Сколько стоит кВт/ч

21.04.2014
Просмотров: 2805

Круглый стол “Реальная экономика. Факторы сдерживания. Пути решения" прошел в Нижнем Новгороде.

Круглый стол “Реальная экономика. Факторы сдерживания. Пути решения", организованный региональным отделением Общероссийского народного фронта, провел вице-президент РСПП, сопредседатель НРО ОНФ, председатель совета директоров ОАО “Русполимет" Виктор КЛОЧАЙ.

Первым пунктом повестки круглого стола был самый острый на сегодня вопрос о тарифной политике в Нижегородской области. Докладчик — генеральный директор ОАО “Волга" Константин МАЛЫШЕВ сообщил, что доля энергетики в себестоимости продукции предприятия превышает 45%. За 5 лет сумма платежей за электроэнергию возросла в два раза. Хорошо хоть то, что теперь стали платить не за заявленную мощность, а по факту ее потребления. Единственный путь сокращения энергозатрат — переход на собственную генерацию.

Но для общества это палка о двух концах. Во-первых, отвлечет на какое-то время от наращивания темпов выпуска продукции, а во-вторых, увеличит нагрузку перекрестного субсидирования на те предприятия, которым не по карману обзавестись собственной генерацией.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Нижегородской области Павел СОЛОДКИЙ предложил дать право МРСК заниматься сбытовой деятельностью. Тогда, по его мнению, рост тарифов в Нижегородской области прекратится. Вопрос очень спорный. МРСК сама горазда за счет RAB-регулирования серьезно влиять на рост тарифов, включая в них помимо фактических затрат еще и инвестиционные.

Было еще одно предложение — сделать российский киловатт-час котировочным и привести его как биржевой товар к среднеевропейской цене. Хотя в принципе он у нас должен быть самым дешевым и конкурентоспособным, ведь в Европе электроэнергию практически делать не из чего. Здесь ветряные мельницы против залежей углеводородов в России.

Вопрос о стоимости кВт/ч “висит" уже 20 лет. По словам генерального директора НАПП Валерия ЦЫБАНЕВА, в США его цена в 2 раза ниже, чем у нас, на порядок ниже она и в Европе. Как такое могло произойти? Похоже, цена киловатт-часа тайна, ускользающая не только от потребителей, но и от самих энергетиков. В отдельных регионах России она может различаться в разы.

До МРСК заняться решением этой проблемы собиралась государственная компания “Интер РАО ЕЭС", в совет директоров которой входил тогдашний зампред правительства РФ Игорь СЕЧИН. Она образовалась в ходе реформы энергохолдинга, но выделилась из него одной из последних, начав торговаться на биржевом рынке с 2008 года. Изначально была ориентирована на генерирующие активы. Компания, задумывавшаяся как экспортный оператор, к 2011 году уже владела электростанциями с суммарной установленной мощностью 28 ГВт и выступала контролирующим акционером ОГК-1, ОГК-3, ТГК-11 и пяти энергосбытовых компаний, включая “Мосэнергосбыт".

Среди сбытовых компаний к тому времени было наибольшее количество различных коррупционных скандалов, они признавались неэффективными, деньги там пропадали. И чтобы навести порядок в этом секторе, для крупной генерирующей компании приобретались также и сбытовые активы. Такова была логика властей.

— Идея объединения генерирующих и сбытовых активов на базе Интер РАО, действительно, принадлежала больше И. Сечину, — комментирует финансовый аналитик Константин ПЕЧНИКОВ. — Было принято решение консолидировать их через компанию “Роснефтегаз", которая стала заметным акционером в “Интер РАО". На сегодня Нефтегазом куплено уже около 27% пакета генерирующей компании. Среди крупных акционеров “Интер РАО" находится также “ФСК ЕЭС", магистральные сети, у которых 18% пакета акций.

Согласно своему названию “Интер РАО" уже много лет продает электроэнергию за рубеж. У компании есть активы по выработке и продаже электроэнергии в таких странах как Грузия, Армения, Казахстан, Молдавия. Она заметный игрок в тех регионах. Оттуда, как было изначально задумано, следовало в дальнейшем продавать электроэнергию в дальнее зарубежье.

Но возникло большое препятствие. Дело в том, что “Интер РАО", как это видно за последние несколько лет по финансовой отчетности, нельзя назвать эффективной компанией. Она никак не может выйти из чистого убытка. И у нее есть проблема рентабельности основного бизнеса. Конечно, на балансе “Интер РАО" находятся очень большие пакеты акций многих генерирующих компаний. Но в связи с тем, что рынок акций очень сильно падает, а электроэнергетика стремится вниз на фондовом рынке опережающими темпами, переоценка этих акций идет большой волной и оказывает сильное влияние на финансовый результат “Интер РАО".

