Утонем в горах покрышек?

19.03.2014
Просмотров: 2365

Переработка вторсырья становится невыгодной.

В прошлом номере «МК» мы уже поднимали тему сбора и переработки отходов. Можно ли вообще организовать эту работу в регионе, насколько переработка вторсырья перспективна как бизнес или здесь не обойтись без дотаций со стороны государства?

За чей счет банкет

- Это вам не ФОК построить по готовому проекту! - так отзываются некоторые экологи на возникший интерес властей к проблеме раздельного сбора и переработки отходов. – Вы попробуйте организовать всю эту схему, хотя бы в одном городе. Кто будет оплачивать «банкет»? Где будет «сидеть» стоимость?

Ведь надо связать в цепочку - и раздельный сбор в жилом секторе, и вывоз, и переработку. Да еще и хозяйствующие предприятия охватить. Вообще, это работа для малого предпринимательства. Но и ДУКи, муниципальные власти должны быть крайне заинтересованы - без этого никак.

В Нижнем Новгороде были попытки некоторых предпринимателей. Но им даже не выделили дополнительные площадки для установки контейнеров и складирования. А ведь надо купить спецтранспорт, оборудовать контейнерами дворы, заключить договоры с переработчиками, выстроить логистику... Пока такая «цивилизационная» работа нам не по зубам.

МНЕНИЕ

- На некоторых заводах, например, Борском стекольном, доля перерабатываемых отходов превышает 90%. Мы договорились с Нижегородской ассоциацией промышленников и предпринимателей внимательно изучить опыт предприятий, которые делают успехи в этом направлении, чтобы распространить его на территории региона, - отметил председатель комитета по экологии и природопользованию Виктор Лунин.

Власти тем временем не скупятся на заявления. Губернатор Валерий Шанцев недавно призвал «ответственных за экологию руководителей» стать «пионерами» в этом деле, сказал, что надо сортировать и возвращать вторсырье в экономику, «во всем мире эти процессы налажены», «ведь сегодня каждая фитюлька в своей упаковке идет». Валерий Шанцев также отметил, что и технологии сегодня есть серьезные, позволяющие перерабатывать почти все промышленные отходы:

- Надо побудить привозить отходы туда, где их будут перерабатывать, заинтересовать. Производишь мусор – будь добр сдай на утилизацию, - убеждал губернатор. - Мы готовы помочь выстроить законодательную базу.

- Надо начинать эту работу, - уверен председатель комитета по экологии и природопользованию Заксобрания Нижегородской области Виктор Лунин. - Людей очень волнует, когда же мы начнем перерабатывать отходы? Процент переработки ТБО никакой – всего 1%. Хотя до 70% населения выражают готовность к раздельному сбору мусора и даже согласны агитировать на это своих родственников и знакомых. Но надо понимать, что если собирать отходы раздельно, то делать это нужно постоянно. Бизнес, который придет в эту сферу, вложит средства в соответствующее оборудование, должен быть уверен в наличии стабильной сырьевой базы. Также необходима соответствующая инфраструктура, поддержка государства, и тогда дело сдвинется с мертвой точки, - заключил Лунин.

Черные времена для черных покрышек

Но пока чиновники упражняются в призывах, предприниматели, занимающиеся конкретным делом - переработкой автопокрышек, всерьез опасаются, что скоро опять все овраги будут завалены старой резиной (и не дай бог, она начнет гореть).

Превращение автомобильных покрышек в достаточно востребованный продукт – резиновую крошку и многое другое - становится просто невыгодной.

После вступления России в ВТО к нам с европейских заводов хлынула дешевая крошка, которую наши потребители берут, конечно, охотнее. Скажем, если на российских заводах себестоимость 1 кг изделия около 10-12 рублей, то импортная крошка идет примерно по такой цене, или чуть выше.

“Ледяное дыхание ВТО» наши переработчики резины почувствовали еще в конце прошлого года, когда обрушился завоеванный рынок. Один из передовиков в этой сфере деятельности - Богородский завод по переработке РТИ - оказался на грани остановки. Предприятие действительно встало – пока, правда, только на ремонт, но сигнал очень тревожный, да и перспективы рынка неясны. Хотя они недавно приобрели немецкую технологическую линию, и есть определенные обязательства – груды скопившихся покрышек!

