признали, что уровень медицины со временем повышается, и выразили надежду на то, что государство не будет портить рынок различными законодательными инициативами, а станет поддерживать идею о фармацевтическом страховании, как на Западе. В рамках ГЧП будет финансироваться высокотехнологичная помощь населению. А профилактическая медицина выйдет из темного угла государственного сознания и заявит о себе как о социально важном аспекте.

Вполне возможно, что в ближайшие пять лет мы увидим наряду с районными поликлиниками аналогичного конкурента — сетевые федеральные и местные центры, которые будут распределены не только на двух-трех городских магистралях. Как в каждом районе есть два-три супермаркета, так будет несколько медцентров. Сходные процессы будут происходить и на рынке фитнес-услуг. Старение населения объективно заставляет инвестора приносить деньги в индустрию, обслуживающую здоровье.

Рост числа частных клиник пока неоспорим. Но что будет потом? Не последует ли вырождение «крупняка» до уровня кабинета с двумя-тремя врачами, выполняющими функции семейного доктора?

Алексей Мусиенко, генеральный директор ИД «МедиаГид» высказал предположение, что частные клиники вряд ли будут отмирать, учитывая тот факт, что государство постепенно начинает снимать с себя нагрузку в сфере здравоохранения и перекладывать ее на бизнес.

Лариса Запорожская иначе комментирует подобную перспективу: «Вряд ли государственная структура будет уменьшать свое влияние, потому что сейчас как раз идет структурирование в государственном секторе: выживают те главные врачи лечебных учреждений, кто обладает навыками менеджмента, экономическим мышлением. За два года в государственную медицину пришло 993 специалиста. Я думаю, что будут и крупные клиники, где хороший менеджмент, и частные маленькие кабинеты разных специалистов».

Инна Коробкова, Региональный директор Danone Baby Nutricia

Когда мы начинали, в России было восемь врачей, которые развивали идеологию правильного детского питания. Сейчас только компания Nutricia насчитывает более 160 врачей. Нижний Новгород отличается от других городов тем, что культура грудного вскармливания у нас достаточно низкая. В таких городах, как Самара, Казань, Ульяновск, есть несколько центров грудного вскармливания, где мамы могут получить консультацию.
В Нижнем Новгороде пока два таких центра.


Юрий Иванов, Директор стоматологической клиники «Сфера плюс»

За 20 лет изменились в первую очередь технологии. Они сегодня позволяют врачу не только выбирать, но и отсеивать то, что не совсем подходит в той или иной ситуации. Я занимаюсь практикой и могу сказать, что изменилось взаимоотношение врач — пациент: если раньше пациент искал врача, то сегодня врач ищет пациента. Это тоже накладывает свой отпечаток на структуру лечебных, в частности стоматологических, учреждений.

Наталья Пчелинцева, Биржа №17 от 14 Мая 2013, фото: isurgery.ru

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.