Мелкий бизнес или мелкий бес?

31.03.2014
Просмотров: 1796

Насколько комфортно чувствует себя малое предпринимательство в Нижнем Новгороде.

Такое ощущение, что Нижний Новгород — особая зона, где не действуют громкие и донельзя демократичные заявления федеральных политиков. Согласно этим заявлениям, малый бизнес — одна из ключевых основ российской экономики, один из двигателей прогресса. И эту общественную прослойку, состоящую из наиболее активных граждан, власти готовы всячески поддерживать.

Это там, в идеальной России. Здесь же, в реальном Нижнем Новгороде, к мелкому бизнесу местные власти относятся как к мелкому бесу. Или, если хотите, как к дойной коровке, от которой можно в постоянном режиме получать денежное молоко и которую при желании легко зарезать. История предпринимателя (и, к слову сказать, известного в России вузовского преподавателя, пенсионерки и с недавних пор инвалида) Тамары Чернощековой — одно из многочисленных тому подтверждений.

Капитальный, но на время?

Яркая иллюстрация к рассказу о жесткой экономической действительности — уведомление, на котором стоит печать районного управления развития (!) предпринимательства. Мелкорозничные продавцы и их работодатели, знакомые с такими уведомлениями, вздрагивают от одного только воспоминания о скупом тексте: «Предлагаем Вам в добровольном порядке убрать киоск (павильон) до такого-то числа, так как Вы не имеете никаких правовых оснований на пользование занимаемого Вами участка. В противном случае Ваша торговая точка будет убрана силами администрации. Расходы будут производиться за Ваш счет».

Тамара Чернощекова выучила этот текст наизусть. У нее снесли три павильона в разных точках города. Остался у Тамары Михайловны только один павильон — возле дома № 9 по улице Радужной, который также объявили вне закона. Рассмотрим подробнее историю его создания.

В 2001 году городская администрация выделила нашей героине земельный участок площадью в 27,5 квадратных метров под установку временного торгового объекта, о чем свидетельствует соответствующее распоряжение.

Предпринимательница, не знавшая еще всех тонкостей строительной кухни, пришла к главному архитектору Нижегородского района Евгении Ногиновой. Та жестко указала на творческую мастерскую архитектора Валерия Ладыко, лишив заказчика возможности выбрать проектанта: перечить чиновнику, который должен потом все одобрить, было не с руки.

В результате получился проект павильона — опрятного, удобного для покупателей, но отнюдь не временного. Несмотря на явное нарушение муниципального распоряжения, главный районный архитектор этот проект утвердил.

— В том, что «Аврора» — не временное сооружение, моей вины нет, — утверждает Тамара Чернощекова.

В результате павильон был построен именно по этому проекту. В конце 2001 года его обследовала районная комиссия. В акте приема в эксплуатацию перечислены явно «капитальные» элементы: кирпичный фундамент, цоколь и крыша из бессер-блоков, стены из бессер-кирпича и прочее. То есть павильон жестко связан с землей, его перемещение без существенного разрушения невозможно. Акт комиссии был утвержден главой администрации Нижегородского района.

Позже у «Авроры» появился техпаспорт, выданный БТИ — в нем павильон обозначен как здание категории «А». Проще говоря, именно как капительный объект, а не как «времянка».

Таким образом, и по факту, и юридически минимаркет «Аврора» является частной капитальной недвижимостью, которая, согласно Конституции РФ, охраняется законом и неприкосновенна.

Однако городские власти по-прежнему считают павильон временным объектом. Их такая ситуация устраивает. Не устраивает она только тех бизнесменов (а таковых не один и не два), чьи капительные объекты проходят как «времянки». Эти люди живут как на вулкане: в этом месяце тебе продлили аренду, а в следующем к твоему павильону запросто могут подогнать бульдозер. И никого уже не будет интересовать, что ты не торгуешь спиртным, содержишь территорию в чистоте и так далее. Может быть, именно это подразумевается под «созданием комфортной среды для развития малого бизнеса»?

