Полигоны ТБО начали строить с крыш

09.07.2013
Просмотров: 2230

На полигоне твердых бытовых отходов около деревни Скородум в Городецком районе Нижегородской области прошло совещание по развитию системы обращения с ТБО в регионе.

На полигоне твердых бытовых отходов около деревни Скородум в Городецком районе Нижегородской области прошло совещание по развитию системы обращения с ТБО в регионе, пишет "Новая газета" в Нижнем Новгороде". Заодно поговорили о стоимости услуг по размещению отходов. Участники мероприятия согласились с тем, что систему эту в нашем регионе начали строить с крыши, а не с фундамента, однако из-за отсутствия опыта все имеют, мол, право на ошибку.

Полигонов меньше, чем хочется

Известно, что ставка была сделана на короткую победоносную программу, когда бы по Нижегородской области быстро запустили девять полигонов ТБО. Планировалось, что в 2013 году уже 88% всех отходов будут складироваться на этих новых площадках, а в 2014 году — и все 100%. Сейчас же работают только два полигона-флагмана, и то не на полную мощность — Новоигумновский и Городецкий.

Представитель министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области пояснил, что схема размещения полигонов и их количества выбиралась так, чтобы минимизировать издержки. Конкретно площадками под полигоны ТБО министерство не занималось, перепоручив этот вопрос районным администрациям. После критики в адрес регионального правительства за выбор площадок министерство готово само принимать участие в выборе мест под полигоны.

Сейчас ситуация сложилась примерно такая. По северу Нижегородской области для полигона определен Уренский район. Там движения пока нет, идет поиск инвестора. В Вадском районе летом пройдет конкурс по выбору инвестора. Уже есть инвесторы на полигоны в Богородском и Выксунском районах. По Богородскому полигону, вполне вероятно, судебное решение будет вынесено в пользу инвесторов, а не жителей села, которые не хотят видеть рядом с источником питьевой воды помойку. Также они рассчитывают на реставрацию и превращение в один из центров туризма дворянскую усадьбу Шереметевых, однако полигон перечеркнет их планы. По Выксунскому полигону ситуация более сложная — документы только поступили в областной суд. В Сергаче ситуация без движения. Также полигон ТБО собирались строить около Арзамаса, вблизи санатория Арзамасского приборостроительного завода «Морозовское». Разумеется, предприятие возражает, поэтому строить будут в посёлке Вад. Видимо, скоро запустят полигон в Балахнинском районе, где будет функционировать усовершенствованная система, внедряли которую, основываясь на опыте работы Городецкого полигона.

В частности, инвестор ЗАО «Управление отходами — НН» в Городецком районе помимо полигона у деревни Скородум построил четыре больших и одну малую (на Сокольский и Ковернинский районы, которые дают мало отходов) перегрузочные станции, где идет прессование мусора. В Балахнинском районе будет совмещенный комплекс, в силу того, что Балахна — большой по численности населения, но в целом компактный город.

С учетом того, что и полигон, и перегрузочные станции в Городецком районе работают не на полную мощность (официально на 60%, но в реальности, возможно, и на треть), то на совещании задумались — а почему система работает неэффективно? Дело в высоких тарифах или есть другие причины? Что нужно сделать, чтобы полигоны работали на полную катушку и вокруг них стихийных свалок не образовывалось?

С конца цепочки

Существующая система обращения с ТБО была подвергнута уничижительной критике. Какая закладывалась в эту систему логика? На перегрузочных станциях мусор прессуется, чтобы минимизировать издержки на перевозку. Но это создает целый ряд проблем. Заместитель главы МСУ городского округа Бор Михаил Серафимов предложил сортировку и раздел отходов по фракциям (бумага, стекло, пластик, древесина) проводить на местах — на тех же перегрузочных станциях, чтобы не возить «воздух». Сейчас же спрессовывают картон и пищевые отходы, получая грязную жижу, которую при сортировке на полигоне пытаются вручную отделить. Затрачивается в два раза больше работы, что экономически нецелесообразно, да ещё и отходы, годные к вторичной переработке, становится невозможно использовать. А сейчас выходит так, что инвестор спешит отбить вложенные деньги и его не интересует политика чистых отходов, он спешит просто наладить поток мусора.

Касаясь тарифов, Михаил Серафимов предложил идею, которая обсуждалась в городской думе Бора. Раз уж принято во многих муниципалитетах решение поднять тарифы на утилизацию ТБО в два раза, то как успокоить население? Заморозить лет на пять тарифы. За счет сортировки и прочих мер совершенствовать систему. Пусть, мол, инвестор зарабатывает на чистых отходах, а не на тарифах.

