После застройки экологией не машут

18.06.2013
Просмотров: 1467

Некие могущественные структуры, воспользовавшись ситуацией, упорно копают под областной инвестсовет.

На днях директор управляющей компании «Запо­ведный край» Михаил Пяткин провел пресс-конференцию по поводу возможного начала строительства коттеджного поселка в Арзамасском районе, пишет "Новая газета" в Нижнем Новгороде".

Экологи «проснулись» по весне

«Новая» в Нижнем» не раз уже писала о конфликте предпринимателя, прокуратуры и чиновников. Вкратце суть конфликта изложим так: в 2010 году областной инвестиционный совет одобрил заявку предпринимателя Пяткина о строительстве в Арзамасском районе коттеджного поселка «Заповедный край». Вышло соответствующее постановление областного правительства о переводе земель сельхозназначения в земли населенных пунктов и разрешение на строительство от администрации Арзамасского района. В начале 2012 года на окраине села Пустынь началось строительство, которое было моментально опротестовано представителями областной прокуратуры. Прокурорские работники утверждали, что строительство ведется на территории Пустынского государственного заказника, который был создан решением областного совета народных депутатов в 1984 году, а потому должно быть запрещено. В сентябре 2012 года Арзамасский городской суд удовлетворил иск прокурора Арзамасского района, запретив Пяткину строительство на приобретенных им землях. Однако суд Нижегородской области 25 декабря 2012 года отменил решение суда города Арзамаса.

Мы решили вернуться к «делу Пяткина», потому что в нем как в зеркале отразились многие проблемы взаимоотношений бизнеса и власти. Отдельная тема — борьба и вражда чиновничьих структур между собой, жертвой которой в итоге стал ничего не подозревающий о внутричиновничьих и политических раскладах представитель бизнеса. Ситуация просто абсурдная: инвестиционный совет и правительство Нижегородской области одобряют в 2010 году заявку Пяткина, но через два года представители областного министерства экологии и природных ресурсов вкупе с представителями регионального департамента лесного хозяйства выступают в суде города Арзамаса на стороне прокуратуры, требуя строительство запретить. В этой связи возникает несколько вопросов. Первый — где эти чиновники были раньше со своими претензиями, когда инвестиционный совет собирал отзывы о проекте Пяткина от подразделений областного правительства? Выходит, что в 2010 году экологи не возражали против строительства возле села Пустынь, однако менее чем через два года неожиданно прозрели? Второй вопрос — неужели чиновники минэкологии не знакомы с понятием субординации между начальником и подчиненными? На суде в Арзамасе зачитывается официальная точка зрения правительства Нижегородской области, согласно которой Пяткин может строить там, где он начал строительство. Однако, когда на том же суде чиновники того же областного правительства открыто выступают против официальной точки зрения своего руководства, поддерживая требования прокуратуры, ситуация выглядит как минимум странно. Быть может, кого-то замучила совесть?

«Деньгоемкое» дело

Суд Нижегородской области аннулировал решение суда города Арзамас главным образом потому, что Пустынский заказник в настоящее время не поставлен на кадастровый учет. «В 1984 году, когда вышло постановление областного совета народных депутатов, межевание земель на территории заказника никто не делал, поэтому о кадастре и речи не было, — говорит Михаил Пяткин. — В 2006 году появилось постановление правительства Нижегородской области, согласно которому земли села Пустынь и земли колхоза не входят в заказник. В 2010 году инвестсовет одобрил заявку о переводе земель сельхозназначения в земли населенных пунктов. На тот момент министерство экологии, видимо, все устраивало: никаких замечаний к решению областного правительства они не высказали, никуда не пожаловались, хотя в постановлении правительства было сказано русским языком — «земли переводятся в целях малоэтажного строительства». Сегодня экологи посчитали, что земля входит в состав заказника, поэтому строить там ничего нельзя. Проблемы у бизнеса возникли потому, что чиновники областного министерства экологии не выполняют свои прямые обязанности на протяжении многих лет. А именно они были обязаны внести в кадастр объект природоохранной территории, но этого не сделали. Когда я покупал земельные паи у колхозников, в этих паях не было никаких ограничений, касающихся природоохранной территории. Экологи почему-то возбудились только тогда, когда были потрачены деньги на строительство. Проблема будет возникать снова и снова, потому что подавляющее большинство заказников в Нижегородской области до сих пор не поставлено на кадастровый учет. Чиновники снова будут задним числом пытаться воевать, говоря предпринимателю: «Ты построил дом в заказнике».