Короткоживущие документы

Еще в период строительства «Авроры», в августе 2001 года, Тамаре Михайловне пришлось выкупить право аренды земельного участка. То же самое произошло в 2002 году: без таких дополнительных взносов арендные договоры с предпринимателями не заключали. Эти выкупы были введены соответствующим распоряжением муниципалитета. Впоследствии по решению суда они были отменены как не соответствующие законодательству.

В октябре 2001 года муниципалитет заключил с предпринимательницей договор аренды.

— У меня есть вопросы по поводу законности этого договора, — отмечает Тамара Чернощекова. — Во-первых, он был заключен всего на два месяца, а сооружение явно не временное. Во-вторых, городская администрация потребовала провести госрегистрацию участка, что является незаконным, так как договор заключен на срок менее года.

Стоит отметить, что и в этом, и в последующих договорах значилось, что документ перестает действовать с момента подписания акта приема-передачи участка и соглашения о расторжении договора. Именно с этой даты начисление арендной платы должно быть прекращено. Если же арендатор не пожелает подписывать акт и соглашение, дата расторжения устанавливается в судебном порядке.

Расторгнув первый договор по всем правилам, 24 июня 2002 года администрация заключила второй — на шесть месяцев. В январе 2003-го, по истечении данного срока, муниципалитет предложил Чернощековой заключить новый договор аренды. Предпринимательница собрала и отправила необходимые бумаги… Но вместо привычного документа пришло уведомление о новой ставке арендной платы на 2003 год, в котором была приписка: считать данное уведомление частью договора от 24 июня 2002 года.

— Описанная ситуация продолжалась пять лет, — рассказывает Тамара Михайловна, — то есть до 2007 года включительно. Она, видимо, устраивала арендодателя, позволяла держать меня на коротком поводке.

В октябре 2005 года Тамара Михайловна лично обратилась в администрацию Нижегородского района с заявлением о продлении договора. Там ей сообщили о том, что выкуп права аренды отменен и вместо него по решению мэра города приказом главы Нижнего Новгорода № 169 введен обязательный взнос на развитие инфраструктуры города. Без него договор на пользование землей не продлевали.

Делать дополнительный взнос в городскую казну Чернощекова, в отличие от многих предпринимателей, отказалась наотрез, так как с нее потребовали сбор не только за текущий год, но и за два предыдущих. Тамара Михайловна обратилась в прокуратуру Нижегородского района с просьбой освободить ее от таких обременений и получила ответ: «Данный расчет задолженности по инвестиционным вкладам является незаконным. В связи с этим в адрес главы администрации Нижегородского района подготовлено предостережение».

Городской бюджет, таким образом, лишился дополнительного источника дохода, потому что вскоре приказ № 169 был отменен.

— Мой поступок был шоковым для власти, — говорит Тамара Михайловна, — и последствия не заставили себя ждать. Через месяц из муниципалитета я получила уведомление, в котором сообщалось об отказе городской администрации от договора, и он был объявлен прекращенным с 13.03.2006 года. Через полгода пришло такое же уведомление, согласно которому договор считался прекращенным с 26.01.2007 года, то есть почти через год после первого прекращения. Эта чиновничья казуистика продолжилась и далее.

В 2008 году Тамара Михайловна получила более чем странное уведомление от мингосимущества: за аренду платить по-прежнему надо, но старый договор якобы прекращен (на каком, спрашивается, основании, если расторжения не было?), при этом «данное уведомление является частью договора».

Возникает вопрос: как новый документ может быть частью прекращенного договора?

Как пытались прекратить действие договора

Чтобы уточнить статус спорного документа, Тамара Михайловна обратилась в региональный парламент. В мае прошлого года Государственно-правовое управление областного законодательного собрания дало анализ данной ситуации.

