Захар Прилепин. Новый роман «Обитель»

12.05.2014
Просмотров: 2728

Стал известен лонг-лист крупнейшей российской литературной премии «Большая книга». В список из 29 произведений (всего на соискание премии поступило более 350 работ) вошли книги как начинающих авторов, так и уже известных писателей.

Стал известен лонг-лист крупнейшей российской литературной премии «Большая книга». В список из 29 произведений (всего на соискание премии поступило более 350 работ) вошли книги как начинающих авторов, так и уже известных писателей.

Среди основных претендентов в этом году на премию «Большой книги» — нижегородский писатель Захар Прилепин с новым романом «Обитель», а также Юрий Арабов («Столкновение с бабочкой»), Владимир Сорокин («Теллурия»), Андрей Иванов («Харбинские мотыльки»), Юрий Буйда («Яд и мед»).

Среди работ, вышедших из-под пера представительниц прекрасного пола, компанию книгам маститых авторов в «длинном списке» составили такие работы, как «Время секонд хэнд» Светланы Алексиевич, «Ключ. Последняя Москва» Натальи Громовой, «Пансионат» Яны Дубинянской, «Цвингер» Елены Костюкович.

Также стоит отметить, что на соискание премии номинировано несколько рукописей, среди которых воспоминания колумбийского старообрядца «Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева».

Финалисты премии будут объявлены в мае, а имена победителей станут известны в конце ноября. Лауреат первой степени получит 3 млн рублей, второй — 1,5 млн, третьей — 1 млн рублей.

По словам председателя Совета экспертов премии Михаила Бутова, в этом году «лонг-лист» оказался короче, чем обычно, хотя на премию было подано рекордное количество рукописей и книг.

«Количество произведений растет, — отметил Бутов. — В этом году совет экспертов несколько обозлился и не стал делать никаких скидок никому. Так что в список вошли только те произведения, которые членам совета экспертов действительно было интересно читать. И некоторые известные авторы, которые могли бы попасть в длинный список в другой год, на сей раз остались за кадром».

По словам Михаила Бутова, в этом году отбор произведений для «шорт-листа», который по традиции объявят в конце мая, будет очень сложным: в «длинном списке» — очень сильные произведения. Есть ли среди книг-претендентов какое-то очевидное открытие в этом году? Бутов предложил считать таковым «Обитель» Захара Прилепина: «В этом произведении Прилепин перешел на некий новый уровень. Таким мы его еще не знали», — отмечает он.

Ещё о романе

Дмитрий Быков, писатель, поэт, публицист:

Роман Захара Прилепина читается как абсолютно сегодняшняя хроника. Хроника загнанного сознания и очень актуальна мысль, которая главная в этом романе, по-моему. Сейчас нельзя быть просто человеком, сейчас надо быть или безумцем, или полубогом, потому что человека раздавят, растопчут, превратят в подобие какое-то. В гусеницу. Там замечательный лейтмотив.

Лев Пирогов, критик:

Один мой знакомый (кстати, однокашник Прилепина по университету) однажды сказал: «Настоящий русский роман — это где герои постоянно говорят — и говорят только о самом главном». Прилепин написал этот роман ну точно по его рецепту.

Его персонажи постоянно говорят. И в разговорах с лёгкостью охотно сбиваются на самое главное. И это не раздражает. Не выглядит комично и нарочито. Мощный, прямо-таки неожиданный, какой-то лев-толстовский по силе изобразительный талант автора с лихвой, с запасом крест-накрест перекрывает условности композиционной конструкции.

Прилепин заставляет вспомнить, в чём заключается мастерство художника слова. Это не когда приятно сделали тебе. Это когда тебя заставили поверить. Бах — и ты уже на полу лежишь. А как падал — не помнишь. Вот это и называется «художественная убедительность».

У сегодняшней публики в моде изящные легковесы, которые танцуют вокруг читателя на тонких ножках, осыпая его частыми, как клевки птицы, ударчиками, — зарабатывают очки. «Больше, больше метафор на страницу! Пилите, Шура, пилите!..»

То ли бокс, то ли муравьиное обнюхивание.

А Прилепин — тот садит с дальней дистанции. Выцеливает. Бьёт редко, но с такой силой, что хочется прилечь, — и чтобы больше не трогали…

Галина Юзефович, журналист:

Новый роман Прилепина «Обитель» с большим запасом компенсирует все выданные ему ранее авансы без малейших сомнений и перемещая его в главные писатели современности, куда-то ошую от Водолазкина, одесную от Шишкина… И дело тут совершенно не в политических взглядах и не в брутальной маскулинности, а в вещах сугубо практических, простых и измеримых — литературной одаренности и масштабе личности.

Конечно, при желании в «Обители» можно уловить отзвуки актуальности — особенно в этом смысле интересна поголовная увлеченность зэков харизматичным, могущественным и загадочными начальником лагеря Эйхманисом, аналогом бога на земле и воплощением самого эйдоса власти — притягательной и пугающей одновременно. Однако к чести Прилепина следует признать, что писался роман очевидно не для этого. «Обитель» актуальна примерно в том же смысле, что и «Лавр» Евгения Водолазкина — как книга на все (ну, или по крайней мере, на очень разные) времена. Этим романом Прилепин выписывает себе своеобразную вольную — после «Обители» ему, пожалуй, можно и дальше делать то, что он делает, и говорить то, что говорит. Нравится нам это или нет — уже неважно. По-настоящем большой писатель имеет право быть таким, каким хочет.

Источник: Новая газета в Нижнем Новгороде


Источник: Новая газета в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.