С Серафимовым согласились некоторые выступавшие. Было отмечено, что налицо конфликт интересов: инвестору невыгодно, чтобы население использовало раздельный сбор отходов — в этом случае поток отходов на полигон спустится. Утверждалось, что эти риски инвестору гарантировало министерство, которое тормозит введение раздельного сбора мусора. Помните, активно пропагандировался такой сбор в Нижнем Новгороде и Дзержинске? А на деле выходит, если население не будет разделять свой мусор, то его загонят в неконтролируемые тарифы.

В концепции было четко прописано: сначала раздельный сбор мусора, потом сортировка, потом 40% отходов минуют мусоровоз, снижая транспортные издержки. Потом чистые отходы реализуются, а то, что не подлежит переработке — утилизируется на полигоне ТБО. У нас же обращение с отходами начато как бы с конца. Последовали риторические вопросы: а что делать с ртутными лампами, медицинскими и биологическими отходами? О них в спешке вообще забыли.

А итог опять плачевный: защитить население от высоких тарифов за утилизацию мусора не удастся, а лет через тридцать получим на Городецком полигоне и остальных очередные Игумновские свалки, которые даже рекультивировать невозможно.

Люди не молчат

Еще одной темой совещания стал конфликт инвестора с местным населением в Городецком районе. Генеральный директор ЗАО «Управление отходами — НН» Игорь Гаврилов, опережая реплики присутствовавших о недовольстве и протестах, заявил о том, что эти явления не просто не нарастают, а даже пошли на убыль, хотя наличествует организованная система борьбы против его предприятия. Он считает, что есть заинтересованная сторона. Гаврилов заявил, что полигон не закрыт для общественности, он просто является опасным объектом. Гаврилов рассказал, как не пустил на предприятие главу администрации Городецкого района Виктора Труфанова, который проезжал мимо и решил заскочить на огонёк. Гаврилов пояснил, что нужно заранее делать заявку, которую рассматривают в минэкологии, и потом, в согласованное время, можно посетить предприятие. Чтобы окончательно убедить собравшихся в успехе, Гаврилов рассказал, что на полигоне работают те самые противники его строительства, которые узнали истинное положение дел и попросились в коллектив. Правда, участники совещания не очень-то верят в громкие заявления гендиректора, а наличие 62 жалоб Гаврилов признал сам. Следует ему вести диалог с населением и главой местной администрации.

На совещании присутствовали депутаты земского собрания района, которые тоже высказались против опасного объекта в опасном месте. Они заявили, что противостояние не затихает: идут суды по земельному участку и другим проблемам. Один из депутатов выступил за строительство мусороперерабатывающего завода, но видно, что его выступление не содержало ответы на такие вопросы, как: кто же станет инвестором, сколько это вообще будет стоить и как это скажется на тарифах.

В ходе обсуждения был поднят вопрос мусоросжигания. Речь зашла о высокотемпературном плазменном сжигании. Было сказано, что на каждого жителя района такая услуга будет стоить около 8 тыс. руб.
Лоббирование инвестора?

По официальным данным, инвестор вложил в Городецкий полигон ТБО 500 млн руб. Тариф слагается из трех составляющих: инвестиционной, эксплуатационной и от потока мусора. Если мусора будет мало — тарифы будут расти. Таковы законы бизнеса.

Муниципалитеты подписали с инвестором договоры о переработке мусора на полигоне. Районные власти в этом кровно заинтересованы, иначе рост тарифов может стать постоянным. Как уже говорилось, в некоторых районах тариф с 1 июля и так вырос в два раза, хотя мусора граждане производить больше не стали. Это плата за то, что отходы граждане теперь определяют на новый полигон, а не в ближайший овраг. Что будет дальше?

Игорь Гаврилов указал на существующее противоречие в законодательстве, которое не дает возможности обязать частные предприятия и граждан подписать договоры на утилизацию отходов. Действительно, муниципалитет заинтересован в потоке мусора на полигон, но у них нет рычага, чтобы обязать население. Их административно-технические инспекции лишили полномочий, муниципальный экологический контроль ослаб или его вовсе нет. Нужно вернуть районам право штрафовать тех, кто сваливает отходы и мусор в лесах, оврагах и поле. Есть и другие законодательные бреши, и даже на федеральном уровне.

Система не работает целиком, потока мусора на полигоны нет — а жители за это уже платят. Никто не может гарантировать заморозку тарифов. Все пущено на самотек, никто не берет на себя ответственность. Инвестор вложил деньги и хочет их вернуть — вот и весь разговор.

По сути, совещание сошлось к ряду выводов. 99% старых свалок нужно закрыть — они уже не имеют лицензий. Отходы надо где-то хранить, несмотря на то, что система плоха. Нам нужно время, чтобы наладить процесс. Чиновники берут время и право на ошибку, а платим за ошибки и это время мы — граждане. Кажется, что-то здесь не так.

Виктор Деменев, Новая газета в Нижнем Новгороде

Источник: Новая газета в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.