И опять про пенсию

14.10.2013
Просмотров: 1648

Кому нужна пенсионная реформа и на что рассчитывать человеку, уходящему на отдых?

Национальное агентство финансовых исследований (НАФИ) опросило россиян на тему, знают ли они, как формируется их пенсия. Лишь 30% ответили утвердительно. При этом только 6% граждан надеются, что пенсии им хватит для жизни. А больше половины (58%) сомневаются, что смогут свести концы с концами без дополнительного источника существования. Одним из таких источников, по замыслу авторов пенсионной реформы 2002 года, должна была стать накопительная часть пенсии. Но теперь выясняется, что копилка оказалась дырявой. Это крайне неприятное для будущих пенсионеров открытие корреспондент "Труда" сделал в беседе с известным экономистом, первым зампредом комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ Оксаной Дмитриевой.

Оксана Генриховна, гражданам за счет накопительной пенсии обещали достойную старость. И вот теперь этот элемент решили отнять, чтобы закрыть дыру в бюджете Пенсионного фонда.

– Дефицит ПФР отчасти порожден оттоком пенсионных накоплений. Получается парадоксальная ситуация: ежегодно около 600 млрд рублей взносов берется из Пенсионного фонда и отдается в управление государственному Внешэкономбанку, негосударственным пенсионным фондам. А на латание дыры в бюджете ПФР деньги выделяются из казны. Прямой дефицит фонда на две трети вызван отчислениями на накопительную часть пенсии, которая уходит финансовым посредникам.

– Зато у народа копятся деньги на пенсию – разве плохо?

– Если бы так! На самом деле за все годы эти финансовые посредники ничего не накопили. Вот у меня справка: среднегодовой доход от инвестирования накопительной части пенсии в ВЭБе – 6,6%, по негосударственным пенсионным фондам в целом – от 3,9 до 7,9%. Это ниже среднегодовой инфляции. А чтобы пенсии не обесценивались, надо еще держать доходность на уровне темпа роста средней зарплаты – сейчас это 20%. В общем, «копим» себе в убыток.

– И поэтому правительство хочет вообще ликвидировать накопительные пенсии?

– Что предлагает правительство? Сначала речь шла о частичной отмене накопительного элемента, теперь предлагается его мораторий на 2014 год. Он касается только граждан 1968 года рождения и младше. Для них это будет означать, что те 6% от заработка, из которых формировалась «копилка», будут по-прежнему поступать на их счет, но уже как страховая часть. С соответствующей индексацией, которая выше, чем у ВЭБа и НПФ.

Получается, люди ничего не потеряют – даже выиграют. Но при этом надо честно сказать, что реформа провалилась, и отменять накопительный элемент, переводить его в страховую часть.

– А в чем конкретно граждане выиграют?

– Все эти годы, начиная с 2002-го, индексация страховой части пенсии была 15–20%. То есть в два-три раза превышала доходность по накоплениям.

Парадоксальный результат реформы проявится уже в этом году. Сейчас как раз оформляют пенсии мужчины 1953 года рождения и женщины 1958 года рождения – это, так сказать, первые «меченые атомы» реформы. Они три года отчисляли в накопительную часть по 2%, но потом власти сочли, что не успеют накопить достаточно средств, поэтому их лишили участия в новой системе. Тем не менее они первыми увидят, что их пенсия скромнее, чем у тех, кто на год старше. К счастью, отчисляли они только три года и только по 2%, но все-таки 100–110 рублей от ежемесячной пенсии накопительный элемент у них съел. Представьте: люди работали и получали одинаково, отчисляли одинаково (!), но у тех, у кого все шло в страховую часть, пенсия будет больше.

– То есть новые пенсионеры со своих накоплений не разживутся?

– Им просто предлагают единовременную компенсацию – практически по номиналу, примерно 300–400 рублей вместо накопительной пенсии. Получается, страховая часть сократилась на 100 рублей в месяц, а компенсация – три сотни рублей за все годы вперед. Уже начались разбирательства по этому поводу.

Но это цветочки. Граждане 1967 года рождения и моложе, у которых в накопления шло по 6%, потеряют на пенсии гораздо больше – выплаты могут оказаться на четверть меньше полностью распределительных пенсий. И государство по закону не должно покрывать эту разницу, поскольку отвечает только за номинал.

– Понадобилось 10 лет, чтобы осознать ошибку. Но от нее уже пострадали люди – как быть с ними?

– Для начала правительству надо определиться, что будет с уже сделанными накоплениями. Если накопительный элемент по будущим взносам решат отменять для всех, то по уже сделанным накоплениям граждан нельзя лишать права выбора. Эти вопросы пока даже не обсуждаются. А по-хорошему граждане должны принимать решение о переводе накопительной пенсии в страховую, о переводе накоплений в Пенсионный фонд и переиндексации их как страховой части пенсии. Благодаря этому будет обеспечена доходность не 6–7% в год, а в два-три раза выше. Я убеждена: если людям предоставить все расчеты, то 90% выберут страховую часть. А если кто-то все же оставит свои средства в негосударственном фонде или в ВЭБе, то государство уже не должно нести по ним ответственность.