- Раньше у нас хорошо брали товар на юге России, в Ростовской области, - рассказал корреспонденту «МК в Нижнем Новгороде» гендиректор завода ООО «Нижегородский завод переработки резинотехнических изделий» Михаил Зубков, - для строительства, резиновая фракция в битум идет, и в различные покрытия, которыми оборудуются даже детские и спортивные площадки. А потом клиенты вдруг начали отказываться. Говорят, за такую цену нам заказ уже к порогу привезут. Потому что из Европы морем идет импортная продукция дешевле нашей уже на несколько рублей. В Европе существует утилизационный сбор, который закладывается в цену шин. И часть своей выручки продавцы покрышек отчисляют государству, она потом идет переработчику как дотация.

А наша продукция получается неконкурентоспособной. Мы же не можем ниже себестоимости резиновую крошку отдавать?

Надо или таможенные пошлины поднимать, или ввести дотации, или утилизационный сбор, - предложил Михаил Зубков. - Неплохо было бы, чтобы государство в зависимости от переработанных нами объемов или произведенной продукции возвращало бы нам некую сумму.

Снизить цену за счет инноваций

Более оптимистически настроены на другом, недавно заработавшем в Дзержинске, бизнес-инкубаторе, инновационном предприятии по переработке автомобильных шин "Амиго-Сервис", получившем областной грант на это дело. Здесь намерены создать замкнутый цикл переработки, преобразуя при этом газ в электроэнергию, и тем самым снизить себестоимость продукции. Такое производство станет первым в России.

- Действительно, ВТО поломало наш внутренний рынок, - согласен коммерческий директор предприятия Рустам Айзатуллин. – Но я выяснял, сколько сейчас на европейских заводах стоит резиновая крошка - она уже подорожала до 16-17 рублей за кг из-за девальвации рубля к евро. У нас есть шанс.

Мы пока запустили только механическую переработку старой резины, - говорит Айзатуллин, - сделали и удачно продали небольшую партию в конце прошлого года. Кстати, ликвидировали большую свалку на берегу Оки. Мы также приобрели машину для сбора, перевозки покрышек. Собираемся запустить переработку методом пиролиза, вместе с учеными из НГТУ продумываем индукционную печь для переплавки металлокорда - из шин ведь можно извлекать даже сталь в слитках. В планах поставить газогенератор для получения собственного электричества и «замкнуть» на себя образующееся в процессе топливо.

Что касается рынков сбыта, то, по словам Айзатуллина, перспективы сулит столичный рынок, поскольку там планируется оборудовать травмобезопасными покрытиями все сходы в метро (правда, надо еще побороться за этот кусок заказа), и предстоящий в 2018 году чемпионат мира по футболу. При обустройстве футбольных полей для просыпки потребуется очень много резиновой крошки. (И, кстати, руководство страны поручило использовать для арен инновационную продукцию.)

ЦИФРА В ТЕМУ

Около 50% промышленных отходов в Нижегородской области сегодня отправляется на переработку, которые потом или используются самими предприятиями, или продаются как вторсырье для производства другой продукции (по данным комитета по экологии ЗСНО).

- Заниматься этим бизнесом стало невыгодно! – категоричен руководитель другого перерабатывающего предприятия РТИ Евгений Котенков.

Рост цены импортной крошки за счет усиления евро он называет временным явлением и говорит, что на Западе найдут способ, как понизить продажную цену.

- Будут субсидировать свои предприятия еще больше, - предсказывает Котенков. - А куда им свою продукцию девать? Они понастроили в Европе заводов… (в Прибалтике, Португалии. – Авт.), повезут крошку к нам, будут демпинговать, вытеснять наше производство. Мы и так цену спускаем почти до себестоимости.

Если власти не предпримут неких действий, то скоро опять вся природа будет завалена отработавшей резиной, - с сожалением добавляет предприниматель. - Вот только-только удалось разгрести завалы, почистить овраги… как все опять вернется.