Вывод представителей областного парламента: договор от 24 июня 2002 года «считается продленным на неопределенный срок и действительным до его прекращения в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом». Позже это подтвердило управление антимонопольной службы по Нижегородской области, ответив на письмо нашей героини.

При этом аналитики заксобрания посоветовали Чернощековой обратиться в региональное мингосимущество, дабы заключить новый договор и соблюсти «юридическую чистоту сделки».

Вняв совету, Тамара Михайловна пишет заявку в мингосимущество — предоставить ей кусок земли под «Авророй» в аренду сроком на пять лет. Эта заявка была рассмотрена 29 августа 2013 года на межведомственной комиссии по вопросам предоставления земельных участков: предпринимательнице отказали не только в продлении договора аренды, но и в сохранении (размещении) ее павильона. Официальная причина — разработка проекта планировки и межевания территории, которого на тот момент не было и нет, по словам нашей героини, до сих пор.

Не согласившись с этим решением, Чернощекова обратилась за выпиской из протокола заседания комиссии. Выяснилось, что в протоколе зафиксированы весьма любопытные фрагменты обсуждения:

«Обращения арендатора в Законо­дательное собрание с жалобами на исполнительные органы госвласти и органы местного самоуправления. Обращения от жителей на незаконную реализацию алкогольной продукции».

Тамара Михайловна не скрывает, что жаловалась на действия властей. Понятно, что властям это пришлось не по душе. Но с каких, извините, пор жалобы на чиновников стали причиной отказа в предоставлении участка? Что же касается продажи алкоголя — нашей героине очень хотелось бы знать, какие доказательства этому имеются и почему с этими обращениями жителей не ознакомили ее, хозяйку павильона, способную принять действенные меры.

И вот после того, как нашу героиню известили, что договор у нее якобы прекращен, а нового чиновники заключать не хотят, ей приходит уведомление из мингосимущества о необходимости вносить арендную плату в 2014 году, из чего следует, что областные чиновники пренебрегли анализом Государственно-правового управления ОЗС, с которым были ознакомлены.

Любопытны еще два ответа от представителей властных структур. Юридическое управление городской думы написало Чернощековой, что вопросы предоставления земельного участка и аренды находятся исключительно в компетенции мингосимущества — туда, дескать, и обращайтесь. Однако данный ответ не совсем соответствует реальной ситуации, сложившейся сегодня в Нижнем Новгороде. Дело в том, что власть заключает арендные договоры только с теми предпринимателями, торговые точки которых попали в схему размещения «нестационаров», а разрабатывает эту схему как раз муниципалитет. Данная система, как принято выражаться, потенциально взяткоемка, но, увы, она имеет место быть.

Еще один «интересный» ответ — от и.о. областного министра госимущества Олега Алешина. В нем сообщается, что участком под «Авророй» распоряжаются «представители собственников помещений в многоквартирном доме». Но на каком, спрашивается, основании, если проекта межевания на данную территорию до сих пор нет (или есть, но хозяйку павильона с ним не ознакомили)? И — главное — почему региональное мингосимущество требует от Чернощековой арендную плату, если участок принадлежит жителям?

— Таким образом, в настоящее время на мое заявление о продлении договора аренды я имею несколько незаконных ответов, «объясняющих» отказ в просьбе, — сокрушается Тамара Михайловна. — Они поражают воображение любого здравомыслящего человека своим цинизмом. Чиновников не останавливает ни возраст, ни здоровье, ни прошлые услуги заявителя. Оправдывая творимое ими беззаконие, они бросаются во все тяжкие с полной уверенностью в своей безнаказанности.

Не пора ли властям, в конце концов, соблюсти ту самую «юридическую чистоту», о которой написали представители областного парламента?

P.S. Тамара Чернощекова просит нового прокурора Нижегородской области Оолега Понасенко считать данную публикацию ее официальным обращением к нему лично.

Источник: Новая газета в Нижнем Новгороде

Георгий Степанычев, Новая газета в Нижнем Новгороде

Источник: Новая газета в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.