Еда в формате флэшмоба

21.08.2013
Просмотров: 2785

Новое социальное движение охватывает массы.

Затея эта пришла к нам от финских соседей. В Хельсинки движение Restaurant day зародилось два года тому назад как протест против законодательства, донельзя забюрократизировавшего процесс запуска новой точки общепита.

— В Финляндии «Ресторанный день» проходит раз в три месяца, — рассказывает организатор хельсинского однодневного ресторана «Двуликий Янус» Анна-Мария Гущина. — Мероприятие, в котором участвовали мы, по счету оказалось седьмым. Зарегистрировано было более 200 точек. Открылось существенно меньше, но такими темпами через год рестораторов может оказаться больше, чем посетителей...

Свой ресторан можно открыть где угодно: у себя дома, на улице, при дружественном магазине, арт-центре, кафе и так далее. Единственное, что просят сделать организаторы, — зарегистрироваться на сайте и застолбить место на карте. Налоговая служба и санэпидемстанция делают вид, что об этом «безобразии» не знают...

Марш энтузиастов

Четвертый фестиваль однодневных ресторанов, баров и кафе, в рамках которого каждый может открыть их на один день, прошел в Нижнем Новгороде в воскресенье.

— В нашем городе, равно как в Москве, Санкт-Петербурге или Самаре, «Ресторанный день» — это самоорганизующаяся акция, флэшмоб. Его основные принципы: спонтанность в широком смысле, отсутствие централизованного руководства, отсутствие каких-либо финансовых или рекламных целей, деперсонификация, — поясняет первооткрыватель движения в Нижнем Новгороде, она же управляющая кафе «Циферблат», Татьяна Горбунова. — Начальников, запрещающих или выдающих разрешение, попросту нет: это игра, не связанная с согласованиями наверху. Люди, которые приходят, могут платить, а могут и не платить. Если совесть позволяет, могут прийти и халявщики. Кормить едоков можно в любом месте: в квартире, офисе, сквере или во дворе своего дома...

Явление флешмобов началось после того, как в октябре 2002 вышла книга социолога Говарда Рейнгольда «Умные толпы: следующая социальная революция». Их автор предсказывал, что для самоорганизации люди будут использовать новые коммуникационные технологии — к примеру, интернет или сотовые телефоны.

— Для нас это не столько ресторанный бизнес, сколько способ времяпрепровождения: друзья собираются вместе жарить пельмени, — говорит ресторатор Юрий Попов. — Мы не продаем еду, а лишь выводим рекомендуемую цену, прикидывая, во сколько обошлись исходные продукты, предлагая положить деньги в ящик для пожертвований на лечение больных детей. Их выделяет благотворительный фонд «Нижегородский», в честности руководителей которого я не сомневаюсь. Завершив «Ресторанный день», мы возвращаем их фонду, они ящики вскрывают, при нас подсчитывая выручку. Если люди их не кладут — это остается на их совести. На «Фейсбуке» в группе «В контакте» мы объявляем, сколько удалось собрать: в прошлые годы суммы были разные — около 20, 16, 11 тысяч рублей. Вся отчетность прозрачна, — рассказывает Попов.

Мойте руки перед едой... и ее приготовлением

Угроза отравления над общепитом, как тень отца Гамлета, витает всегда.

На «Фейсбуке», где Юрий Попов дает рекомендации неофитам ресторанного движения по организации «самодеятельного» кафе, совет № 1: строжайшее соблюдения санитарных и технологических норм.

— Проверять подобные заведения Роспотребнадзор по Нижегородской области не имеет права — плановые проверки наша служба проводит по согласованному с прокуратурой плану, вывешенному на сайте генеральной прокуратуры и на сайте нашего управления. Поэтому в августе я могу проверять лишь предприятия, чьи адреса указаны в плане, — поясняет начальник отдела надзора по гигиене питания Роспотребнадзора по Нижегородской области Татьяна Буркова. — Внеплановые проверки проводятся только по письменным жалобам, в которых изложены зафиксированные нарушения (а они не поступали), согласовать с прокуратурой и только после этого их проверять. Кстати, если речь идет о вновь открытом предприятии, проверять его мы можем не раньше, чем через три года после того, как они подали уведомление. А поскольку это одноразовая акция от общественного движения, такие рестораны, бары и кафе уведомление не подают.

— Сегодня сертификация заведения — дело добровольное. Но если что-то случается, надзорные органы спрашивают по полной. Поэтому, давно работая с СЭС, мы получаем сертификаты. Мне важно, чтобы работники кухни были в тонусе, зная, что у них берут смывы. Полагаю, и те, кто добровольно участвует в «Ресторанном дне», не позволит себе нарушений норм санитарии, — размышляет владелица ресторана «Одесса» Эльвира Гойхман.

Любопытно ли столь опытному ресторатору попробовать такой уличной еды hand-made?

— Рискнула б, если бы знала, от кого она. К примеру, блюдо от ресторана под открытым небом в Александровском саду, которым занимается известный ресторатор Сергей Рубан, попробовала даже из профессионального любопытства. Другая уличная еда, типа шаурмы или шашлыков на Гребном канале, себя скомпрометировала...

Впрочем, такова идеология этого социального явления: рассчитанный на случайных зрителей, гастрономический флешмоб должен вызывать смешанные чувства непонимания, интереса и даже участия. Идеальный сценарий должен быть абсурдным, загадочным, не очень заметным и ни в коем случае не вызывающим смеха. Мобберы не должны нарушать законы и моральные устои.

— Формат предполагает: приглашаю вас в гости, если вы хотите, вы приходите, — напоминает Татьяна Горбунова. — Никого из едоков мы не тянем в уличные кафе насильно. Каждый берет на себя ответственность за то, чем он накормит других людей...

Елена Кульчицкая, Биржа № 31 от 20 Августа 2013

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.