Котенков говорит, что на своем предприятии он сократил издержки и производство до оптимального. Держится на плаву за счет других направлений.

Кто гадит, тот и платит. Или не платит?

- Поднять таможенные пошлины на импортную крошку в рамках ВТО вряд ли удастся, - соглашается Евгений Котенков. – Надо, чтобы хотя бы вторсырье нам сдавали по нормальным ценам. Договоры на утилизацию заключают, а не везут и не платят, - возмущается Евгений. – Им легче, наверное, выкинуть в лес или куда-то еще. Сейчас нет никакого контроля за этим со стороны надзорных органов. Муниципалитет, область – кто это должен делать? Почему-то в Ярославской области, в Кировской эта работа налажена – все, кто имеет такие отходы, везут и платят за переработку. Почему у нас на самотек пущено?

- Крупные автопарки свои «колеса» по большей части цивилизованно сдают, - говорит Михаил Зубков.

А вот масса «мелких» предприятий, шиномонтажей, к примеру, в этой деятельности не отметились. Хотя забирают у своих клиентов бэушные шины по 50 рублей, но потом на переработку не сдают. Да и за негативное воздействие на окружающую среду не платят.

Контролировать эту деятельность должен Росприроднадзор. Муниципальный экоконтроль из этой вертикали убрали лет шесть назад.

Председатель МКУ «Комитет охраны окружающей среды и природных ресурсов Нижнего Новгорода» Лев Лаптев объясняет, все юрлица являются недропользователями, все должны платить за негативное воздействие, но по факту получается все не так.

- Все недропользователи должны быть описаны, включены в базы: какие виды отходов они производят, за каждый вид отходов отдельная плата; должны также заключить отдельный договор на утилизацию вторсырья или переработку своих отходов - какую сумму – это на договорных началах, - говорит Лаптев.

- Шиномонтаж, например, обязательно должен дать информацию, сколько они поменяли шин, столько отправили на переработку, соответственно им рассчитывают и определенную плату, - добавляет заместитель председателя МКУ Евгений Иванов, - и должно проверяться Росприроднадзором. Если не предоставлены документы, проверяют с выходом на местность. Если обязательства не выполнили – применяются повышающие коэффициенты для платы за негативное воздействие – до 25 раз.

До 2008 года в Нижнем Новгороде был муниципальный экоконтроль. Но потом из федерального законодательства его исключили, - продолжает Иванов. - Тогда мы знали всех своих клиентов, около 200 млн рублей собирали за год по тем временам, а сегодня в 4-5 раз меньше. Мы поддерживаем возвращение на уровень муниципалитета экологического контроля. Ну не в силах окружные чиновники - отдел, где трудится пять человек - проинспектировать всех природопользователей ПФО!

- А мы за год всех недропользователей обойдем, призовем к порядку, поставим на учет, - обещают городские чиновники.

Кстати, на комиссии по экологии гордумы заместитель начальника департамента Росприроднадзора по ПФО Ольга Корнеевец рассказала, что почти половина малых и средних предприятий не платят за негативное воздействие на окружающую среду (платят, в основном, крупные предприятия). И это только по той базе, которая есть у Росприроднадзора (по данным налоговиков, в Нижнем таковых юрлиц около 61 тысячи, а у Росприроднадзора в базе всего 19 тысяч). По мнению Корнеевец, взять неплательщиков под контроль можно только с помощью районных администраций.

Директор одного из шиномонтажей в центре Нижнего Новгорода Игорь говорит, что его клиенты забирают с собой снятые покрышки, «поэтому у нас и договора на утилизацию нет».

- Сбор «за негатив» мы тоже не платим, хотя я в курсе, что есть такой. Просто мы недавно этот бизнес взяли, - добавляет Игорь.- Вопрос еще и в цене: если они – переработчики - попросят 200 рублей с тонны – это приемлемо, а если 1300 рублей – то многовато уже. При этом у них еще и с вывозом проблемы, и не все шины берут. Сейчас ведь шины идут не только с тканевым наполнением, но и металлокорд, и шипы… Требуется глубокая переработка всех «колес».

Елена КОЛОСОВА, МК в Нижнем, фото: Олег Зайцев

Источник: МК в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.