Дорогая моя Россия

13.06.2013
Просмотров: 1757

Почему наши люди предпочитают затариваться за рубежом?

— Смотри, какой классный я себе галстук за штуку баксов купил.

— Ну ты и дурак! Я себе точно такой же приобрел за две.

Газета "Нижегородская правда" попыталась разобраться, почему россияне не по своей воле все чаще становятся героями этого «бородатого» анекдота: по какой причине идентичные импортные товары широкого потребления у нас стоят заметно дороже, чем за границей.

100 тысяч для «швейцарца» не деньги

По результатам опроса исследовательского холдинга «РОМИР», 12 процентов россиян предпочитают ездить за покупками за границу. Как оказывается, неспроста. В качестве некой лакмусовой бумажки мы выбрали часы всем известной швейцарской марки и, сравнив цены на них в наших магазинах, и ради чистоты эксперимента, не в стране-производителе, а также у эскпортеров, но из Франции, пришли к выводу: там действительно дешевле. Разница в переводе на рубли более 100 тысяч за один экземпляр (280 тысяч в России против 4200 евро (по курсу 176 тысяч рублей). Так, может быть, как раз в курсе валют все и дело?

Уже достаточно давно СМИ трубят о сложной финансовой ситуации, девальвации рубля и прочих неблагоприятных макроэкономических процессах. Значит, причиной такой переплаты служит искусственное завышение Центробанком курса рубля? В качестве эксперта в этом вопросе мы выбрали председателя правления ОАО «НБД-Банк» Александра Шаронова.

— Искать связь между этими фактами не стоит, — говорит он. — Получается что-то вроде «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Все товары за рубежом приобретаются за иностранную валюту, поэтому в данном случае играют роль только тонкости прохождения таможни, тарифы и прочее — курс рубля никакого отношения к этой процедуре не имеет.

В общем, получается, все дороги ведут… на таможню.

Пограничный барьер — дело хлопотное

Значит, прояснить ситуацию может только непосредственный участник процесса. За информацией, что называется, «из первых уст» мы обратились к одному из специалистов организации-таможенного представителя.

— Затраты коммерсанта, связанные с прохождением таможни, можно разделить на несколько категорий, — говорит он. — Это транспортные расходы, таможенные платежи (их существует несколько видов), расходы на разрешительные документы, таможенного представителя и склад временного хранения. Общая сумма зависит от того, к какой категории относится товар: для каждой из них предусмотрены свои тарифы. Возьмем, к примеру, те же часы, пусть они будут не очень дорогие, к примеру 100 евро.

Сотрудник берет бумагу и быстро приплюсовывает к этой стоимости расходы по всем названным пунктам. В результате получается цифра 140.

— На выходе мы имеем, что себестоимость нашего аксессуара вырастает на 40 евро, — отмечает он. — И это без учета непредвиденных затрат. Например, если возникли какие-то проблемы при оформлением документов, товар может пролежать на складе временного хранения несколько месяцев, а то и лет. Между тем за каждый день пребывания там наших часов придется выложить энную сумму денег.

Как выясняется, возможных причин таких «простоев» предостаточно. Известно, что у каждого бренда есть правообладатель, и по действующему законодательству таможенный орган должен письменно уведомить его о том, что партию товара соответствующей марки провозят через границу. Разумеется, на решение подобных вопросов уйдет немало времени.

В общем, растаможка — дело хлопотное. Но только ли в пограничных барьерах дело?

Бессребреники и алчные хапуги

С помощью Нижегородстата попробуем разобраться со святая святых розничной торговли — торговой надбавкой. Как показали статистические исследования, в первом квартале 2013 года владельцы нижегородских магазинов плюсовали к оптовой цене чуть ли не по-божески: всего-то от 16 до 30 процентов. Так поступали три четверти попавших в обследование организаций (всего 82).

Почти 10 процентов респондентов ограничили предел своих аппетитов половиной от первоначальной стоимости товара. Нашлись как бессребреники, заявившие о том, что они, как в Европе, набавляют не более 5 процентов (3,2 процента), так и «хапуги алчные», уверяющие, что и 70 процентов наценки всех их расходов «не отбивают».

Что касается «хотелок» розничной торговли, то и здесь представители одного и того же вида деятельности между собой договориться не могут. Одни настаивают на том, что и нынешней исторически сложившейся вилки в 16–30 процентов и для возмещения затрат, и для получения прибыли вполне достаточно. Другие же, их большинство, уверяют, что без 30–50 процентов наценки им никак не прожить. По-прежнему есть и те, кто продолжает мечтать о 70 и более процентах.

Для нижегородцев же выход, похоже, остается только один. Сейчас лето, а значит, можно совместить приятное с полезным: заграничный отдых с шопингом по иностранным магазинам. Глядишь, учитывая наши цены, и путевочку удастся оправдать.

Мнения

Андрей Белоусов, глава Минэкономразвития РФ (в интервью газете «Московский комсомолец»):

— Стоимость товаров в России так высока, потому что у нас такая торговая культура. Наш покупатель, к сожалению, привык к подобным ценам. И это позволяет продавцам и посредникам накручивать маржу, которая иногда измеряется в сотнях процентов. Ничего страшного в этом нет. Можно назвать это жадностью. А можно — правильным расчетом: если люди готовы платить, то почему бы и нет?

Речь идет об интересном психологическом феномене, который характеризует не экономическую реальность, а наше отношение к деньгам. На глазах сейчас происходит открытие России иностранным бизнесом. Слухи, что в России уже можно заработать, особо не рискуя, начинают распространяться по миру. Так что если ничего сильно плохого не произойдет, то лет через пять цены в наших магазинах будут примерно такими же, как в Праге и Берлине.

Владимир Хорошилов, директор департамента поддержки программ экономической интеграции ТПП, НО:

— На самом деле вопросов очень много. Например, вопреки ожиданиям после вступления России в ВТО и понижения таможенных пошлин мы не наблюдаем понижения цен.

Почему? Эффект от вступления мы почувствуем лишь через несколько лет. До 2016 года уровень таможенных пошлин на промышленные товары снизится с 8,5 до 6 процентов, на продовольственные — с 11,2 до 8,7.

Полина Кульбякина и Константин Реданов, Нижегородская правда

Источник: Нижегородская правда
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.