«По мнению областного суда, заказника нет потому, что в государственный кадастр недвижимости он не внесен, — говорит руководитель экологического центра «Дронт» Асхат Каюмов. — Но закон «О государственном кадастре недвижимости» был принят только в 2007 году, поэтому на момент создания заказника его, соответственно, просто не было. Нигде в законе не записано, что если объект еще не включен в кадастр, то он прекращает существование. Как известно, внесение объекта в кадастр — дело деньгоемкое, а бюджет не безразмерный, поэтому нечего удивляться, если за 5 лет не удалось поставить на кадастровый учет все 400 с лишком охраняемых природных территории Нижегородской области. Областной суд даже не принял во внимание решение Верховного суда России по аналогичному делу, где в сходных обстоятельствах было сказано: «само по себе отсутствие в государственном кадастре недвижимости сведений об охранной зоне не означает, что данная зона не была установлена», резюмирует Каюмов. Значит позиция бизнеса, которая свою версию событий излагает, опираясь на отсутствие земель в кадастре, может быть весьма шаткой.

Прокуратура пугает людей

«В большинстве случаев граница заказника сегодня определяется словесно, — сообщил заместитель директора Нижегородского филиала ФГУ «Ростехинвентаризация» Михаил Румянцев. — Следующее поколение начинает считать, что граница чуть дальше или чуть ближе. У нас до сих пор много неустановленных границ и у заводов, и у садовых участков, и у заказников. Денег в бюджете вечно не хватает, поэтому четких границ, отраженных в кадастре у таких вот заказников нет. Перевод земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения в земли населенных пунктов с целью последующего малоэтажного строительства стал особенно массовым несколько лет назад. Бизнес очень быстро понял, что колхозные земли брошены и ничего не стоят. Огромное поле можно было купить если не за бутылку, то за несколько тысяч рублей. Отказы в переводах земель бывают, и довольно часто. Связаны они, как правило, с плодородностью земель. Если плодородность земли выше неких средних значений, такая земля не будет изыматься из оборота. Другой момент — такой перевод должен быть предусмотрен генеральным планом развития территории. Когда переводом земель сельхозназначения занимаются предприниматели-дилетанты, они, как правило, покупают поле размером, например, в сто гектаров, думая про себя: «Сейчас порежу все на кусочки и продам». Другое дело, что не продав быстро землю, эти же люди пытаются перевести свою землю обратно в сельскохозяйственную. Дело в том, что размер земельного налога на земли разного назначения отличается в разы».

«На сегодняшний день участки в коттеджном поселке «Заповедный край» не раскупаются, потому что прокуратура пугает людей дальнейшими разбирательствами, — говорит Михаил Пяткин. — Прокурорские работники в полном смысле слова «кошмарят» моих покупателей возможной кассацией, которая, кстати, отменить решение областного суда уже не сможет, а может только указать на ошибки в деле. Кто же отдаст миллион рублей за участок, который, не дай бог, у него потом отберут? Прокуратура могла подавать кассацию в течение шести месяцев после решения суда, то есть до 25 июня, но они, как мне кажется, избрали другую тактику — убить проект финансово. Каждый месяц простоя строительства вносит в реализацию проекта определенные сложности, потому что взятые мной кредиты еще никто не отменял. Зачем прокуратуре это нужно? Видимо, прокурорские работники так понимают честь мундира. Я на сто процентов уверен, что кассационная инстанция, если кассационный иск и будет подан, откажет истцу, поэтому в течение одного–двух месяцев вопрос будет окончательно закрыт. Кстати, в случае неблагоприятного исхода мои возможные убытки и убытки моих клиентов будет возмещать администрация Арзамасского района, которая выдала разрешение на строительство».

Сергей Анисимов, Новая газета в Нижнем Новгороде, фото: www.zapovedniy-kray.ru

Источник: Новая газета в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.