Что имеем, не храним

19.02.2014
Просмотров: 1839

Сельхозпроизводители в России - рабы своего продукта.

Как ни странно это прозвучит, но российский производитель сельхозпродукции сегодня продолжает оставаться рабом созданного им же продукта. Не имея, как правило, возможности хранить и перерабатывать свою продукцию, он вынужден продавать ее по минимальным ценам в разгар сбора урожая, нередко ниже себестоимости.

Давно известно, что чем раньше производитель лишается прав на свой продукт, тем ниже его прибыль (если она вообще присутствует). И тем менее привлекательно его экономическое положение при большей зависимости от поставщиков и посредников. Следовательно, чтобы повысить эффективность своего бизнеса, производитель должен как можно дольше сохранять права на свой продукт, а это значит, что он должен сам хранить и перерабатывать выращенную продукцию. Только тогда он сможет стать равноправным участником рыночных отношений.

Например, в США до 60% производимого зерна хранится в зернохранилищах у производителей, чаще всего они создаются кооперативами фермеров. А на заводах по производству биотоплива из рапса в Германии сам рапс хранится в хозяйствах, где он был выращен. Завод же платит за его хранение и своевременную доставку фермерам. Все это позволяет предотвратить преждевременный отрыв продукта от производителя.

Российские крупные хозяйства создают вертикально ориентированные холдинги, обеспечивающие прохождение продукции от поля до прилавка. Они получают возможность создать собственные торговые сети (как, например, агрохолдинг «Нива-Михеев», «Русское поле») или выйти на крупные существующие торговые сети (например, агрокомбинат «Горьковский»). В условиях современных информационных коммуникаций, электронных бирж и торговых площадок информация о товаре становится товаром, и именно она отрывается от производителя в первую очередь. Сам же товар при этом остается у производителя.

Мелкие фермерские хозяйства не в состоянии самостоятельно обеспечить эффективную переработку и хранение произведенной продукции. И выход здесь, как свидетельствует мировой опыт, только в кооперации производителей. Она позволяет суммировать ресурсы и инвестировать в переработку и хранение значительные финансовые средства, которые в одиночку ни один фермер не мог бы себе позволить.

Причем эти средства могли бы быть направлены как на традиционное создание хранилищ и мини-заводов по переработке продукции, так и на приобретение новой техники и технологий, которые позволяют прямо на поле превратить продукт в товар. Интересен в этом плане опыт английской компании VHS, которая выпускает так называемые агромосты, на которых овощи собирают, сортируют и упаковывают прямо в процессе сбора урожая. Таким образом, в процессе одного прохода продукт превращается в товар, упакованный в пакет, в котором он ляжет на полку супермаркета. Более того, в таком виде товар может храниться дольше, не теряя потребительских качеств и товарного вида.

У нас сегодня самым слабым звеном в цепочке агробизнеса оказывается именно проблема переработки и хранения продукции, проблема логистики. Она решается бессистемно и без активного участия государства. Россия до сих пор занимает 96-е место по уровню затрат на логистику. Поэтому до сих пор складирование продукции происходит на оптовых базах, где не всегда есть возможность соблюдать температурный режим и обеспечивать необходимую влажность воздуха. Навальные бункеры остаются наиболее распространенным видом тары, используемой для хранения продукции, а деревянные ящики на гвоздях — для развоза складируемых товаров.

Для сравнения, в Германии, являющейся лидером по технологиям складирования и хранения продукции, производится и эффективно используется около 105 млн штук поддонов из дерева и пластика различных типоразмеров. В настоящее время уже применяются поддоны многоразового использования (возвратная тара), позволяющие значительно сократить логистические затраты.

В последние полтора-два года проблеме логистики в агробизнесе стали уделять гораздо больше внимания.
Был проведен ряд международных конференций с привлечением зарубежных экспертов. И сегодня чуть ли
не в каждом регионе ставится вопрос о необходимости строительства распределительных центров, куда любой производитель сельхозпродукции мог бы сдать свой товар на хранение.

Так, в Нижегородской области вводится в эксплуатацию распределительный центр в Кстовском районе, следующей планируется запустить 1-ю очередь крупнейшего в России распределительного центра в Доскине Автозаводского района, похожего на знаменитый французский рынок «Ранжис». Предполагается, что эти центры будут принимать от производителей продукцию, фасовать и упаковывать ее в соответствии со стандартами торговых сетей. Инвестором центра в Доскине выступает ООО «Нижегородский инновационный оптовый продовольственный центр», который планирует инвестировать в проект 5 млрд рублей.

В феврале прошлого года подписано соглашение о сотрудничестве между правительством Нижегородской области и ООО «Нижегородский инновационный оптовый продовольственный центр».

На строительство центра отводится три года. По словам генерального директора компании ООО «Нижегородский инновационный оптовый продовольственный центр» Михаила Чернова, будет привлечено 25% собственных средств и 75% — заемных. «Сельское хозяйство в Нижегородской области развивается очень быстрыми темпами. Этот центр даст совершенно другую экономику для наших крупных и средних сельхозпредприятий», — заявил Валерий Шанцев. О желании и необходимости построить подобные центры сообщили уже во многих субъектах РФ — от черноземных областей до Сибири.

Вот только пока остается неясным механизм взаимодействия этих центров с производителями продукции, что, на наш взгляд, является принципиальным вопросом. Если продукция сдается на хранение и фасовку — это один подход. В этом случае продукция остается у производителя и помогает сохранять ему независимость и свободу выбора — когда и кому продать ее.

Если же продукция сдается или продается центру по его цене в разгар сезона, то ничего принципиально в положении производителя не меняется. Вместо нескольких посредников, диктующих цены, появится один крупный монополист.

Тогда, кроме него, продать продукцию будет некому. В этом принципиальная разница.

В Европе подобные центры работают и работают успешно уже более полувека. Сложились производственные и торговые цепочки, сформировалось взаимное доверие между партнерами. Ведь основная идея распределительных центров — помочь сельхозпроизводителю донести свою продукцию до конечного производителя с максимальной экономической выгодой для себя, то есть получить достойные деньги для нормального существования и дальнейшего развития.

Александр Суханов, Биржа № 6 от 18 Февраля 2014

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.