– Похоже на шантаж…

– Нет, интересно! Вы взяли деньги из обязательных платежей, подарили их «дяде» из НПФ, который их профукал. А теперь нужно забрать у других пенсионеров, чтобы покрыть эти расходы.

Поймите: кормление финансовых посредников идет за счет нынешних пенсионеров и бизнеса, который платит высокие налоги на зарплату. А потом у его же работников пенсия окажется меньше: страховая часть сохранится, а накопительная – улетучится.

– Некоторые эксперты предлагают просто страховать накопительную часть.

– Это создание еще одного финансового посредника. Застраховать накопления – значит еще больше снизить их доходность. Потому что за плохой фонд заплатит из своих доходов хороший фонд.

Самый простой способ – все, что идет за счет обязательных взносов, должно направляться на страховую пенсию и идти в Пенсионный фонд, из которого выплачивается пенсия. А если граждане хотят самостоятельно что-то копить, то могут обратиться в негосударственный фонд. Но тогда он будет вынужден обеспечить клиенту выгодные условия. Иначе человек просто положит свои деньги в банк, откуда их можно взять в любой момент.

– Но у накопительной системы все-таки есть один плюс: деньги можно наследовать.

– Это заблуждение. Наследникам они достанутся только в одном случае: если человек умер до начисления пенсии. А если хоть раз успел получить, то не видать детям накоплений родителей.

– Но, согласитесь, лишать граждан накопительной части пенсии – это тоже смахивает на экспроприацию…

– Сейчас многие говорят: у граждан забирают накопленные средства. На самом деле у граждан на руках ничего нет и не будет, а забирают эти средства у финансовых посредников. Вот им выгодно сохранение накопительного элемента. Не исключаю, что именно по этой причине раздувается шум с «отъемом» накопительной части и «пенсионным ограблением». Гражданам внушают: надо быстрее брать накопительный элемент и переводить деньги в негосударственные пенсионные фонды. И это срабатывает: если до сих пор 70% средств «молчунов» лежали в ВЭБе, то в этом году дополнительно 7 млн человек написали заявления о переводе денег в НПФ. Сами написали или под давлением работодателя, может, вообще «липовые» – мы не знаем. Но это позволит посредникам и дальше «крутить» пенсионные взносы, а когда придет время выплачивать пенсии и выяснится, что они обесценились или пропали, то отвечать будет уже некому. История обманутых дольщиков может повториться с обманутыми пенсионерами.

– Вы недавно сказали, что пенсионную формулу придумали дилетанты, плохо знакомые с математикой.

– Вторая часть задуманной правительством реформы – это пенсионная формула страховой части. Тут я действительно выступаю резко против. Балльная система слишком сложная и еще больше запутывает порядок начисления пенсии. Используется сочетание трех разных периодов: один механизм – до 2002 года, другой – до 2015-го и дальше новый. А пересчитываться будут все пенсии, в том числе и тех, кто уже получает.

Предложения правительства нельзя принять по многим причинам. Например, отменяют полную пенсию работающим пенсионерам (надо отказаться от ее базовой части) и ее ежегодный перерасчет в сторону увеличения в зависимости от уплаченных взносов. Если дальнейшая работа не будет влиять на размер пенсии, то низкооплачиваемые работники начнут массово увольняться. В том числе санитарки, нянечки, которые и сегодня в дефиците.

В чем вообще смысл новшества? Если хотим увеличить собираемость налогов, то нужно, чтобы люди в трудоспособном возрасте работали легально, без всяких «серых» конвертов. Резервы перед глазами: по признанию вице-премьера правительства Ольги Голодец, у нас 38 млн граждан «непонятно, где и чем заняты». Половина трудоспособного населения страны – в «сером» секторе.

– Вот для них бы придумать формулу, которая заставит выйти из тени…

– Я сделала свои расчеты. Представим, что один человек до выхода на пенсию отработал 30 лет, исправно платил взносы. А другой трудился 20 лет до 60 и еще 10 лет поработал после. Так вот, у последнего по новой формуле пенсия будет в 2,3 раза больше, чем у первого. С какого перепуга? Ведь тот, кто делал взносы раньше, вложил в ПФР даже больше. Просто потому, что вчерашние деньги всегда дороже. А пенсия у него будет меньше.

По сути, предлагается просто стимулировать косвенное повышение пенсионного возраста. Но оно нам вообще не выгодно. Ни по демографическим показателям – у нас продолжительность жизни низкая, ни по социальным – после 60 лет трудно устроиться на работу. К тому же если за пожилыми людьми закреплять рабочие места, то где брать места для молодых? Все это плохо отразится на рынке труда и экономике.

ОЛЬГА НЕСТЕРОВА, Труд, фото: www.depositphotos.com

Источник: Труд, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.