Под знаком “Сильвы”

02.07.2013
Просмотров: 2893

В последние годы развитию производительных сил в районах области уделяется повышенное внимание.

В последние годы развитию производительных сил в районах области уделяется повышенное внимание. Особенно это касается так называемых моногородов. Богородск таковым не считается, здесь стараются развивать различные отрасли, среди которых благодаря усилиям ООО “Сильва” можно смело выделить мебельное производство.

Источник: газета "Курс-Н"
 
История компании насчитывает два десятка лет. В теперь уже далеком 1992 году все начиналось с небольшой мастерской в одном из гаражей Нижнего Новгорода. Сегодня на двух производственных площадках в Богородске изготавливают качественную мебель нескольких сотен наименований — корпусную, мягкую, гостиничную, кухонную. Ежегодный оборот компании приближается к 1 млрд рублей. Автором богородского чуда можно по праву назвать основателя бизнеса, генерального директора ООО “Сильва”, заслуженного мебельщика России Гарика Гамаяковича Календжяна. Во многом благодаря его настойчивости удалось собрать коллектив единомышленников, наладить высокотехнологичное производство, продукцию которого хорошо знают практически по всей России.
 
— Гарик Гамаякович, что сегодня представляет собой мебельная компания “Сильва”?
 
— Это две фабрики по производству мебели, оснащенные самым современным оборудованием. Это коллектив более чем в 700 человек. Объединение выпускает практически полную линейку мебельной продукции. По объему производства мы входим в первую десятку мебельных производств России, а по ассортименту продукции, думаю, занимаем одно из первых мест в стране. В основном в России узконаправленные производства — одни делают мягкую мебель, другие — корпусную, третьи — немного того и другого. У нас же охвачен весь сегмент мебели, кроме стульев. По корпусной мебели у нас сотни наименований. Но и по мягкой приближается к сотне.
 
Вот посмотрите… — Календжян достает красиво оформленный каталог внушительной толщины. — Такая стратегия легко объяснима. Мы стремимся к тому, чтобы клиент мог в одном месте купить полный набор мебели и тем самым полностью обставить дом, квартиру, иное помещение, что называется, “под ключ”. Со своей продукцией мы присутствуем практически во всех регионах России, причем речь идет не только об областных центрах, но и о малых и средних городах. Отгружаем продукцию и в страны СНГ. В былые годы осуществляли поставки и в Европу, но сегодня не поспеваем охватить запросы российского рынка, поэтому пока прекратили экспорт в дальнее зарубежье.
 
— Не ошибусь, если скажу, что за прошедшие 20 лет “Сильва” серьезным образом изменилась.
 
— Безусловно. Скажем, до 2000 года у нас в значительной степени присутствовал ручной труд. Не случайно в конце 90-х только на производстве корпусной мебели работало до 1500 человек. Тогда у нас не было возможности покупать очень хорошее оборудование. Ведь мы создавались с нуля, на голом месте. Но все, что зарабатывали, вкладывали в производство. Сегодня у нас в основном немецкое оборудование, пожалуй, самое надежное, самое современное. Конечно, пришлось побывать на многих выставках профессионального оборудования, подбирали то, что нам надо. В прошлом году на фабрику приезжали немцы в рамках совместной программы с НБД-Банком по обеспечению модернизации производства — Европа выделяла средства банку, банк кредитовал малый и средний бизнес. Они и нам хотели предложить задействовать эту схему для модернизации мебельного производства, но, взглянув на наши цеха, сказали, что не туда зашли — у нас и так все на европейском уровне. Я этим горжусь, и это заслуга всего коллектива. Конечно, культуре производства необходимо обучать. Поначалу вывозил сотрудников на обучение в Германию, потом они уже здесь других обучали. Трудятся у нас в основном богородчане, но также и жители Нижнего Новгорода — это, собственно, костяк команды — люди, которые работают здесь уже по 15—20 лет. Два автобуса ежедневно привозят их на работу в Богородск. Работаем в 3 смены. В цехах и на складах — никакой пыли и грязи. Человек должен работать в достойных условиях — это наш основополагающий принцип. Когда на нашей основной производственной площадке построили новые цеха, то сразу обеспечили людей горячей водой, душевыми. Есть своя фабричная столовая.
 
— На рынке нет недостатка в предложении мебельной продукции, конкуренция очень серьезная. Как в этих условиях удается не просто выживать, а еще и наращивать объемы производства и продаж?
 
— На самом деле слагаемых успехов много. Только до осознания этого не сразу доходишь, нужны годы упорной работы. Я ведь сам не мебельщик по образованию — в свое время закончил Московский горный институт, жизнь заставила изменить поле деятельности, поэтому много учился, и, конечно, на первых порах приходилось работать по 18 часов в сутки.
 