Но это только одна сторона медали. Компания уже не первый год фиксирует чистый убыток, и он складывается не только за счет отрицательной переоценки акций дочерних структур. У компании есть чистый убыток от операционной деятельности. Она не получает прибыль от генерации и продажи собственной электроэнергии. И основная причина этого — неэффективность.

Было бы неправильным считать такое определение следствием каких-то внешних факторов. На рынке сейчас в этом же сегменте есть эффективные представители. Это, к примеру, Enel, E.On — зарубежные концерны, которые купили российские генерирующие активы, и сейчас являются очень хорошими, прибыльными. У них положительная рентабельность, высокие дивиденды. Обе компании, а это бывшие ОГК-4 и ОГК-5 — завершили инвестпрограмму достаточно успешно.

Почему неэффективной до сих пор остается “Интер РАО"? Проблема, наверное, в тех самых сбытах, которые приобретались ей как компании не очень прозрачные.

Приведенный экспертом К. Печниковым пример озадачивает? Не ожидает ли та же участь МРСК после обретения ими сбытовых функций или даже после того, как сбыты волей реформаторов вдруг станут дочерними структурами предприятий энерготранспорта и будут находиться под их контролем. Правда, как говорит эксперт Валерий АНКУДИНОВ, предложение разрешить МРСК заниматься сбытовой деятельностью противоречит антимонопольному законодательству и самой сути реформы РАО “ЕЭС России", разделившей отрасль на виды деятельности. На монопольные, которые должны жестко регулироваться по тарифам (МРСК) и рыночные, работающие в условиях конкуренции (генерация, сбыт).

Есть и другие опасения. После выхода федерального закона об энергосбережении и повышении энергоэффективности среди энергетиков пошла молва, что истинная цель этого закона в том, чтобы сэкономленную в России электроэнергию, в том числе и за счет введения социальной нормы, гнать за рубеж за валюту.

— Идея продажи электроэнергии за валюту была неплохая, — считает К. Печников. — По России себестоимость электроэнергии выглядела заметно ниже, чем, скажем, в Европе. Но компании генерации и особенно сбытовые сумели сделать все, чтобы через так называемые инвестиционные программы научиться выводить капитал и делать хорошие прибыльные структуры убыточными.

Изначально, когда была низкая себестоимость, идея продавать энергию за рубеж выглядела привлекательной. Еще бы! Появится дополнительный источник пополнения бюджетных средств. А спустя несколько лет оказалось, что себестоимость электроэнергии у нас стала выше всякого спроса, российский кВт/ч оказался просто неконкурентоспособным. “Интер РАО" планировала, что будет экспортировать большую часть электроэнергии за рубеж, ставила перед собой задачу войти в число генерирующих компаний мирового уровня, которые продают электроэнергию не только на отечественных, но и на внешних рынках.

Конечно, все эти идеи сейчас заглохли. И “Интер РАО", которая три года назад настойчиво скупала активы сбытовых и генерирующих компаний, приостановила такую деятельность. И теперь говорить об эффективной продаже электроэнергии за рубеж нет никакого смысла.

Вывод сбытовыми компаниями денег через инвестиционные программы, которые оказывались слишком большими, стал высокодоходным финансовым инструментом. Если посмотреть на объем инвестиционной программы даже самой “Интер РАО", то становится понятно, что большая ее часть направлена не на эффективность.

Как может крупная структура с огромными генерирующими активами и собственными сбытовыми компаниями, быть в чистом операционном убытке на фоне других игроков на том же рынке, имеющих хорошую прибыль? Разве, что если включать в себестоимость дополнительные статьи, не имеющие никакого отношения к бизнесу.

А уровень итальянской и немецкой компаний, работающих в генерации, подтверждается раз от разу. В связи со стагнацией в экономике, девальвацией рубля, оттоком капитала и событиями, связанными с Украиной, российской фондовый рынок упал глубже, чем другие развивающиеся рынки, отмечает эксперт Александр КРУТИКОВ. Индекс электроэнергетики ушел вниз на 11%. Акции ФСК ЕЭС потеряли 15%, “Российские сети" 32%, “Интер РАО" — 20%. В зеленой зоне оказались лишь акции немецкой “E.On", прибавившие 3,5%. Дивиденды этой компании доходят до 100% чистой прибыли.

Наверное, в МРСК “Центра и Приволжья" уже есть прецеденты доступа к сбыту электроэнергии. Надо бы посмотреть, как у них будет получаться со снижением тарифов. Сегодня нижегородский рынок электроэнергии сильно перегрет. Пузырь надувается за счет непомерных инвестиционных программ в нерегулируемой зоне киловатт-часа. Не говоря уже о ТСО, вносящих немалую лепту в котловой тариф (“Курс Н" № 11, 2014)

Источник: газента "Курс-Н" №14 от 18.04.2014

Владимир ЦВЕТКОВ, Курс-Н, фото: Курс-Н

Источник: Курс Н, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.