Другие нравы

16.01.2014
Просмотров: 1740

Как малому бизнесу выйти на зарубежные рынки.

Если российские предприниматели и решаются выйти на зарубежные рынки, то им обычно приходится пройти через нелегкую адаптацию к традициям и обычаям стран-партнеров, пишет "Биржа".

Чтобы консолидировать силы и в целях обмена опытом, «Центр Бизнес Практики «Лидер» организовал семинар на тему «Возможности рынков Центральной и Северной Европы для экспортно-ориентированных малых и средних предприятий Нижегородской области».

Положение обязывает

В 2013 году из Нижегородской области было экспортировано товаров на 5,3 млрд долларов, а ввезено на 3,5 млрд долларов. Для сравнения: в 2008 году было наоборот. Сегодня Нижегородская область находится в партнерских отношениях с 135 зарубежными странами, а товарооборот за последний год составил 100 млн долларов. По словам министра промышленности и инноваций Нижегородской области Владимира Нефедова, 23 производственные отрасли поделили сферу своей активности следующим образом: 50% приходится на машиностроение, 15% на химию, 8,5% на продукты питания, 2,5% на древесину и 24% разбивается на все остальное. Если же эти доли распределить по экспортным поставкам, то картина несколько изменится: 76% — это поставки нефтепродуктов, 12% — машиностроение, 4% — химия и 8% — прочие. Вывод напрашивается сам собой: необходимо уравновешивать значимую отраслевую продукцию товарами и услугами малых и средних компаний, которые способны конкурировать за границей нашей родины. И такие примеры есть, пусть пока и единичные. В 2013 году, например, делегация из 17 предприятий провела ряд бизнес-консультаций в Чехии, и все нашли возможность закрепить свои деловые связи в этой стране.

Хорошие идеи

Правительство Нижегородской области делает акцент на импортозамещение, и для этого разрабатываются различные программы поддержки. Например, субсидирование ставок по кредитам, снижение налогового бремени для тех предприятий, которые производят экспортные товары. Для них налог с 18% снижается до 13. А недавно для ориентации и консультативной помощи нашим бизнесменам открылся «Центр развития экспортного потенциала».

Опыт российских бизнесменов также показывает, что хорошие идеи незамедлительно находят отклик у зарубежных инвесторов. Сергей Мышляев основал в Нижнем Новгороде частную клинику, в которой группа врачей занимается реабилитацией больных после тяжелых травм головного мозга, причем травм как приобретенных, так и врожденных.

После долгих исследований клиника в 2007 году зарегистрировала право интеллектуальной собственности (включающее научное открытие, патент и ноу-хау) на тренажер, который автоматизирует процессы по развитию и восстановлению мозговых процессов. Однако на создание изобретения нужны были большие капитальные вложения. Участие клиники в венчурных международных ярмарках помогло найти главного партнера. Швейцарская компания Hocoma, мировой лидер по производству реабилитационного оборудования, заинтересовалась идеей нижегородцев и теперь является официальным бизнес-консультантом фирмы. Объем рынка реабилитационной продукции сегодня исчисляется 6,5 млрд долларов.

Под французским соусом

Стивен Готье возглавляет компанию, которая поставляет известным автомобильным производителям ключи, замки, ручки, рукоятки. Например, интеллектуальной собственностью этой компании является изобретение устройства автоматического закрывания багажника с помощью ключа. Заказчиками продукции выступают Granta, Qashqai, Duster, Logan, Renault и Kalina. Стивен Готье приводит данные исследований, которые показывают различие в менталитете трех стран: России, Франции и Японии. По его словам, чтобы успешно работать с клиентами, необходимо изучать их нравы и обычаи. Первое отличие — это уровень протекционизма, который более всего развит в Японии, затем следует Россия. Французы этому фактору уделяют мало внимания, они уверены, что качество обойдет любые степени государственной защиты. Кроме того, в нашей стране не принято перескакивать через голову начальства, что порождает бюрократию. А вот во Франции прямая коммуникация является основополагающей при взаимодействии в коллективе, невзирая на чины и должности, любой вопрос может быть решен линейным менеджером. В России, которая славится волокитой, без визы главного все процессы на производстве замораживаются. По крайней мере, в этом уверен г-н Готье.

При сотрудничестве с французскими предпринимателями следует держать в голове и тот факт, что код вежливости «услуга за услугу» не работает. В России и Японии принято принимать партнеров «хлебом-солью» и сопровождать гостя, как говорится, от борта до борта самолета. Французы же не считают себя обязанными оказывать какие-либо знаки внимания, отвечать на дорогие подарки и т. д. Они могут забыть вызвать вовремя такси своему компаньону из другой страны. И для культуры страны это норма! В Японии, да и в России, многое в бизнесе построено на контактах и знакомствах, а вот во Франции предпочтение отдают индивидуализму, люди рассчитывают только на свои возможности и силы.

Но общая черта у россиян и французов тоже есть — это готовность идти на риск. Другое дело, что русские могут рискнуть и вложить деньги в дело, которое уже имеет реальный бизнес-проект, а вот французам свойственно проявлять внимание, когда речь идет только лишь о «проекте проекта». И это тоже является нормой. Хотя обе нации негативно относятся к рискам, которые никак не прописаны в договорах. Подводя итог, Стивен Готье также советует не пренебрегать детализацией таможенных правил, так как российские законы значительно отличаются от европейских.

Венгерская дверь

Имре Хулик приехал из Венгрии учиться в Ленинград еще в советские времена. После окончания кораблестроительного факультета он проработал десять лет в сфере внешней торговли в Москве. Вспоминает, как в 90-е годы можно было легко достать пару двигателей к самолетам МИГ-23, имея знакомства в военных структурах. Позже он переехал в Нижний Новгород, так как предпочитает провинцию шумному мегаполису. Его фирма сегодня занимается консультационными услугами, его знание российского менталитета достаточное, чтобы давать ценные советы.

Г-н Хулик считает, что в России деловые отношения заведены на личные связи и любой результат — это результат личных договоренностей. Что же касается Венгрии, то в этой стране работают хорошие государственные программы поддержки для предпринимателей, которые хотели бы открыть свой бизнес на зарубежной территории.

К примеру, если российский бизнесмен зарегистрировал фирму в Венгрии, то она уже считается венгерским предприятием, которое может рассчитывать на различные льготы и поддержку как со стороны Венгрии, так и со стороны Евросоюза.

Второй важный пункт — это язык. Для тех, кто стремится выйти на зарубежные рынки, просто необходимо познание нации через ее родной язык.

В-третьих, венгерские традиции ведения бизнеса следующие: больше приземленности, деталей и меньше глобального мышления, более строгий контроль со стороны налоговиков, таможенных органов, но минимум волокиты и бюрократизма: делопроизводство в госорганах проходит в короткие сроки.

Из-за вступления в ЕС в Венгрии высокая степень конкуренции, но и высокая безработица — до 20%. Брутто средней зарплаты составляет 1000 евро, но 70% населения получает намного меньше. Отсюда следует и изобилие предложений на рынке труда, и заинтересованность государства в создании рабочих мест. Кроме того, развитию бизнеса способствуют и низкие арендные ставки, например, офис в центре можно снять, отдав всего 10 евро за кв. м, а с очень хорошим ремонтом — 20 евро за кв. м. Если соблюдать правила, говорит Имре Хулик, иметь местного помощника, учить язык и традиции, Венгрия для российских предпринимателей может стать той дверью, которая открывает путь на рынки Евросоюза.

Мария Жоглева, Биржа, фото: архив «Центра Бизнес Практики «Лидер»

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.