В производстве и корпусной, и мягкой мебели много тонкостей. Что лежит на поверхности — исходные материалы и качество сборки. Сегодня мы не делаем ставку на самые дорогие материалы, а ищем изюминку. Из тех же материалов, что используют многие, надо сделать то, что нет у других. Кроме того, есть много декоративных отделочных материалов, которые нужно применять. Вот видите, — Гарик Гамаякович показывает в каталоге модель корпусной мебели, фасад которой освежают изящные “кружева”. — Что это по вашему? Специально из Англии привезли станок, который фрезерует деталь, затем через пресс пропускается пленка, потом специальный станок заливает сделанные пазы специальным составом. Вот это и есть изюминка, которая мало кому из производственников доступна. Это придумали наши технологи. Нагрузка на технологов и дизайнеров у нас значительная. Мы обновляем коллекцию каждый год процентов на 30, а в кризисный 2009 год — аж на 90 процентов. Тогда пришлось пересмотреть всю линейку, поскольку изначально производство было рассчитано на покупателя среднего достатка, но из-за кризиса покупательная способность уменьшилась. Вот такая тактика позволила нам безболезненно пережить сложное время.
 
Конечно, конкуренция на рынке чувствуется. Но мы этого не боимся, главное вовремя перестраивать производство, обновлять ассортимент, делать то, что востребовано рынком. Сама по себе конкуренция полезна, проблема в том, что на местах появляются мелкие производители, порой это фирмы-однодневки, которые “ломают” рынок. Они приобретают наши изделия, разбирают на составляющие и просто копируют. При этом их качество сильно хромает, но в цене она будет более привлекательной. Пока люди разберутся, что к чему — мы несем убытки, теряем клиентов. Поэтому сегодня мы еще идем и по пути создания такой мебели, которую не может выпускать мелкий доморощенный производитель. Это касается как корпусной, так и мягкой мебели. Например, мы закупили оборудование, которое не могут себе позволит эти “перепильщики” — швейные машинки по 2—3 млн рублей каждая. Мы уходим в сложный сегмент, чтобы в какой-то степени уйти от неподобающей конкуренции. И нам это удается. Да, это затратно, но зато мы выделяемся из общей массы, мы — узнаваемы.
 
— Но чтобы наладить производство новой продукции, наверное, требуются устойчивые объемы сбыта?
 
— Современные станки позволяют быстро переналаживать производство. Станки оснащены компьютерами. Технологи, когда разрабатывают модель, автоматически забивают головной сервер соответствующей информацией. И если какому-нибудь станку на распиловку или фрезеровку требуется конкретная деталь, информация с сервера передается на компьютер конкретного станка и он за считаные секунды переналаживается и соответственно пилит, сверлит или фрезерует то, что надо. Это раньше на переналадку требовалось много времени.
 
Мы ориентируемся на выпуск мебели среднего класса. И тут очень важно найти оптимальное соотношение цены и качества. Если начнешь заигрывать с качеством, то в нужную цену не влезешь. Нужно чтобы качество было достойным и в то же время уложиться в приемлемую цену. Бывает тяжело, но в целом нам это удается.
 
— У вас в коммерческом отделе висит плакат, повествующий об инвестиционном проекте по созданию логистического комплекса и цехов по производству мебели…
 
— Половина этого проекта — складские помещения — уже реализована в 2011 году, другая половина достраивается. Реализацию этого проекта и работу уже введенных в действие подразделений мы можем наблюдать в любое время суток. — Гарик Гамаякович включает компьютер, и мы видим на экране в режиме реального времени одновременно сразу несколько производственных участков. — Здесь готовая продукция лежит на складах… здесь происходит отгрузка товара потребителям, а вот сбоку строятся новые производственные цеха длиной 250 и шириной 42 метра. Это будет увеличение уже существующего производства мебели. В результате мы получим еще около 8 тыс кв. м производственных площадей к уже имеющимся 23 тысячам. Мы рассчитываем на увеличение объемов производства, здесь предела какого-то нет. Просто если раньше темпы прироста могли достигать и 30, и 40 процентов, то сегодня, конечно, таких темпов нет. Сегодня максимум 8—10 процентов.
 
— Не могу не спросить — что, на ваш взгляд, мешает развиваться предпринимателю?
 
— Мне по большому счету ничего не мешает. Но пожелания, конечно, есть. Уж очень много порой присутствует посредников среди поставщиков, хотелось бы упорядочить эту систему. Мы много средств вкладываем в техперевооружение производства, но при этом никаких налоговых льгот не получаем. Это неправильно. Хотелось бы, чтобы в России была более понятная и предсказуемая налоговая система. Я искренне хочу работать честно, прозрачно и, даже не будучи экономистом или бухгалтером, должен понимать систему налогообложения. По жизни я оптимист. Будем работать, будем развиваться и дальше, несмотря ни на что.
 
Когда я покидал территории фабрики, то обратил внимание на высаженные молодые пушистые сосенки. Этим красавицам еще долго расти, как и производству мебельной компании с красивым названием “Сильва”. В это как-то легко верится.

Сергей ПАРШАКОВ, Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.