Война миров: бизнес против коррупции и рейдерства

06.02.2014
Просмотров: 1121

Сегодня много говорится о снижении доли инвестиций в экономику – как страны в целом, так и отдельных регионов. Я считаю, что одна из причин – отсутствие полноценной защиты бизнеса, беспомощность предпринимателей перед угрозой рейдерского захвата.

Александр Бекусов, генеральный директор компании «МФК-инвест»

Сегодня много говорится о снижении доли инвестиций в экономику – как страны в целом, так и отдельных регионов. Я считаю, что одна из причин – отсутствие полноценной защиты бизнеса, беспомощность предпринимателей перед угрозой рейдерского захвата.

Каким образом в России отнимают бизнес? Есть много схем. Одна из самых распространенных: при наличии определенных знакомств в высших кругах полиции придумывается и фальсифицируется уголовное дело. Предпринимателя начинают «прессовать», вынуждая отдавать силы и средства не на развитие собственного бизнеса, а на следственно-судебные процедуры. Потом получают нужное судебное решение и забирают бизнес.

К сожалению, в нашей стране с начала 90-х годов рейдерские захваты распространены чрезвычайно. Никого не удивишь и тем, что в них активно задействованы представители органов государственной власти, в том числе правоохранительные и судебные. Мне пришлось испытать это на собственном примере…

Успех

Наша компания (раньше мы работали в Москве, затем пришли в Нижний Новгород) занимается инвестициями в строительство – сами инвестируем, сами строим. Фактически замкнутый цикл. Торговый центр, бизнес-центр, высотные и малоэтажные дома – за 2011 год мы вложили в Нижний Новгород свыше миллиарда рублей и планировали в следующем вложить в два раза больше. Были абсолютно независимой, самостоятельной компанией, даже кредиты в банке не брали. Вышли на рекордные показатели – себестоимость квадратного метра у нас составляла 17 тысяч рублей! То есть когда мы продавали по 30 тысяч рублей квадратный метр, однокомнатная квартира стоила примерно миллион. Люди могли себе позволить такое жилье!

Компания развивалась в геометрической прогрессии. У нас работали 700 человек, в конце 2011 года мы одновременно строили 14 объектов. Естественно, мы стали составлять достаточно большую конкуренцию нижегородским строителям…

Обыски

В этот момент и возбудили уголовное дело на неустановленных лиц в одной из компаний, к которой я уже два года не имел никакого отношения. У меня – и на работе, и дома – начались обыски, «маски-шоу»… Забрали всю документацию, компьютеры, бухгалтерию, арестовали счета. Когда тебя и твою компанию изолируют от текущей деятельности, бизнес встает, начинаются проблемы с контрагентами, с поставщиками, с теми, кто работает в компании… Так можно парализовать деятельность любой фирмы (неважно, мелкая она или крупная) и убрать ее с рынка за две недели. Это не моя субъективная точка зрения, думаю, меня поддержат многие нижегородские бизнесмены. Мой случай – не первый и даже не десятый.

Естественно, мы пытались противостоять, вкладывали собственные средства, восстанавливали документы, но как только стройки начинали оживать, ситуация повторялась. В общей сложности у нас прошло шесть обысков. А потом меня арестовали. Причем, чтобы доказать, что я собирался скрыться, приобрели билет в Дубаи. Однако произошла неувязка: билет был куплен в то время, когда я уже находился под арестом. Суд не нашел оснований меня задерживать.

Хотя бывают и другие истории: «позвоночное» право, к сожалению, действует. Стоит достаточно высокому чину из администрации, полиции, следственных органов или областного суда «порекомендовать» судье произвести арест – очень большая степень вероятности, что так и будет.

Арест

Прошло полтора месяца. Мы с двойной силой финансировали строительство. И тут меня вновь задержали и посадили под домашний арест. Эта мера позволяет полностью изолировать тебя от внешнего мира и одновременно дает время для «создания» версии. Под домашним арестом я находился с апреля по август 2012 года.

8 августа мне изменили меру пресечения на основании, которое было шито белыми нитками: якобы мой сотрудник, телефон которого прослушивали, звонил кому-то и говорил, что ко мне домой приходят мои охранники. И только на основании разговора третьих лиц меня арестовали.

В общей сложности против меня было возбуждено 120 уголовных дел! Вероятно, поступила установка создать образ этакого обнаглевшего мошенника, и этой установке со рвением следовали. Брали арбитражные дела (которые, естественно, возникали, потому что стройка встала), вызывали подрядчиков и дольщиков, и те писали заявления, что деньги не выплачиваются, а строительство не ведется.

Спасло изменение в законодательстве, которое вошло в народ под названием «амнистия для бизнесменов» – по статье, которую мне инкриминировали, изменились сроки содержания под стражей, меня выпустили, уголовные дела закрыли одно за другим.

Цена вопроса

Мы реанимировали строительство, полностью рассчитались со всеми подрядчиками, перед которыми накопились долги, со всеми дольщиками. Рассчитывались из собственных ресурсов, поэтому пришлось отдавать и имущество… Потери оказались значительными – порядка 140 миллионов рублей. В чистом виде – около 80 миллионов.

Спекулировали на этой сумме все. И подрядные организации, и заказчик рейдерского захвата, который финансировал весь процесс.

В нашем городе есть некая группировка, которая, если так можно выразиться, специализируется на захвате предприятий. Раньше они банкротили и продавали по частям государственные предприятия, потом начали вымогать деньги и забирать имущество у бизнесменов, у которых на балансе компаний есть недвижимость и денежные средства. Одно из наших зданий стоимостью 400 миллионов рублей чуть не ушло с молотка (не буду долго рассказывать всю схему, там и махинации, и поддельные подписи – мы провели экспертизу, это доказано). Причем, собирались его «продать» подставному лицу, 20-летней девушке. Им не хватило буквально пары дней – меня выпустили, и я наложил арест на совершение сделки. По данному факту возбуждено уголовное дело, но так как у заказчика захвата достаточно неплохие связи в структурах МВД (к сожалению, коррупция разъедает ряды полиции), оно идет очень медленно. Рейдеры пока на свободе, но мы не собираемся опускать руки, судимся по всем эпизодам захвата.

Забрать можно за неделю, а судиться придется годами. Ты будешь за свое собственное имущество платить юристам, адвокатам, бороться, нервничать. Увы, у нас в России пока так. Поэтому многие инвесторы, зная, что произошло со мной и моим бизнесом, вкладывать в Нижегородскую область опасаются – не готовы рисковать.

Вывод

Думаю, что бизнес-сообществу пришло время объединяться по-настоящему для того, чтобы изменить ситуацию. Хорошо, что теперь есть институт омбудсменства. Отдельное спасибо и нижегородскому омбудсмену Павлу Михайловичу Солодкому, и всероссийскому уполномоченному по правам предпринимателей Борису Юрьевичу Титову, – они действительно оказывают реальную помощь. Рад, что в Нижнем Новгороде собираются создать некоммерческий центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». Готов приложить все усилия для создания этого центра, в котором аккумулировались бы факты давления на бизнес, и где предприниматели могли бы получить квалифицированную юридическую поддержку.

Источник: журнал "Бизнес-клуб"

Источник: Архив: Бизнес-клуб
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.