Чем грозят санкции против энергокомплекса России?

19.05.2014
Просмотров: 1756

Утверждение, что экономическая изоляция может разрушить зависимую от экспорта энергоносителей экономику России, остается справедливым. Но актуальными сразу становятся вопросы: какие потери понесет другая сторона и насколько реален такой поворот событий?

Утверждение, что экономическая изоляция может разрушить зависимую от экспорта энергоносителей экономику России, остается справедливым. Но актуальными сразу становятся вопросы: какие потери понесет другая сторона и насколько реален такой поворот событий?

Даже при самом близком рассмотрении бросается в глаза обоюдная острота потенциально возможных торговых ограничений. Европейская экономика закрывает российским газом около 30% своих нужд. Отказавшись от него, она вынуждена будет искать нового поставщика. Кто им может стать?

Во время своего турне по Европе Барак Обама озвучил готовность США поспособствовать снижению энергетической зависимости Европы от российского газа. Действительно, сланцевая революция в последние годы значительно изменила внутренний газовый рынок США. Страна перешла на полное самообеспечение и еще обладает потенциалом для наращивания экспорта. Однако тут необходимо будет преодолеть целый ряд проблем. Прежде всего, отсутствие логистической инфраструктуры. Строительство заводов по сжижению природного газа — дело далеко не одного дня, в лучшем случае, как минимум, нескольких лет.

Политикам, обещающим газ Европе, придется также столкнуться и с серьезными проблемами экономического характера. Цены на газ, который получают клиенты Газпрома, в полтора раза ниже тех, которые платят за сжиженный природный газ покупатели в Азии. С трудом можно представить, что частные корпорации в США откажутся от прибыли ради политических игр. Следовательно, Европе придется конкурировать по цене с Азией, а это в любом случае обернется снижением конкурентоспособности европейской экономики.

Отказ Европы от покупки газа будет для России весьма значительным потрясением, но не смертельным. В структуре экспорта природный газ в 2013 году занимал 14%. И если для россиян полное изъятие этой статьи дохода обернется девальвацией национальной валюты, умеренной инфляцией и снижением объема потребления импортных товаров, то для Европы это грозит энергетическим коллапсом и снижением конкурентоспособности.

Куда большей проблемой может стать устранение из экспорта статьи доходов, связанной с продажей нефти и нефтепродуктов, на долю которых приходится около 54% экспорта. Однако манипулировать рынком нефти — задача непростая. Российская Федерация поставляет на мировой рынок около 5 млн баррелей в сутки сырой нефти и 2 млн баррелей нефтепродуктов. Заменить их полностью не удастся. Свободные производственные мощности сейчас есть только у Саудовской Аравии и составляют около трех миллионов баррелей. В случае введения ограничений возникнет дефицит с последующим ростом цен. И если даже сейчас, при относительно невысоких угрозах санкций, баррель Brent котируется на уровне 110 долларов, то с уходом России с рынка верхний потолок 120, за которым начинается негативное воздействие на мировую экономику, легко может быть преодолен. Высокие цены на нефть могут спровоцировать замедление всей мировой экономики.

И все-таки, какие результаты можно получить, если попробовать смоделировать ситуацию, в которой санкции одномоментно закрыли для России возможность экспорта и нефти, и газа?

Последствия действительно могут носить разрушающий характер. Дефицит бюджета стремительно начнет расти и может достигнуть 50%, дефицит платежного баланса возрастет до 250 млрд долларов. Соответственно рубль попадет под колоссальное давление, и произойдет его масштабная девальвация. После этого импорт устремится к минимуму. Все это будет сопровождаться высоким уровнем инфляции, падением реальных доходов населения и качества жизни. Далее по цепочке может последовать рост социальной напряженности. И куда это выведет страну с населением в 143 миллиона человек? Европа рискует получить рядом со своими границами очаг значительной социальной напряженности.

Если подвести итоги, то последствия санкций, ограничивающих экспорт российских энергоносителей, для обеих сторон будут выглядеть так. Для Европы это угроза энергетического коллапса и значительное снижение конкурентоспособности плюс потеря большого и важного рынка сбыта. Для России — реальная угроза полного разрушения существующей экономической модели с возможностью социального взрыва.

Однако тут встают вполне логичные вопросы. А ради чего Европе на это идти? Ради возможности расширения НАТО на Восток? Ради борьбы за интересы украинского народа? Риторика санкций сейчас в гораздо большей степени выглядит как инструмент политического давления, причем почти единственного в арсенале тех, кто этим пользуется.

Пока эти сценарии выглядят не очень реалистичными. А вот другая угроза — выдавливание России с рынка капиталов западных стран — может оказаться куда более серьезной. Но это уже тема другого разговора. В любом случае украинский кризис в очередной раз вскрыл необходимость устранения моноструктурности экономики России. Использование «непобедимой трубы» во внешней политике рано или поздно может поставить страну перед неразрешимыми экономическими вызовами.

Источник: Биржа № 17 от 13 Мая 2014

Валерий Полховский, Биржа, фото: архив газеты "Биржа"

Источник: Биржа, газета
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.